Чем психология отличается от психотерапии тем что

Автор

Существуют различные виды психологической помощи. Одним из самых распространенных является психологическое консультирование. Психологичекое консультирование проводится в виде беседы клиента и квалифицированного психолога. Беседа проходит в комфортных условиях и с соблюдением конфиденциальности. В ходе беседы клиент обрисовывает свою проблему. Психолог на основании услышанного и наблюдений за клиентом дает советы и рекомендации, которые должны помочь решению проблемы. Таким образом, психологическое консльтирование подразумевает активную роль клиента, который должен будет применить советы и рекомендации для решения проблемы. Это упрощенное объяснение сути консультации психолога. На практике все может происходить несколько иначе. Во-первых, человек, обратившийся за психологической помощью , не всегда ясно осознает свою проблему, или осознает только одну ее часть. Поэтому в ходе беседы специалист должен обстоятельно прояснить суть проблемы как для себя, так и для клиента. Очень часто бывает так, что клиент видит лишь «вершину айсберга», и психологу приходится вскрывать более глубокие проблемы. В таком случае психологическое консультирование не ограничивается только одной встречей клиента и специалиста.

Когда проблема обозначена, психолог дает необходимые рекомендации, которые основываются на характере проблемы и особенностях личности клиента. Но в том случае, когда специалист видит, что его клиент не сможет самостоятельно воспользоваться советами и рекомендациями, так как не умеет владеть своими эмоциями, психолог подключает другие виды психологической помощи, в частности психотерапию. Это необходимо и в случае эмоциональных отклонений, которые могут присутствовать у клиента в результате длительных негативных воздействий, неудач и разочарований. Психотерапия подразумевает определенное воздействие психолога на клиента, использование различных психотерапевтических техник для изменения его состояния. Таким образом, психотерапия — это большая аткивность со стороны психолога и меньшая — со стороны клиента. Чтобы психотерапевтическое лечение состоялось, необходимо личное общение психолога и клиента. А когда проводится психологическое консультирование, предполагается, что клиент будет действовать самостоятельно, используя полуенные от специалиста рекомендации и советы.

Важно также отметить, что диагности при психотерапии играет более важную роль, чем при консультировании. Диагностика при психологическом консультировании проводится только на основе наблюдений психолога за клиентом, а при псхотерапии могут применятся и другие методы диагностики.

В автомобиле используется множество технологических жидкостей. Все они периодически требуют замены. При покупке охлаждающей жидкости многих беспокоит вопрос, чем красный антифриз отличается от зеленого. В сегодняшней .

Развитие животноводства вызывает необходимость увеличения количества кормов для скота. По статистическим данным, для этих нужд расходуется около половины всего среднегодового сбора зерновых. При этом из общей массы 15.

Всех представителей семейства кошачьих можно назвать по-своему милыми и обаятельными. Люди восторгаются своими домашними питомцами вне зависимости от того, как те выглядят, даже если некоторые из них не могут похваста.

Мы привыкли считать, что у собак отличный нюх, а у кошек острое зрение. Это общеизвестное мнение, которое вполне соответствует действительности и даже подтверждается учеными. И все же считать, что кошки видят просто л.

Всего каких-то 15-20 лет назад все трудности с выбором обоев сводились к расцветке и плотности бумаги, используемой для их изготовления. В настоящее время все гораздо сложнее: теперь обои нельзя назвать просто рулоном.

Электрические пилы являются незаменимыми во многих рабочих ситуациях. Например, если работы осуществляются в замкнутом пространстве (дом, завод и пр.). Даже на садовом участке она будет очень кстати, но при условии, ч.

Большой выбор различных типов фундаментов, выполненных по разным методикам, позволяют подобрать максимально подходящий вариант не только относительно грунта, но и исходя из проекта дома.

Огромный выбор, который сейчас представляет строительный рынок, заставляет задуматься. Такое разнообразие технологий и материалов, что порой бывает непросто на чем-то остановиться. Это очень хорошо прослеживается на п.

Невозможно осознать высоты нравственного смысла, который содержит Новый Завет, если рассматривать его в отрыве от Ветхого Завета. Только вчитываясь в него, страница за страницей, можно понять, какой долгий и сложный п.

Какое разнообразие чаев существует в мире! Белый чай, желтый, красный, зеленый, бирюзовый, черный – настоящая радуга! Другому популярному напитку повезло меньше. У кофе есть только две разновидности: арабика и р.

Наша школа отличается от других направлений в психологии и психотерапии тем, что она:

— рассматривает человека и его жизнь с точки зрения полного развития у него всех способностей, данных от природы человеческому существу;

— диагностирует любые социально-психологические проблемы, а также физические болезни человека с точки зрения нарушений развития у него каких-либо способностей;

— объединяет и классифицирует все методы психотерапевтической помощи и коррекции с точки зрения восстановления и развития у человека всех потенциальных способностей, свойственных человеческому существу;

— предлагает философское обоснование интегрального подхода к человеку и миру.

Таким образом, интегральная психотерапия нужна тому, кто имеет намерение решить свои проблемы и избавиться от болезней путем развития всех своих способностей, которые даны от природы любому человеческому существу.

Фраза «способности, которые даны от природы любому человеческому существу», употребляется здесь специально, чтобы подчеркнуть, что любой человек, независимо от пола, возраста и здоровья имеет равные с остальными людьми потенциальные способности.

Безусловно, для развития этих способностей разным людям требуется приложить различные усилия, но при достаточном терпении и твердом намерении эти способности достижимы для всех человеческих существ. Более того, те люди, которые по любым причинам отказываются от полного развития своей человеческой природы, способствуют тем самым возникновению и накоплению в своей жизни различных проблем, лишающих их возможности быть счастливыми и здоровыми.

Интегральная психотерапия показала свою эффективность при:

• стрессовых ситуациях, хронической усталости, раздражительности;

• реактивных состояниях после психологических и физических травм;

• психологических проблемах взаимоотношений и общения;

• проблемах принятия решений;

• проблемах зависимостей (игровой, пищевой, алкогольной, наркотической, никотиновой и других);

• депрессивных состояниях и апатии;

• фобиях, страхах и неуверенности в себе;

• проблемах обучения и работы;

• соматических заболеваниях (болезни внутренних органов, нервной, эндокринной и иммунной систем, имеющие психосоматическую природу);

• осложнениях после травм и операций.

Мы считаем, что человеку по силам решить любые свои проблемы, но сделать это он может только самостоятельно, научившись правильно использовать свои психологические способности. Поэтому в нашей Школе мы предлагаем не лечиться, а учиться, восстанавливать и развивать свои способности, вернуть себе веру в собственные силы.

Есть разные виды психической помощи. Одним из часто встречающихся является психологическое консультирование. Психологичекое консультирование проводится в виде беседы клиента и квалифицированного психолога. Беседа проходит в комфортабельных критериях и с соблюдением конфиденциальности. В процессе беседы клиент обрисовывает свою делему. Психолог на основании услышанного и наблюдений за клиентом дает советы и советы, которые должны посодействовать решению трудности. Таким макаром, психологическое консльтирование предполагает активную роль клиента, который должен будет применить советы и советы для решения трудности. Это облегченное разъяснение сущности консультации психолога. На практике все может происходить чуть по другому. Во-1-х, человек, обратившийся за психической помощью, не всегда ясно понимает свою делему, либо понимает только одну ее часть. Потому в процессе беседы спец должен серьезно прояснить сущность трудности как себе, так и для клиента. Очень нередко случается так, что клиент лицезреет только «верхушку айсберга», и психологу приходится вскрывать более глубочайшие трудности. В таком случае психологическое консультирование не ограничивается только одной встречей клиента и спеца.

Когда неувязка обозначена, психолог дает нужные советы, которые основываются на нраве трудности и особенностях личности клиента. Но в этом случае, когда спец лицезреет, что его клиент не сумеет без помощи других пользоваться советами и советами, потому что не умеет обладать своими чувствами, психолог подключает другие виды психической помощи, а именно психотерапию. Это нужно и в случае чувственных отклонений, которые могут находиться у клиента в итоге долгих негативных воздействий, неудач и разочарований. Психотерапия предполагает определенное воздействие психолога на клиента, внедрение разных психотерапевтических техник для конфигурации его состояния. Таким макаром, психотерапия — это большая аткивность со стороны психолога и наименьшая — со стороны клиента. Чтоб психотерапевтическое исцеление состоялось, нужно личное общение психолога и клиента. А когда проводится психологическое консультирование, подразумевается, что клиент будет действовать без помощи других, используя полуенные от спеца советы и советы.

Принципиально также отметить, что диагности при психотерапии играет более важную роль, чем при консультировании. Диагностика при психическом консультировании проводится лишь на базе наблюдений психолога за клиентом, а при псхотерапии могут применятся и другие способы диагностики.

Притча о двух учителях
скачать видео

Вначале — ошибочные, хотя и распространенные точки зрения. Неверно считать, что консультирование отличается от психотерапии тем, что консультирование краткосрочно, а психотерапия предполагает длительную работу. Это не так. Консультирование может состоять из серии консультаций по необходимости, с другой стороны, и психотерапия может быть короткой, разовой.

При этом правда, что статистически достоверно психотерапевтическая работа обычно длится несколько дольше, чем психологическое консультирование. Но дело тут, по-видимому, в том, что консультирование более эффективно, быстрее ведет к результату.

Также неверно утверждать, что психотерапия нацелена на более тяжелые случаи, а консультирование занимается случаями более легкими. Это не так. Психотерапевт, к примеру, лечит легкую бессонницу после стресса, вызванного фильмом ужасов. ЛЕЧИТ. Хотя тяжелого случая тут нет. С другой стороны, если консультант разбирает, как человеку вылезти из страшных долгов, уберечься от тюрьмы (с кем и как поговорить и уладить) и при этом сохранить семью, это случай очень непростой, тяжелый случай. Но лечить тут некого и нечего, это не психотерапия, а консультирование.

При этом правда, что психотерапевт обычно работает с более трудными людьми: с людьми с проблемных состояниях, к продуктивной работе не расположенных.

Основные отличия психотерапии (психотерапевтического консультирования) от консультирования психологического можно представить в следующей таблице.

Принятие решений на консультации и в процессе психотерапии

Если человеку нужно принять решение, то на консультации он с помощью консультанта взвешивает все за и против, учитывает жизненный опыт консультанта и осознанно принимает собственное решение. Если женщине нужно принять решение, но она никак не может это сделать и ощущает беспомощность, она приходит к терапевту на психотерапию. Это уже — другая процедура. Тут консультант помогает женщине найти любое возможное (не обязательно оптимальное) решение, создает ей уверенность, что это ее решение и подкачивает ей ресурс, дав ощущение правильности этого решения. См.→

Вам консультацию или психотерапию?

Недопустимо, когда вместо консультации клиенту начинают по факту навязывать психотерапию, также как явно недостаточно и просто мимо, когда психолог дает консультацию пациенту, который действительно нуждается в психотерапевтической помощи. Когда клиент звонит и просит о консультации, обязательно уточнить, ему нужна консультация или психотерапия. При этом, естественно, сами клиенты этого не знают и даже обычно не понимают, о чем вопрос, но в процессе уточнения психолог может понять и почувствовать, что клиенту нужно на самом деле.

Наша школа отличается от других направлений в психологии и психотерапии тем, что она:

— рассматривает человека и его жизнь исходя из убеждений полного развития у него всех возможностей, данных от природы людскому существу;

— диагностирует любые социально-психологические препядствия, также физические заболевания человека исходя из убеждений нарушений развития у него каких-то возможностей;

— соединяет воединыжды и систематизирует все способы психотерапевтической помощи и корректировки исходя из убеждений восстановления и развития у человека всех возможных возможностей, характерных людскому существу;

— предлагает философское обоснование интегрального подхода к человеку и миру.

Таким макаром, интегральная психотерапия нужна тому, кто имеет намерение решить свои препядствия и избавиться от заболеваний методом развития всех собственных возможностей, которые даны от природы хоть какому людскому существу.

Фраза «способности, которые даны от природы хоть какому людскому существу», употребляется тут специально, чтоб выделить, что хоть какой человек, независимо от пола, возраста и здоровья имеет равные с остальными людьми потенциальные возможности.

Непременно, для развития этих возможностей различным людям требуется приложить разные усилия, но при достаточном терпении и жестком намерении эти возможности достижимы для всех человечьих созданий. Более того, те люди, которые по хоть каким причинам отрешаются от полного развития собственной людской природы, содействуют тем появлению и скоплению в собственной жизни разных заморочек, лишающих их способности быть счастливыми и бодрствующими.

Интегральная психотерапия показала свою эффективность при:

• стрессовых ситуациях, приобретенной вялости, раздражительности;

• реактивных состояниях после психических и физических травм;

• психических дилеммах отношений и общения;

• дилеммах принятия решений;

• дилеммах зависимостей (игровой, пищевой, спиртной, наркотической, никотиновой и других);

• депрессивных состояниях и апатии;

• фобиях, ужасах и неуверенности внутри себя;

• дилеммах обучения и работы;

• соматических заболеваниях (заболевания внутренних органов, нервной, эндокринной и иммунной систем, имеющие психосоматическую природу);

• осложнениях после травм и операций.

Мы считаем, что человеку по силам решить любые свои трудности, но сделать это он может только без помощи других, научившись верно использовать свои психические возможности. Потому в нашей Школе мы хотим предложить не лечиться, а обучаться, восстанавливать и развивать свои возможности, возвратить для себя веру в собственные силы.

Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Кому нужна интегральная психология и психотерапия?:

Вначале — ошибочные, хотя и распространенные точки зрения. Неверно считать, что консультирование отличается от психотерапии тем, что консультирование краткосрочно, а психотерапия предполагает длительную работу. Это не так. Консультирование может состоять из серии консультаций по необходимости, с другой стороны, и психотерапия может быть короткой, разовой.

При этом правда, что статистически достоверно психотерапевтическая работа обычно длится несколько дольше, чем психологическое консультирование. Но дело тут, по-видимому, в том, что консультирование более эффективно, быстрее ведет к результату.

Также неверно утверждать, что психотерапия нацелена на более тяжелые случаи, а консультирование занимается случаями более легкими. Это не так. Психотерапевт, к примеру, лечит легкую бессонницу после стресса, вызванного фильмом ужасов. ЛЕЧИТ. Хотя тяжелого случая тут нет. С другой стороны, если консультант разбирает, как человеку вылезти из страшных долгов, уберечься от тюрьмы (с кем и как поговорить и уладить) и при этом сохранить семью, это случай очень непростой, тяжелый случай. Но лечить тут некого и нечего, это не психотерапия, а консультирование.

При этом правда, что психотерапевт обычно работает с более трудными людьми: с людьми с проблемных состояниях, к продуктивной работе не расположенных.

Основные отличия психотерапии (психотерапевтического консультирования) от консультирования психологического можно представить в следующей таблице.

Принятие решений на консультации и в процессе психотерапии

Если человеку нужно принять решение, то на консультации он с помощью консультанта взвешивает все за и против, учитывает жизненный опыт консультанта и осознанно принимает собственное решение. Если женщине нужно принять решение, но она никак не может это сделать и ощущает беспомощность, она приходит к терапевту на психотерапию. Это уже — другая процедура. Тут консультант помогает женщине найти любое возможное (не обязательно оптимальное) решение, создает ей уверенность, что это ее решение и подкачивает ей ресурс, дав ощущение правильности этого решения. См.→

Вам консультацию или психотерапию?

Недопустимо, когда вместо консультации клиенту начинают по факту навязывать психотерапию, также как явно недостаточно и просто мимо, когда психолог дает консультацию пациенту, который действительно нуждается в психотерапевтической помощи. Когда клиент звонит и просит о консультации, обязательно уточнить, ему нужна консультация или психотерапия. При этом, естественно, сами клиенты этого не знают и даже обычно не понимают, о чем вопрос, но в процессе уточнения психолог может понять и почувствовать, что клиенту нужно на самом деле.

Рассматривая проблему единства психотерапевтического опыта в контексте самоопределения данной практики в современной культуре, автор приходит к выводу о необходимости восстановления изначального экзистенциально-антропологического смысла и цели (телоса, по Аристотелю) той древней традиции, современной формой воплощения которой является психотерапия.

Тип: научная статья

Ссылка для цитирования

Зачем нужно мыслить психотерапию как единое целое?

Почти одновременно с вторжением психотерапии на отечественную территорию в нашей среде начались поиски некоей «метаконцепции», позволяющей найти место для самых различных направлений, при этом объяв ее как некое целое. В числе первых были известные работы В.Н. Цапкина, Т.А. Флоренской, А.Ф. Копьева, Ф.Е. Василюка, А.И. Сосланда. Однако эти и последовавшие за ними попытки не принесли чаемых плодов. Такая «метаконцепция», с которой согласились бы все или хотя бы большинство психотерапевтов, пока не сформулирована. Более того – сами подходы к определению психотерапии в ее целостности образуют некое аналогичное ей самой разнородное множество. Встает вопрос: а нужно ли вообще какое-то, удовлетворяющее психотерапевтическую общественность, представление о психотерапии не как разрозненном конгломерате конкурирующих школ, а как едином целом? Второй вопрос: а возможно ли оно? И, если да, то как оно возможно?

На первый вопрос можно было бы ответить отрицательно, если бы психотерапия оставалась (как в начальный период становления психоанализа) просто частной практикой для некоторого числа психиатров – любителей метода «talking cure» и не превратилась в отрасль государственной страховой медицины (в Германии, Австрии и других европейских странах). Дело при этом осложняется тем, что она не стала «одной из» других отраслей медицины, а превратилась во влиятельный социальный институт и практику «производства субъективности» на Западе, инициировав «психоисторическую революцию» [Rief, 1968], произведя психологизацию европейской культуры и европейского человека новейшего времени. Если бы этого не произошло, то вопрос ее общественной легитимности не вставал так остро всякий раз, когда требуется ввести деятельность психотерапевтов в правовое поле. Ведь законодатели нуждаются в однозначной квалификации того, что подлежит регулированию. Эта проблема не надуманна – обратитесь к истории написания такого закона в Австрии, к примеру, и вы увидите, что именно эта ситуация спровоцировала психотерапевтическую общественность на попытки задать себе вопрос о том, что такое психотерапия как целое, в результате чего появилась на свет книга «Психотерапия – новая наука о человеке» [1999]. И разве не аналогичная ситуация стимулировала отечественных психотерапевтов на «создание» сначала «неклинической психотерапии», а затем «консультативной психологии», чтобы обозначить собственное поле деятельности и компетенции? Впрочем, в отличие от австрийцев и немцев, которые всерьез попытались решить эту проблему (т.е. найти рациональные аргументы для определения психотерапии как целого), наши напоминают попытки заклясть хворь у ребенка с помощью его переименования. Может, лучше разобраться с «хворью» по существу дела и попытаться понять, какого рода практикой она является, может или должна быть.

Таким образом, проблема единства психотерапевтического опыта плавно (и закономерно) перетекает в проблему определения: нельзя понять, что и как сцепляет вещь, имеющую отношение к человеческому опыту, в единое целое, не поняв ее внутреннего «телоса» (по Аристотелю), который и отличает ее от других вещей. Обращение к Аристотелю здесь более чем уместно, потому что психотерапия (как и любая другая практика) предполагает телеологическую конституцию в отличие от естественных законов, детерминирующих явления природы. Это убеждение мы разделяем с А. Макинтайром, в чьих работах мы нашли много полезного для понимания того, что такое человеческая практика как таковая [Макинтайр, 2000]. Возможно, есть своя правда в том, что историческое время в отличие от физического имеет не линейно-поступательный характер, а циклический, и настала фаза возвратного движения – от Галилея к Аристотелю, а психотерапия тем и отличается от научной психологии, что призвана утверждать не принцип каузальности в качестве всеобщего, а вернуть в область рационального постижения специфики человеческого бытия телеологию.

Настоящий учебник не претендует на освещение всех направлений и проблем детской и подростковой психотерапии. Да и вряд ли сегодня, при множестве современных подходов, при тенденции к их сближению и интеграции, можно создать такое пособие. И уж тем более авторы учебника не претендуют па то, чтобы сформулировать и предложить фундаментальные и «единственно верные» принципы и положения детской и подростковой психотерапии, поскольку даже среди психотерапевтов, работающих в рамках одного подхода, пет единства в определении психотерапии и во взглядах на то, чем психотерапия отличается от психологического консультирования и психокоррекции.

К сожалению, в нашей стране до сих пор нет разработанной и реально действующей системы этической и нормативной регуляции психологической и психотерапевтической практики. Отсутствие такой системы особенно остро ощущают психотерапевты при работе с детьми и подростками, поскольку согласие на психотерапию ребенка дают родители или замещающие их лица. Сами дети и подростки не обладают необходимой для этого юридической компетенцией, что порождает сложные этические проблемы. Не существует пока в России и развитой системы подготовки детских психологов-консультантов и психотерапевтов.

В силу перечисленных причин задача данного учебника состоит в том, чтобы обозначить тс проблемы, которые разрабатывают ее авторы, практикующие психологи и психотерапевты, большинство из которых являются преподавателями кафедры детской и семейной психотерапии Московского городского психолого-педагогического университета.

В главах учебника даны представления о современных направлениях и методах психотерапии с детьми и подростками (от психоанализа до постмодернистских подходов), возможные пути психологической помощи детям и семьям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях, а также выделяются основания и принципы, общие для различных подходов в детской и подростковой психотерапии. У каждой главы — свои авторы со своими взглядами на вопросы психотерапии с детьми; у каждого автора — свой стиль. Мы сознательно оставили это «многоголосие». Однако, несмотря на то, что авторы разрабатывают разные подходы, все они разделяют следующие принципы:

— любая форма психотерапевтического процесса рассматривается как диалог между ребенком и терапевтом, диалог равноправных партнеров по общению;

• вера в ребенка, ориентация па лучшее в нем, опора на его психологические ресурсы;

• отношение к ребенку как к человеку, обладающему правом быть самим собой, правом на автономию, правом быть понятым и принятым;

• отношение к родителям как к союзникам в психотерапии с детьми, понимание необходимости их поддержки.

Дидактической целью учебника является введение в детскую и подростковую психотерапию. Подчеркнем, что содержание книги ориентировано на психологическую, немедицинскую модель психотерапии и не выходит за пределы се описательных и объяснительных возможностей.

Учебник состоит из четырех разделов. В первом разделе представлена попытка выделить общие принципы и понятия детской и подростковой психотерапии, определить специфику психотерапевтической работы с детьми, интегрировать некоторые положения, отражающие современные представления о психотерапии с детьми и подростками. Ключевыми в этом разделе являются понятия «развитие», «семья», отношения «ребенок — родители». Таким образом, основные направляющие данного раздела — психотерапия, рассматриваемая сквозь призму развития, и роль родителей в психотерапии с детьми. Взгляд на ребенка как на личность становящуюся, находящуюся в процессе развития, определяет специфику психотерапевтической работы с ним — и методически, и организационно, и структурно.

Во втором разделе рассматриваются основные направления психотерапии с детьми и подростками: детский психоанализ, детский юнгианский анализ, гештальттерапия, символдрама, игровая и песочная психотерапия, постклассические методы психотерапии с детьми, варианты интегративной модели психотерапии и поведенческая терапия (в контексте игровой поведенческой терапии). Здесь же описаны конкретные психологические приемы и средства, способствующие организации и осмыслению детского опыта. Они выполняют психотерапевтическую функцию и обогащают арсенал психотерапевтов и родителей.

В третьем разделе анализируются подходы к психологической работе с проблемами, по отношению к которым дети и подростки представляют собой группу риска, и с расстройствами, которые наиболее тесно связаны с подростковым возрастом (нарушения пищевого поведения, аддикции).

Заключительный четвертый раздел посвящен проблемам психологической помощи и сопровождения семьи и детей в трудных жизненных ситуациях, когда задача психотерапевта и психолога прямо соответствует исконному значению слова «терапия» — «забота, уход, попечение» [1] .

Среди авторов учебника — известные психотерапевты, признанные лидеры направлений, имеющие богатый опыт практической психологической работы, а также молодые психологи, их ученики. Все они профессионалы, практикующие специалисты, сертифицированные по различным направлениям психотерапии.

Учебник предназначен для магистров и студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Психология» и специализирующихся в области консультативной психологии, детского и семейного консультирования и психотерапии, психологии развития и психологии семьи, а также для слушателей программ повышения квалификации, аспирантов и преподавателей, интересующихся проблемами психологической помощи детям, подросткам и их родителям.

В результате освоения материала, представленного в учебнике, студенты будут:

• основные направления, подходы и методы психотерапии с детьми и подростками;

• основные принципы детской и подростковой психотерапии;

• факторы риска возникновения проблем и трудностей у детей и подростков;

• принципы организации помощи детям и семьям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях;

• этические нормы и принципы психотерапевтической работы с детьми и подростками;

• рефлексировать теоретические основания и принципы различных психотерапевтических подходов;

• осуществлять сравнительный анализ оснований, принципов и методов различных психотерапевтических подходов, выделять общее и отличное;

• рассматривать проблему ребенка в контексте его возраста, социокультурной и семейной ситуации;

• соотносить методы работы с возрастом и индивидуальными особенностями ребенка;

• методическими основаниями диагностики, выявления проблем ребенка и построения стратегии и плана терапевтической работы с детьми и подростками;

• приемами и методами построения терапевтических отношений с ребенком и рабочего союза с его родителями.

  • [1]Цапкин В. Н. К повой картографии психотерапевтического поля // Московский психотерапевтический журнал. 2008. № 1 (56). С. 46.