Клиническая психология как наука использует понятийный аппарат

Автор

Содержание

Эссе на тему «Проблемы понятийно-терминологического аппарата»

Номер материала: ДБ-097715

Свидетельство о публикации данного материала автор может скачать в разделе «Достижения» своего сайта.

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Вы первый можете оставить свой комментарий

Благодарность за вклад в развитие крупнейшей онлайн-библиотеки методических разработок для учителей

Опубликуйте минимум 3 материала, чтобы БЕСПЛАТНО получить и скачать данную благодарность

Сертификат о создании сайта

Добавьте минимум пять материалов, чтобы получить сертификат о создании сайта

Грамота за использование ИКТ в работе педагога

Опубликуйте минимум 10 материалов, чтобы БЕСПЛАТНО получить и скачать данную грамоту

Свидетельство о представлении обобщённого педагогического опыта на Всероссийском уровне

Опубликуйте минимум 15 материалов, чтобы БЕСПЛАТНО получить и скачать данное cвидетельство

Грамота за высокий профессионализм, проявленный в процессе создания и развития собственного учительского сайта в рамках проекта «Инфоурок»

Опубликуйте минимум 20 материалов, чтобы БЕСПЛАТНО получить и скачать данную грамоту

Грамота за активное участие в работе над повышением качества образования совместно с проектом «Инфоурок»

Опубликуйте минимум 25 материалов, чтобы БЕСПЛАТНО получить и скачать данную грамоту

Почётная грамота за научно-просветительскую и образовательную деятельность в рамках проекта «Инфоурок»

Опубликуйте минимум 40 материалов, чтобы БЕСПЛАТНО получить и скачать данную почётную грамоту

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако редакция сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

214011, РФ, г. Смоленск, ул. Верхне-Сенная, 4, офис 407.

Нейропсихология в системе клинической психологии. Значение нейропсихологии для неврологии, нейрохирургии и общей психологии.

Успехи психологии, нейрофизиологии и медицины (неврологии, нейрохирургии) начала XX века подготовили почву для формирования новой дисциплины — нейропсихологии. Эта отрасль психологической науки начала складываться в 20-40-е годы XX века в разных странах и особенно интенсивно — в нашей стране. Первые нейропсихологические исследования проводились еще в 20-е годы Л. С. Выготским, однако основная заслуга создания нейропсихологии как самостоятельной отрасли психологического знания принадлежит А. Р. Лурия.

Задача нейропсихологии — изучение мозговых механизмов психической деятельности человека с привлечением новых, психологических, методов для топической диагностики (диагностика местоположения) локальных поражений мозга. Несколько позже задача нейропсихологии как одного из разделов медицинской психологии — в квалификации симптома — выделении фактора, лежащего в основе нарушения, и описании особенностей той структуры измененной психической деятельности, которая возникает в результате очагового поражения мозга.

Нейропсихология — отрасль психологии, изучающая мозговую основу психических процессов и их связь с отдельными системами головного мозга. В нейропсихологии выделяют несколько относительно самостоятельных направлений, объединенных общими теоретическими представлениями, но отличающихся специфичностью методов и тактическими задачами.

Отечественная нейропсихология сформировалась на стыке нескольких научных дисциплин, каждая из которых внесла свой вклад в ее понятийный аппарат. Комплексный характер знаний, на которые опирается нейропсихология и которые используются для построения ее теоретических моделей, определяется комплексным, многоплановым характером ее центральной проблемы — «мозг как субстрат психических процессов». Эта проблема является междисциплинарной, и продвижение вперед по пути ее решения возможно лишь с помощью общих усилий многих наук, в том числе и нейропсихологии. Для разработки собственно нейропсихологического аспекта данной проблемы (т. е. для изучения мозговой организации высших психических функций прежде всего на материале локальных поражений головного мозга) нейропсихология должна быть вооружена всей суммой современных знаний о мозге и психических процессах, почерпнутых как из психологии, так и из других, смежных наук.

Клиническая нейропсихология — является основным направлением, задача которого заключается в изучении нейропсихологических синдромов, возникающих при поражении того или иного участка мозга. Объектом исследования в ней является мозг больного или травмированного человека, а предметом исследования — причинно-следственные отношения между повреждением (опухолью, кровоизлиянием, травмой — их локализацией, объемом) и происшедшими изменениями со стороны психических процессов различных уровней. Для качественной оценки тех или иных психических потерь Лурия разработал комплекс методов клинического нейропсихологического обследования.

В настоящее время в рамках клинической нейропсихологии внимание исследователей обращено в основном на следующее:

♦ интенсивно изучаются новые синдромы, обусловленные поражением правого полушария, глубинных структур мозга, нарушением межполушарного взаимодействия;

♦ исследуется специфика синдромов, определяемая возрастом больного;

♦ изучается специфика синдромов, связанная с характером поражения (сосудистое заболевание, травма, опухоль и др.), с особенностями преморбида.

Дальнейшая разработка этих проблем связана с такими моментами, как:

♦ успехи нейрохирургии (сосудистой, стереотаксической, микрохирургии);

♦ развитие современных аппаратурных методов диагностики локальных поражений головного мозга (компьютерной томографии, методов ядерно-магнитного резонанса — ЯМР и др.);

♦ внедрение математических методов анализа нейропсихологических симптомов и синдромов.

Экспериментальная нейропсихология ставит своей задачей экспериментальное, в том числе аппаратурное изучение различных форм нарушений психических процессов при локальных поражениях мозга, а также исследует распределение психических функций в их эволюционном контексте (на мозге животных). Кроме того, в экспериментальной нейропсихологии и нейрофизиологии используют метод непосредственного раздражения электротоком и бескровные методы — охлаждение, смазывание участков коры и мозга алюминиевой пастой и другими химическими препаратами, временно отключающими функционирование определенных зон.

♦ была создана новая классификация афазий, основанная на представлении о речевой деятельности как о сложной, но единой функциональной системе, состоящей из многих афферентных и эфферентных звеньев;

♦ был произведен систематический анализ афазий, а также псевдо-афазических расстройств, возникающих при поражении глубинных отделов мозга;

♦ исследовалась специфика речевых нарушений при поражении конвекситальных отделов правого полушария;

♦ велось изучение нейрофизиологической природы различных афазических симптомов (забывания, семантических расстройств речи, речевых персевераций и др.);

♦ был разработан новый нейролингвистический подход к афазиям (1968б, 1975а, б). Значительные успехи достигнуты А. Р. Лурия и его сотрудниками в изучении нейропсихологии памяти:

♦ описаны модально-неспецифические нарушения памяти, связанные с поражением неспецифических срединных структур разных уровней;

♦ проведено исследование нарушений модально-специфической слухоречевой памяти, а также семантической памяти (т. е. памяти на понятия) (А. Р. Лурия, 1966, 1968б, 1974а, 1976 и др.).

♦ изучены нарушения памяти как мнестической деятельности, характерные для больных с поражением лобных долей мозга

Реабилитационная нейропсихология. Реабилитация вообще — комплекс мероприятий по восстановлению утраченных или ослабленных функций организма, возникших в результате заболевания, повреждения или функционального расстройства. Реабилитационное направление в нейропсихологии занимается восстановлением утраченных высших психических функций, обучением и перестройкой нарушенных функциональных систем для выработки новых психологических средств, предполагающих нормальное функционирование человека в бытовой, профессиональной и общесоциальной сферах. Это направление включает обширный комплекс методов и приемов, с помощью которых, опираясь на принципы динамической организации высших психических функций, проводят целенаправленные воздействия на ослабленные или утраченные в результате болезни или травмы функциональные системы, через которые реализуются жизненно важные перцептивные, когнитивно-интеллектуальные, эмоционально-мотивационые, двигательные и поведенческие механизмы.

Спектр приемов, которыми пользуется реабилитационная нейропсихология, включает разнообразные системы воспитания, обучения и активации ослабленных психических или двигательных функций, тренировки на формирование или укрепление сенсорно-перцептивных аппаратов, внимания, моторики, разработку режимов игровой, учебной или трудовой деятельности, подбор стимульного материала, разработку способов психологической диагностики и контроль за эффективностью восстановления функции или компенсации дефекта, возникшего в связи с мозговыми расстройствами.

Холмская: было выдвинуто центральное положение концепции нейропсихологической реабилитации: восстановление сложных психических функций может быть достигнуто лишь путем перестройки нарушенных функциональных систем, в результате которой скомпенсированная психическая функция начинает осуществляться с помощью нового «набора» психологических средств, что предполагает и ее новую мозговую организацию.

Психофизиологическая нейропсихология — отвечает за исследование психических процессов с помощью объективных методов, использующих для анализа физиологические показатели. Это механограмма, миограмма, плетизмограмма, электроэнцефалография (ЭЭГ), позволяющая в результате современной компьютерной обработки получать представления о ее «карте».

Помимо традиционных, в клинических условиях используются такие уточняющие локализацию поражения методы, как магнитно-резонансная томография, позитронно-эмиссионная томография и др. К числу специальных приемов относятся метод вызванных естественной стимуляцией потенциалов и стереотаксические эксперименты с прицельным погружением тончайших электродов в отдельные нейроны. В клинике это позволяет с помощью вводимых радиоактивных веществ уничтожать патологические очаги в глубине мозга или функционально «переучивать» группы нейронов.

В настоящее время развитие исследований в области психофизиологии локальных поражений головного мозга идет следующими путями:

♦ с одной стороны, расширяется проблематика изучения системных физиологических механизмов различных нейропсихологических симптомов и синдромов;

♦ с другой — совершенствуется методический аппарат (математическая обработка ЭЭГ-данных с помощью компьютера и др.).

Наконец, в последнее время все более начинает утверждаться нейропсихология индивидуальных различий (или дифференциальная нейропсихология) изучение мозговой организации психических процессов и состояний у здоровых лиц на основе теоретических и методических достижений отечественной нейропсихологии. Актуальность нейропсихологического анализа психических функций у здоровых людей диктуется и теоретическими, и практическими соображениями. Важнейшей теоретической задачей, встающей в этой области нейропсихологии, является необходимость ответа на вопрос, возможно ли в принципе распространение общих нейропсихологических представлений о мозговой организации психики, сложившихся при изучении последствий локальных поражений головного мозга, на изучение мозговых механизмов психики здоровых лиц.

Иными словами, насколько нейропсихологические представления отражают общие закономерности «устройства» мозга как субстрата психических процессов и могут ли они объяснить их индивидуальные особенности. Разработка этого направления позволит по-новому подойти к анализу типологии нормы — одной из важнейших проблем психологической науки.

Практические задачи, встающие перед дифференциальной нейропсихологией, связаны прежде всего с психодиагностикой, с применением нейропсихологических знаний в целях профотбора, профориентации и т. п В настоящее время в нейропсихологии индивидуальных различий сложилось два направления исследований. Первое — это изучение особенностей формирования психических функций в онтогенезе с позиций нейропсихологии, т. е. рассмотрение разных этапов развития психических функций как результата не только социальных воздействий, но и созревания соответствующих мозговых структур и их связей.

Второе — это исследование индивидуальных особенностей психики взрослых людей в контексте проблемы межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия, анализ латеральной организации мозга как нейропсихологической основы типологии индивидуальных психологических различий. Наибольшее развитие в этом направлении получило изучение вариантов межполушарной асимметрии мозга у нормы и сопоставление их с познавательными, двигательными, эмоциональными процессами и личностными характеристиками. В настоящее время установлены корреляции между типом межполушарной асимметрии и успешностью в решении наглядно-образных и вербально-логических задач, особенностями произвольной регуляции движений и интеллектуальной деятельности, рядом эмоционально-личностных характеристик. Все эти данные свидетельствуют о большой значимости закономерностей парной работы больших полушарий мозга для реализации высших психических функций и, следовательно, о необходимости их изучения для решения психодиагностических задач.

Помимо непосредственной ценности нейропсихологических знаний как таковых для решения ее собственных задач нейропсихология как новая научная дисциплина имеет большое значение для решения проблем общей психологии. Нейропсихология предоставляет уникальную возможность для изучения такой важной общепсихологической проблемы, как структура высших психических функций, ибо, как известно, в патологии обнажается то, что скрыто в норме (Лурия). Нейропсихология позволяет изучать системный характер строения высших психических функций, состав и роль различных звеньев этих систем, возможности их пластичности, переделки, замены.

К числу важнейших общепсихологических проблем, решаемых нейропсихологией, относятся также и такие, как:

♦ уровневая (произвольная и непроизвольная) организация высших психических функций;

♦ структура межсистемных связей (т. е. характер взаимосвязи различных психических функций, входящих в единый синдром, или плеяду функций);

♦ особенности пластичности высших психических функций, их перестройки под влиянием специального обучения и ряд других.

Таким образом, связь нейропсихологии с общей психологией двухсторонняя:

♦ с одной стороны, понятийный аппарат нейропсихологии сформировался на базе общепсихологической теории и является своего рода «приложением» общепсихологических представлений к анализу работы мозга;

♦ с другой — на патологическом материале может быть проверена почти любая из общепсихологических гипотез, что позволяет рассматривать нейропсихологию как один из плодотворных путей решения различных общепсихологических проблем.

Нейропсихология дает ценную информацию для изучения такой важной философской проблемы, как роль социального и биологического факторов в психике человека. Таким образом, нейропсихология как самостоятельная научная дисциплина занимает особое положение в ряду биологических и социальных наук.

Она в большей степени, чем другие психологические дисциплины, включена в разработку важнейшей проблемы естествознания «мозг и психика» и, бесспорно, является одной из успешно развивающихся наук о мозге. В этой своей «ипостаси» она тесно смыкается с медициной (неврологией, нейрохирургией), а также с другими естественнонаучными дисциплинами (анатомией, физиологией, биохимией, генетикой и др.). Однако, с другой стороны, нейропсихология как ветвь психологической науки решает важнейшие общепсихологические и философские проблемы, непосредственно участвуя в формировании общего материалистического и профессионального психологического мировоззрения. И этот аспект нейропсихологии непосредственно сближает ее с общественными дисциплинами (философией, социологией и др.).

Неврология, изучая главным образом сравнительно элементарные сенсорные и моторные функции, располагает методами топической (или локальной) диагностики поражений преимущественно «чувствительных» и «двигательных» зон мозга (включая и кору больших полушарий). Однако эти зоны составляют лишь незначительную часть коры головного мозга. Огромные области коры мозга (почти две трети ее — вторичные и третичные поля) с точки зрения классической неврологии являются «немыми», так как их поражение не приводит к каким бы то ни было нарушениям чувствительности, рефлекторной сферы, мышечного тонуса и самих движений (мышечной силы различных двигательных органов). Однако при поражении этих областей мозга возникают сложные дефекты в виде нарушений высших психических функций (речи, разных форм восприятия, памяти, мышления, произвольных движений и др.). Анализ этих нарушений экспериментально-психологическими методами и стал основой нейропсихологической диагностики локальных поражений головного мозга. Именно для целей диагностики локальных поражений мозга А. Р. Лурия были разработаны нейропсихологические методы изучения высших психических функций, которые позволили с большой точностью определять зону поражения мозга.

Исследование функциональной роли обоих полушарий в осуществлении сложных форм психической деятельности – правильное решение вопроса о степени доминантности полушарий имеет огромное практическое значение и что установление степени доминантности полушария определяет ту уверенность, с которой нейрохирург может оперировать на том или ином полушарии, не рискуя нарушить нормальное протекание высших психических процессов.

Использование методов нейропсихологии позволяет давать точную квалификацию особенностей (т. е. качественной специфики) нарушений высших психических функций и выделять фактор (или факторы), нарушение которого лежит в основе нейропсихологического синдрома (т. е. определять зону поражения мозга).

Новые методы нейропсихологической диагностики: методы анализа нарушений различных пространственных функций, мышления, памяти, эмоционально-личностной сферы; методы нейропсихологического обследования детей с локальными поражениями мозга и др. Методы нейропсихологической диагностики в 40-50-е годы XX века были внедрены сначала в Институте нейрохирургии им. H. H. Бурденко АМН СССР, где около 30 лет проработал А. Р. Лурия с коллективом своих сотрудников. В настоящее время они широко используются в различных неврологических и нейрохирургических клиниках Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Волгограда, Иркутска, Владивостока и других городов России, а также и за рубежом.

Многолетнее применение методов нейропсихологической диагностики в клинике локальных поражений головного мозга показало их высокую эффективность. Так, за период с 1968 по 1978 год, согласно результатам нейропсихологических исследований, проводившихся в Институте нейрохирургии им. H. H. Бурденко АМН СССР, правильность нейропсихологического диагноза подтверждалась в 95-97 % случаев. Следует отметить, что в настоящее время наблюдается тенденция распространения методов нейропсихологической диагностики на все более широкий контингент больных. Естественно, что методы нейропсихологической диагностики не потеряли и своего первоначального назначения как инструмента постановки топического диагноза — особенно в тех случаях, когда неврологическое или нейрохирургическое учреждение еще не располагает всеми техническими средствами для определения зоны поражения мозга с помощью современной аппаратуры (прежде всего, компьютерной томографии).

Методы нейропсихологии могут быть использованы как средство контроля за послеоперационным течением заболевания, эффективностью применения того или иного лечебного препарата или целой системы различных лечебных воздействий на больного.

К числу безусловных достижений отечественной нейропсихологии следует отнести и ее значительные успехи в разных областях практики, прежде всего в медицине. Работа нейропсихологов в области диагностики и последующей реабилитации больных в госпиталях (во время войны) и в разных неврологических и нейрохирургических клиниках (в мирное время) оказала реальную помощь огромному количеству людей. Именно за практическую пользу ценили и ценят нейропсихологов в разных медицинских учреждениях.

Психодиагностика личности: понятийный аппарат и методы исследования

Автореферат диссертации по теме «Психодиагностика личности: понятийный аппарат и методы исследования»

КИЕВСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА И ОРДЕНА ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им.Т.Г.ШЕВЧШЮ

На правах рукописи

ЕУРЛАЧУК Леонид Фокич

психодиагностика личности: понятийный аппарат и методы исследования

19.00.01 — Общая психология. История психологии

Диссертация в форме научного доклада на соискание ученой степени доктора психологических наук

Диссертация в форме научного доклада выполнена на кафедре социальной и педагогической психологии Киевского государственного университета им.Т.Г.Шевченко.

доктор психологических наук,профессор В.В.Сталин

доктор психологических наук.профессор Г-К.Середа

доктор психологически наук В.В.Гульдан

Ведущая организация — Институт психологии им.Д.Н.Узнадзе АН Гр.ССР.

Защита состоится "_"__1990 г. в_часов

на заседании специализированного Совета Д.Обе.18.19 Киевского Государственного университета ни.Т.Г.Шевченко по адресу:252017, Киев, ул.Владимирская,64, руд._.

С диссертацией в форме научного доклада и опубликованными соискателем работами моию ознакомиться в научной библиотеке Киевского государственного университета ш;.Т.Г.Шевченко.

Диссертация в форме научного доклада разослана "__"

Ученый секретарь Совета, кандидат психологических наук,

доцент 1У6 Т.С.КИРШШЮ

ВВЕДЕНИЕ. ОБОСНОВАНИЕ АКТУАЛЬНОСТИ. ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Важнейшим показателем И условием перестройки нашего общества является внимание к "человеческому фактору". На современном этапе развития общества резко возрастает требования к интеллекту, личностным особенностям, социальной активности человека. Особое значение в изучении человека приобретает психологические исследования. Психологическая наука сегодня вступила в качественно новый этап своего развития. Прежде она была преимущественно теоретической дисциплиной, теперь, сохраняя свои познавательную роль, все в большей мера становится и областью особой профессиональной деятельности в государственной управлении, промышленности, системе образования, здравоохранения, культура, спорте и т.д.

В решении многообразных задач, стоящих ныне перед психологией, большие надежды возлагается на психологическую диагностику, от которой ждут, причем в кратчайшие сроки, обеспечения практической работы с людьми надежными и эффективными методиками измерения индивидуально-психологических особенностей личности. Однако, преодоление хорошо ощутимого психологами дефицита диагностического инструментария сталкивается со значительными трудностями.

Развитие психодиагностических исследований в СССР началось сравнительно недавно,.в 70-е годы. (В 1969 г. на Центральном совете Общества психологов СССР психодиагностика была признана одной из наименее развитых областей психологического знания). Процесс заполнения "диагностического вакуума", образовавшегося в Течение длительного времени и происходящий на фоне несомненных достижений зарубежной психодиагностики, оказался сложным и противоречивым.

Объективная необходимость в использовании методик психологической диагностики при существенном отставании в их разработке от мирового уровня порождает своеобразный "эмпирический" этап в развитии этой области психологии. Для этого этапа характерен интерес к отдельным, естественно, зарубежном методикам: опытное обнаружение сферы их приложения, накопление экспериментальных данных. Учитывая значительный период отрицания большинства методик психодиагностики как научно необоснованных, такой-этап их "открытия" можно считать необходимым, оправданным.

В то ке время есть все основания считать, что эмпирический этап-развития советской психодиагностики, во всяком случае для

большинства психологов-практиков, неоправданно затянулся. Сформировался "дилетантски-потребительский" подход к широко используемым зарубеасшы методикам, тот подход, когда научный анализ методик подменяется их простим описанием и применением, когда вне поля зрения остается теоретические основания их построения. Возникающие вследствие этого пробелы в понятийном аппарате психодиагностики приводят к появлению во многих работах откровенно декларативных ссылок на отечественные концепции личности, якобы позволяющие объяснять полученные с помощью зарубевных методик результаты. Нередко психологи, проводящие психодиагностическое об-* следование, весьма смутно представляв? себе, как теоретически описывается, например, "интеллект", который они измеряет. Наконец, дилетантский-потребительский подход задает низкий уровень психометрической культуры исследователей, некритически воспринимавших данные о валидности и надевности используемых тестов, препятствует разработке оригинальных научно обоснованных методик.

Таким образом, проблема научного и методического обеспечения психологов-практииов во многом остается нерешенной. Явно недостаточно исследований в области психологической диагностики. "Психологи в поисках нужного диагностического инструмента обращаются к зарубе вши источникам и, теоретически не осмыслив их соответствующим образом, используют в своей практике"? Вышесказанное определило цель и задачи диссертационной работы.

Цель исследования состоит в разработке понятийного аппарата, описивасцего как психодиагностический метод, подхода и методики, направленные на измерение индивидуально-психологических особенностей личности, так и результат этих измерений — измеренные индивидуально-психологические особенности личности, леяащие в основе I психологического диагноза.

Достикение поставленной цели осуществлялось путем последовательного решения следующих задач:

1. Выделение и обоснование базисных понятий психодиагностики, определяюцих ее специфику в качестве самостоятельной области психологической науки;

2. Анализ важнейших теоретических и методических проблем современной психодиагностики во взаимосвязи с её развитием в СССР и

* Крягжде С.П., Хоментаускас Т.Г. Психологический кооператив: первый опыт, проблемы и перспективы//Психологический вурнал.-19Ю.-ТЛ0.-# 4.-С.1ЫИЭЭ.

за рубежом; изучение взаимосвязи теории и метода в психодиагностике;

3. Критическое рассмотрение зарубежных психодиагностических подходов к исследованию личности;

4. Раскрытие содержания основных психодиагностических конструктов, реализуемых в методиках (тестах);

5. Оценка диагностических возмокностей наиболее известных методик (тестов);

6. Систематизация понятия и методик психологической диагностики.

СОСТОЯНИЕ И СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ПРОБЛЕМЫ

В развитии психологической диагностики в нашей стране иокно выделить два периода. Первый следует отнести к началу 20-х до середины 30-х годов. Это годы массового применения тестоп в народном образовании, профотборе и профориентации. Для тогдашнего уровня развития психодиагностики в СССР характерным является не только довольно иироКое заимствование зарубежных тестов, но и конструирование оригинальных методик, правда, многим из них еще не хватало глубокого теоретического и экспериментального обоснования. Это нередко приводило к тому, что результата, полученные с помощью тестов, рассматривались их многочисленными пользователями в качестве реиаицих, абсолютизировались.

В то ке время советскими учеными был выдринут ряд прогрессивных ндей, разработка которых могла бы способствовать развитию психодиагностики. Б эти гош плодотворно работали по различным налрар-лениям психодиагностики.М.Я.Басов, М.С.Бернттейн, П.П.Блснский, А.П.Болтунов, С.М.Василейский, С.Г.Геллерштейн, В.М.Коган, Н.Д.Ле- • витов, А.А.Люблинская, Г.И.Россолимо, М.Ю.Сыркии, И.П.Шпильрейн, ' А.М.Шуберт и др. Особо следует отметить вклад в развитие психодиагностики Л.С.Выготского. Разработанное им учение о психологическом диагнозе сохраняет свое значение и сегодня.

Начавшаяся в 30-е года борьба с "педологическими извращениями" не обходит стороной и психодиагностику. Известным постеновле-нием ЦК ВКИСб) от 19.36 г. "О педологических извращениях в системе наркомпросов" по существу был изложен запрет на использование каких бы то ни было тестов, прекращай! лгбые психодиагностические исследования. Ущерб, лпнесечкыЯ гтмч поотансвлением психологии, был "закреплен" пр"логской сессией 1950 г., сн сопостпгия с тени огромнчми потерями, которн-з понесли Сиогсги«? ¡' кибернетика (А.А.Водолея и В.Б.Столиц, 1966).

Отечественные теоретические и практические разработки этого периода в области психодиагностики, многие из которых были успешно реализованы за рубеаоа, оказались прочно забытыми. Их осмысление, не осуществленное до сих пор, позволило бы избежать многих споров и ошибок, сопутствующих возрождение данного направления исследований в советской психологии, начавшемуся лишь спустя почти 40 лет.

В 60-е годы начался второй период развития, а по сути второго рождения психодиагностики в СССР, первоначально отмоченный дискуссиями о ее предмете, месте в системе психологического знания, принципах и методах, об отношении к зарубежному опыту (А.Й.Леонтьев, А.Р.Дурия и А.В.Смирнов, 1968; Б.Г.Ананьев, 1968; Б.В.Зей-гарник и С.Я.Рубинштейн, 1970; В.Ц.Блейхер и Л.Ф.Бурлачук,1973; Г.В.Порозов, И.М.Кабанов и Ц.С.Лебединский, 1974; К.К.Платонов, 1974; Х.И.Лийметс, Ю.Л.Сизрд и К.Ю.ТоВм, 1974; К.М.Гуревич, 1974 и.др.).

В зтих дискуссиях значительное место отводилось вопросу о праоомерности использования -гестов в психологических исследованиях. Критика тестов, их диагностических возмоеностей во многой проводилась с позиций 30-х годов, нередко была предвзятой и сводилась к безосногательным обвинениям их в методологической несостоятельности, Тести искусственно противопоставлялись "качественному подходу", сложившемуся у нас преимущественно в диагностике умственного развития. Под термином "тестирование" разумелась едва ли не идеологическая диверсия, попытка протвдить в советснуо науку чукдые ей взгляда к концепции (см., например, К.К.Платонов, 1972).

Однако, этот рецидив критики тестов в духе борьбы с "педологическими извращениями" (хотя его влияние било долго ощутимо) не находит сколь-нибудь существенной лоддервки у психологов-практиков, заинтересованных в тестах, являщихся наиболее развитой частью методического арсенала психологии. Уке в конце 60-х — начале 70-х годов на фоне продолкаицихся дискуссий начинается активное использование тестов в медицинской психологии (Ф.Б.Березин и М.Л. Мирошников, 1967, 1969; И.Н.Гильяивва, 1967, 19£/Э, 1974; Г.Г.Румянцев, 1969; Л.Ф.Бурлачук, 1971, 1974, 1975; Л.Н.Собчик, 1971; И.Г.Беспалько и И.НЛ'ильяшева, 1971; Р.О.Серебрякова,1972, 1974; Н.В.Тарабрина, 1973; А.Й.Панасск, 1973 и мн.др.) а такие возрастной психологии (Б.Г.Ананьев, 1969, 1973; К.Д.Дворяшина и И.Д.Пехшдкий, 1969; Е.И.Степанова с соавт., 1971; Л.А,Баранова,

1971; Л.®.Еурлячук, 1972; Л.Н.Борисова, 1974 и др.).профориента-' ции и профотборе (см. напр.: Проблема психодиагностики). В связи с задачами профтехобразования.С—Научные труди ЕНИИ профтехобразования. — 1975. -Еып.12), сувзбно-психологической экспертизе (П.Н.Станишевская, В.В.Гульдан, М.Т.Владимирская, 1974 и др.).

В этих работах не только накапливался собственный опыт организации и проведения диагностических обследований, но и были получены оригинальные данные, обогздр.вдне ш>ши представления об индивидуально-психологических особенностях личности а норме и патологии. líe менее существенно и то, что этими исследованиями был дан ответ на вопрос о том, быть или не бить тестам в отечественной психологии.

Наряду с эмпирическими работами, предпринимался и попытки критического рассмотрения отдельных теоретических конструктов зарубежной психодиагностики (В.И.Коган и И.С.Роговин, 1964; Н.Д.Левитов, 1967; В.Н.Мнсицев, И.Г.Беспальио, И.Ц.Гияьяшева, Б.Д.Кар-гасарскиЯ и Т.А.Немчик, 1969; К.В.Корабельников и Р.0.Серебрякова, 1969; С.В.Цулааза, 1969; В.С.Сасенко, 2969; В.Н.Блейхер и Л.Ф.Бур-лачук, 197Й; М.С.БврнштеГн, 1974; Л.й.Бурлачук, 1974; К.М.Гуревиц, 1974 и др.). Но, расюиряздееся использование психодиагностических иетодик по-лрегнему в массе своей остается оторванным от их теоретического анализа и психометрического обеспечения. Академическая психология занимает позицию стороннего наблюдателя по отношению к нуждам психодиагностики. Ярким свидетельством тому является отсутствие с I9G0 по 1978 гг. каких-либо публикаций в куриале "Вопроси психологии" (исключением является статья Н.С.Еернштейна "К методике составления и проверки тестов", напечатанная в 1968 г.).

Вторая половина 70-х голов, хотя и не приносит существенных изменений в слонявшийся официальный статус психодиагностики как научного направления, знаменуется возрастании интересом исследователей к ее проблемам, а преаде всего методикам. Заметно увеличивается "количество публикаций, появляется первые монографии и перевода зарубежных изданий . Психодиагностика признается в ка-

* Норакидзе В.Г. Методу исследования характера личности.-Тбилиси: Ыецниереба,1975; Березин Ф.В..Нироиников М.П..Роканеп Р.В. Методика многопрофильного исследования личности (в клинической медицине и психогигиене).-М.-.Кепипина,1976; Психодиагностические метопы (в комплексном лингитюдком исследовании студентов).-Л.: Изд-зо Ленинград.ун-та,1976; Ппоблемы психологической диагностики (теория и практика) .-Таллинн, 1977; Блейхер В. ,1>урлнчук Л.Ь. Психологическая диагностика интеллекта и личности'.'-Киур: Еища школа ,197Ь;Бурлачук Л.Ф. Исследование личности в типической психологии. -Киев-.Вища школа, 1979;Шваниара И. u коллектив. Диагностика психического развитии.-Прага: Авиданун,19Ту.

честве одной из основных сфер приложения профессиональных возможностей психологов, становится неотъемлемым элементом в их обучении. И в то же время академическая наука при классификации отраслей психологического знания не находи? места для психодиагностики (см.: Общая психология. Учебник /под ред. А.В.Петровского.- М.: Педагогика, 1976; Рудик П.П. Общая психология. Учебник. -К.: Педагогика, 1974 и др.).

В те куцем десятилетии (80-е годы) становится "пригычным" использование зарубежных тостов, оперирование их теоретическими кон струнтами, причем тан, как будто содержанке их давно известно и не заслуживает особого рассмотрения. Публикуемые экспериментальны работы буквально пестрят полученными у обследованных данными об и "импульсивности", "силе Эго", "зизошшости" и. т.п. Широкое хождение среди практиков,,нуждающихся в диагностических методиках, получают разнообразные самиэдатовскио "адаптации" тестов,в действительности представляющие собой варианты непрофессионально выполненных переводов с соответствуй;!« иностранных изданий. Формирует вакс охарактеризованный дилетантски-потребительский подход к психодиагностическому инструментарию.

Тем не-менее, нельзя обойти и определенные достижения этих лет. В монографических работах и методических пособиях продолжает ся обсуждение обтдох и частных проблем психодиагностики, при этом привлекается уже имеющийся собственный опыт (Е.Т.Соколова, 1950; Психологическая диагностика: Проблемы и исследования, 1961; В.С.Аванесов, 1982; Л.«.Бурлачук, 1982, 123); М,Ы.Кабанов,А.Е.Лич ко и В.М.Смирнов, 19ВЗ; Б.Б.Кулагин, 1984; Л.4.Бурлачук и С.М.Морозов, 1969; Б.Г.Херсонский, 1969).

Больнее внимание, нежели ранее, уделяется теоретическим исследованиям, посвященным предмету, методом, задачам и перспективам отечественной психологической диагностики Ш.М.Забродин, 19Ф; Ю.З.Гильбух, 1962; К.М.Гуревич, 1982; В.И.Слободчиков, 19£2; Б.В.Коссов,19£5). Постепенно изживается Есе еще батуидеа мнение о том, что "тенденция обособления "психодиагностики" в особую научно-практическую дисциплину, со своим предметом, теорией и методами . представляется. построенной на локных основаниях"*.

* Эльконин Д.Б. Психолого-педагогическая диагностика: проблемы и задачи //Психодиагностика и школа .-Таллинн,1960. -С.65.

Первие иаги сделаны и на пути разработки оригинальных метода (А.Е.Яичко о сотр.,1983; Д.Б.Богоявленская,19ЬЗ; Н.И.Сарде-аельпэе, 1951; В.Н.Мельников и Л.Т.Ямпольск!1й,19Ь£>; Е.И.Горбачева, 19С5; М.К.Акимова, 5.М.Борисова, В.Т.КсэлоЕа, Г.П.Догиновп и З.Г.Зархин, 19с(3; Впрга и 3.Б.Столпи, 19(38; В.Б.Столиц' и С.Р.Пан-гилееэ, 19Е8; А.Г.Щмзлов и В.С.Бабина, 19ЬЬ и пр.), хотя и "не будет преувеличением сказать, чго в этой области отечественная психология отстала от передовой зарубежной на 15-20 лет"1.

Счеяует подчеркнуть начатую в настоящее время согетск'ими психологами борьбу с ранее доминировавшими упрощенными представлениями. о валидности и надежности диагностических методик,борьбу за погашение психометрической культуры исследований (В.К.Гайда и В,П.Захаров, 19*2; В.В.Стопин и А.Г.Шмелев, 1964; А.Г.Шмелев и

B.И.Похилько, 19Ь5; С.Л.Хаьин, Т965; ЮЛ"..Забродин с соавт. ,190?; К.М.Гуравич, И.К.Акимова и В.Т.Козлова, 1966; Л.Ф.Бурлачук и

C.М.Ыорозов, 1919 и др.).

Потребность в преодолении упрощенческих тенденций отражает сложившуюся, но все еще недостаточно осмысленную реальность того, что образовалось самостоятельное исследовательское направление, облагающее собственна?« яонятяйким аппаратом и методиками. В итоге использования этого понятийного аппарата и методик возникает осо» бяя форма описания личности -"измеренная личность" (измеренный интеллект, измеренные личностные особенности и т.д.).

Наряду с уже сложившимися направлениями исследований (клиническая и профессиональная психодиагностика), завсркается оформление таких, как школьная психодиагностика (см.,напр., Психодиагностика и школа. Тезисы симпозиума. -Таллинн, 1983; Психодиагностика.- учители. Материалы конференции. -Харьков, 19 Ь9), спортивная (В.Л.Марицук, О.М.Етудов, В.А.Пяахтиенко, Л.К.Серова, 1964; а.Л.Хашзд, 1963 и др.), аномального развития детей (В.И.Лубовекий, 1983, 19ВЭ и лр.). Начинают активно внедряться компьютерные метода психодиагностики (А.Г.и1мелеэ,Б62; А.К.Ерофеев, 1967 и др.), осуществляется оценка психологических последствий" компьютеризации психодиагностической деятельности (0.К.Тихомиров и Л.П.Гурьева, 1909).

* Задачи перестройки и актуальные проблем психологии. Передовая// Психологический журнал .'-19Ь7. -Т.6.-К 4. -С.7.

Таким образом, хорошо заметно изменение отношения к психодиагностическим методикам, как средству получения особого знания об индивидуально-психологических особенностях личности. Они активно внедряются в психологические исследования, чеку немало способствует современная вычислительная техника. Преодолены ранее господствовавшие негативные установки к тестам — основным психодиагностическим инструментам, причем произошло это прежде всего за счет . успешного решения практических задач с юс помощью. Однако, методическое 'обеспечение психодиагностических исследований по-прекне-му существенно .опережает их теоретический уровень. Именно в этом заключены все сложности и своеобразие данного этапа. .

Значительное отставание теоретических разработок от нужд практики привело к тому, что разнообразные зарубекшо тесты и методики оказались Ене конкуренции, с ними почти нечего поставить рядом, противопоставить им в отечественной психодиагностике. Это принуждает психолога-практика к использовании вслед за методиками тех психологических теорий, на основе которых они создавались, теорий, требующих детального анализа и реинтерпретаиии с позиций советской психологии. В противном случае практические психологи будут продолжать вести "двойной счет" (Л.А.РадзихоЕский,1967) -декларативно ссылаться на отечественные концепции личности, реально используя в качестве рабочих западные психологические теории, оказавшиеся более "практичными".

Резюмируя нынешнее состояние психологической диагностики в нашей стране, следует отметить:

Во-первых, за прошедший, достаточно краткий период достигнута определенные успехи в развитии теория и практики психодиагностических исследований, способствовавшие Еыделеиив психологической диагностики в самостоятельную отрасль психологической науки. Основные психодиагностические методики неоднократно описаны, известны и получили значительное распространение. Без них уже невозможно представить решение все более расширяющегося в современных' условиях круга задач, связанных с учетом индивидуально-психологических особенностей личности;

• Во-вторых, во многом стихийно 'сложившаяся к настоящему времени практика применения диагностических методик нуждается в теоретическом осмыслении, В связи с этим особое значение приобретают как дальнейшая разработка, систематизация понятийного аппарата, так и критический анализ соответствующих зарубежных исследований, опыта .развития отечественной и мировой психодиагностики, что и было кон-

кретизировано автором диссертационной работы в ее цели и задачах.

НАУЧНАЯ ЗНАЧИМОСТЬ И НОЕИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ.

Значимость данной работы определяется развитием концептуального аппарата, описывающего измерение индивидуально-психологических особенностей личности, а также измеренные индивидуально-психологические особенности. Опубликованные нами книги (Л.Ф.Бур-лачук и В.Ц.Блейхер, 197й; Л.Ф.Бурлачук, 1979; Л.Ф.Бурлачук и С.Ы.Морозов, 1969; Л.Ф.Бурлачук, 1969) являются первыми в советской психологии систематическими разработками теоретических и прикладных проблем психодиагностики.

В настоящем исследовании впервые в отечественной психологии обобщены и систематизированы основные концепции, категории и понятия психологической диагностики, осуществлен их содержательный анализ. Это позволило:

— определить место и значение психодиагностического метода в системе других исследовательских методов психологической науки, выделить и раскрыть сущность основных диагностических подходов, предложить оригкнальнме классификации образуемых в их границах методик (тестов);

— расширить и углубить представления о психологическом диагнозе и его уровнях;

— дать критический анализ теоретико-методических принципов построения основных психодиагностических процедур, наиболее широко используемых в практической работе, что вносит существенный вклад в проблему измерения личностных особенностей и уровня интеллектуального развития, формирует адекватные знания о диагностической ценности соответствующих диагностических подходов и отдельных методик.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕНВДРЕНКЕ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ

Практическое значение диссертационной работы сводится в основном к следующему:

— проведенное исследование способствует преодолению сложившегося в отечественной психологии дилетантски-потребительского отношения к широко используемым на практике психодиагностическим, в Первуо очередь зарубежный, методикам, а тем самым повышение научной обоснованности и эффективности диагноза личностных особенностей и уровня интеллектуального развития;

— теоретический анализ концептуального аппарата современной психодиагностики дал возможность предложить психологам, другим специалистам скагема-гизироваяное изложение важнейших проблем, понятий и методик зтой области психологической науки с виде "Слова-рп-справочника по психологической диагностике" (Киев, 1989);

— исследования, положенные в основу диссертационной работы, нашли свое практическое применение в обучении студентов-пскхоло-.гов Киевского госуниверситета им.Т.Г.Левченко, они отражены в чи-тасшх автором курсах "Психология личности" и "Основы психодиагностики", спецкурсе "Проективные метош исследования личности", а таксе циклах лекций по актуальным проблемам психодиагностики личности, прочитанных для психологов и других специалистов, работающих е народном образовании и здравоохранении Республики Куба (1977, 1962, 1983 );

— материалы исследования были использованы при разработке методических рекомендаций, адресованных психологам, а таксе лекторам, ведущим пропаганду психологических знаний и опубликованных обществом "Знание" Украинской ССР: "Психодиагностические методу исследования личности (Киев, 19Ь2) и "Психодиагностические методу исследования интеллекта" <Киев, 15В5).

Результаты исследований автора диссертации внедрены в учебный процесс и научную работу ряда вузов страны Шосковский госуниверситет, Харьковский госунизерситет, Казахский госуниверситет, Полтавский пединститут и др.), научно-исследовательскую и консультативную работу НШ, лечебных и других учреждений (НИИ психологии АН СССР, Ленинградский психоневрологический научно-исследовательский институт им.В.Ы.Бехтерева, Всесоюзный научный центр наркологии, Киевский НШ сердечно-сосудистой хирургии, Алма-Атинский диагностический центр Минздрава Каз.ССР, Киевский центр профориентации молодеки при Госкомтруд СССР и др.).

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Основные результаты исследования были представлены на: международном симпозиуме "Бессознательное. Природа, функции, методы исследования" (Тбилиси, 1979); Всесоюзной конференции "Личность в системе коллективных отношений" (Курск, 19Ь0); республиканской конференции "Проблемы высшей нервной деятельности, патофизиологии, клиники и терапии психозов" (Киев, 1960); республиканских научно-практических конференциях "Актуальные проблемы психологии личности в условиях научно-технической революции" (Киев, 19££), "Психо-

логическая диагностика в профотборе и профориентации " (Киев, 1965), организованных при непосредственном участии автора, и "Основные функции и методическое обеспечение работы слуаб социального развития на предприятии (Киев, 1968); Всесоюзно!! конференции "Взаимосвязь-формирования личности и коллектива" (Рига, 1966); УП Всесоюзно« съезде Общества психологов СССР (Москва, ГЭ69); республиканской конференции "Психодиагностика — учителю" (Харьков, 1989).

Ваанейшие положения диссертационного исследования такяе докладывались и обсуждались на заседаниях Украинского отделения секции "Медицинская психология" Общества психологов СССР (Киев,1964, 1967, 1989), методологических семинарах Института психологии АН Гр.ССР (Тбилиси, i960), кафедры психологии и педагогики Латвийского госуниверситета (Рига,19Ь9) и кпфедры социальной и педагогической психологии Киевского госуниверситета (Киев, 1967,19ЁБ,1969)

По теме диссертации автором изданы:

1. Монография "Психологическая диагностика интеллекта и личности" (Киев, I97B, п соавторстве с В.М.Блейхором). Рецензии на эту работу опубликованы в аурналах: "Врачебное цело". -1976.-$ 12; "Дефектология".-1979.-№ 5; "Журнал невропатологии и психиатрии

им.С.С. Корсакова" .-i960.-Т.ЬС.-ВыпЛ; "Вопроси психологии.-i960.-№ I (переведена и опубликована такке в :"sowjstvvi3nenacha:ft. Gesellschaftswissenschaftliche Beiträge.» .-IS60.-P 10); »ray-phologia a Patopa^iolögia Dietatä". — 1970. — Т.13. — N 6; WSeskoslovenekä Psychologie". — 1979. — T.23. — П 3; »Zeitschrift für Psychologie". — 1979. — T.187. -ЯЗ.

2. Монография "Исследование личности в клинической психологии" (Киев, 1979). Рецензии на нее опубликованы в: "Вопросы психологии". —1981 .-№ 4; "Врачебное дело".-1961.-№ II; »Seskosloveriskä Psychologie". — 1980. — Т.24. — И 6; "Ceakoslovenakä rnychiatrie". -1982. — Т.78. — И 2.

3. "Словарь-справочник по психологической диагностике" (Киев, 19Б9, в соавторстве с С.М.Морозовым).

4. Пособие "Психодиагностика личности" (Киев,1969).

' краткое изложите ОСНОШНХ положений исследования

В проведенном исследовании изучались проблемы, имеющие в психологической диагностике принципиальное теоретическое и методическое значение.

I. Психодиагностика как наука: метод, подхода, методики и психологический диагноз.

В ходе своего исторического развития психологическая диагностика выделилась в самостоятельную область психологической науки, разрабатывающую пути и приеьы распознания и измерения индивидуально-психологических особенностей личности. Это обусловлено тем, что психодиагностическое исследование имеет собственный предмет познания, отличный от предмета теоретической психологии, а тот и другой не тождественны личности в ее жизнедеятельности.

Дело здесь не в уровне развития научного знания, как это ыо-кет показаться на первый взгляд, а в тех конкретных процедурах познания, с помощью которых осуществляется отражение личности.Сам исследовательский метод во многом определяет как процесс, так и результат познания. В чем же заключаются особенности предмета познания в психодиагностике? Чтобы ответить на этот вопрос автор обращается к психодиагностическому методу.

Анализ этого метода позволяет выделить специфические мотиеы, определяющие активность субъекта, особую стратегию его поведения, специфику ситуации (как социальную — взаимодействие психолога и обследуемого, так и стимульную, — например, с разными градациями определенности) и т.д. Психодиагностический метод, кроме того,включает и специфический измерительный инструментарий, обладающий собственными характеристиками, заданными теорией измерения психологических явлений (психометрия). Сказанное позволяет сделать вывод о том, что представления об индивидуально-психологических особенностях личности, полученные при ее психодиагностическом описании, должны иметь свои особенности, свой понятийный аппарат.

В настоящий момент в психологической науке отражение этих особенностей приняло форму многочисленных неудачных попыток их отождествления с имеющимися теоретическими представлениями о личности. Например, создание и развитие проективной техники диагностики личности породило множественные попытки интерпретации получаемых данных с различных теоретических представлений о личности, которые являются в равной мере "удачно-неудачными". То же самое можно сказать и о психологических-психодиагностических исследованиях интеллекта, различных психических функций. Можно утверждать, что в данное время существует парадокс теоретического и психодиагностического описания одной и той же реальности.

Осуществляемый в диссертационном исследовании подход заключается в признании того факта, что разные средства познания с неиз-

бедностью приводят к различным описаниям того г.е самого объекта и, далее, в ходе развития этих средств — к формировании относительно независимых предаетов познания. Предметом психодиагностики являются измеряемые индивидуально-психологические особенности, свойства личности, а результатом познания будут измеренные ее особенности.

Экспериментальное исследования личности порождают знания,используемые прежде всего в рамках теоретического познания. При этом за теоретическим познанием призмается право на собственный концептуальный аппарат, а само познание моает происходить и во внезкепериментальной форме (самостоятельное развитие концептуального аппарата).

В психодиагностике происходит подобное (хотя и без всякого признания этого права со стороны методологии) развитие собственного концептуального аппарата. Узсе сформировалась система понятий, конструктов, отражающих собственный предмет и средства его познания. Таким образом, можно говорить о необходимости развития собственно концептуального аппарата психодиагностики, осмыслении его связей с теорвтичеекки отражением ливдости и отличии того и другого от личности реальной.

Всегда будут существовать отличия меицу измеренной и изменившейся после измерения личностью (в частности, можно предположить, что самое измерение вносит некоторые новообразования я измеряешй объект). Психодиагностическая ситуация, задаваемая исследователем, будет только моделью ситуации жизнедеятельности, что такте явля-. ется источником различий. Перечень различий мс^ет быть продолкен. Аналогичные различия могут быть установлены меицу теоретическим описанием личности я ее реальностью, "измеренной личностьс" и теоретической. Не следует абсолютизировать эти различия, такяе, как не'нужно и пренебрегать ими. Представления, получаемые в итоге психодиагностического обследования личности, теоретико-экспериментального познания и наблюдения за ее жизненными проявлениями гзаимсобогащаот друг друга.

В опубликованных по теме диссертационного исследования работах процесс этого взаимообогящения раскрыт на примере изучения вопросов наследуемости интеллекта (Л.'5.Буряачук,1989). Большой вклад в решение этой проблемы внесен именно психодиагностикой.В то 1йо время, теоретические представления о личности вносят свой вклад в познание психодиагностических процедур. Например, з ряде

исследований предлагается использовать концепции установки как один из возможных объяснительных принципов поведения обследуемого в проективной ситуации. • ' '

Выделение психодиагностического уровня познания мокет быть осуществлено как на основе анализа его собственного развития, так и его сопоставления с имеющимся теоретические уровнем. Это и явилось методологической основой проведенных исследований, которые приняли вид; словарь-справочник — собственно концептуальный аппарат психодиагностики, другие работы — сопоставление тесретико-зкс' периментального и психодиагностического уровней раскрытия личности анализ связей ме&ду ними*.

Итак, основной особенностью психодиагностического метода является его измерительно-испытательная направленность, за счет которой достигается количественная (и качественная) квалификация измеряемого явления. Это становится возможным путем следования ряду требований, нашедаих в нем, сравнительно с другими исследовательскими методами психологической науки (неэкспериментальным или описательным и экспериментальным), наиболее последовательную реализацию. Одно из важнейших требований — стандартизация, в основе которой лег.ит понятие нормы, поскольку индивидуальная оценка, например, успешности выполнения того или иного задания может быть получена только путем сопоставления с результатами других обследованных.

Не менее существенны для психодиагностического метода требования к надежности и валидности измерения, а такка кесткая регламентация процедуры обследования (точное соблсдение инструкции, строго определенные способа представления стимульного материала, невмешательство исследователя в деятельность обследуемого и др.). Задача, стоящая перед психодиагностическим методом, не ограничивается квалификацией изучаемого явления, а необходимо включает и его объяснение.

Психодиагностический метод конкретизируется в трех диагностических подходах, которые практически исчерпывают множество имеющихся диагностических методик (тестов):

— "Объективный" подход — диагностика осуществляется на основе успешности (результативности) и способа (особенностей) выполнения деятельности;

*3десь автор считает необходимом отметить, что р дальнейшем, ког-. да речь идет о тех или идах индивидуально-психологических особенностях,то я:/.еется в виду их существование как измеренных.

— "Субъективный" подход — диагностика осуществляется на ос-10ве сведений,сообщаемых о себе.самоописания особенностей личности, поведения в тех или иных ситуациях;

"Ппоектчвшй" подход — диагностика осуществляется па осно-зе анализа особенностей интерпретцр.ки ине^не безличного,неопределенного (слабосгпуктуриого) материала, становнцегося объектом троекции.

Объективный подход к диагностике индивидуально-психологических особенностей личности образует преете всего та типа методик (тестов), разделения которых стало традиционным, но имеет у нас Золее узкое' значение. Это тест»! личности и тесты интеллекта. Первые направлены на изагрени.е неинтеллектуальных особенностей личности, вторые — на установление уровня ие интеллектуального развития. Конечно, такое "обособление" сферы личностных проявлений и сферы интеллекта имеет ограниченней, но тем не менее важный для психодиагностики смысл. "Сложные психические свойства человека образует две основные группы -характерологические свойства и способности. Первая связана с побудительной (мотиьационной), вторая — с организационно-!! с п о .т н ¡1 т е л ь с к о й стороной психической регуляции поведения''*.

Сохранение за личностными проявлениями, с одной стороны,и интеллектом, с другой, относительной самостоятельности позволяет бо-ЛВв глубоко проникнуть В сущность ЭТИХ ПСИлИЧГЗСКИХ образований, наконец, известное акцентирование их функционального своеобразия способствовало разработке психодиагностических методик, данность которых неоспорима, подтверждена огромным количеством исследований.

Диагностика уровня интеллектуального развития представлена многочисленными тестами интеллекта (общих способностей). Теста личности, относимые в настоящей классификации к объективному подходу, можно подразделить на тесты действия (целевые личностные тесты) и тесты ситуационные. Наконец, в объективном подходе образуется еще две значительные группы тестов: тесты специальных способностей и тесты достижений.

Субъективный подход представльн опросниками, количество которых весьма велико. Когут быть выделены два основных гида: опросники личностные, как одно-, так и многоакальнне, и опросни-

*Рубинктейн С.Л. Бытие и сознание.-М. :Иэд-во АН СССР, 1907.-С.2Ь9.

ки-анкета, предназначенные .для получения об обследуемом сведений, не имеющих, как правило, непосредственного отношения к его личностным особенностям.

Проективный подход к диагностике личности образует проективные методики, занимающие особое место в психодиагностике и приб-ликающиеся к так называемым качественным процздурам, несмотря на возможность количественной оценки получаемых с их помощью данных.

Внутри кавдого из выделенных подходов могут бить легко обнаружены групш достаточно однородных, близких друг Другу методик (тестов). В то ке время, некоторые из конкретных психодиагностических методик трудно отнести к одному из подходов,они будут занимать как бы промежуточное полоаение. Мевду рассматриваемыми диагностическими подходами нет и не может быть непроходишх границ, которые отсутствуют и по отношению к исследовательским методам психологической науки.

Описанные выше диагностические подходы выполняют не только классификационную функцию. Эти подходу представлены как бы в виде шкалы "податливости к изыеряемости" тех индивидуально-психологических особенностей, на раскрытие которых они направлены (. последовательно ограничиваются возможности приложения основных психометрических требований, предъявляемых к образованным зтими подходами методикам ), шкалы, соответствующей в то ге время степени структурированности используемого диагностического материала.Сказанное наиболее очевидно при сравнении, например, тестов интеллекта и проективных методик. Для психометрической оценки ваяидности и надежности последних и сегодня отсутствует адекватный математи-ко-статистический аппарат.

В проведенном исследовании подробно рассматриваете» психодиагностический процесс, поннмаешй как взаимодействие психолога и обследуемого, опосредованное психодиагностической методикой (методиками) , конечным результатом которого является психологический диагноз. Описаны основные этапы этого процесса: сбор данных в соответствии с задачей исследования; переработка и интерпретация полученных данных; вынесение решения (диагноз и прогноз). При этом особое внимание уделяется наиболее сложным вопросам, возникающим перед исследователем (эффективность клинического и статистического путей переработки и интерпретации диагностических данных, их упорядочение, сведение в некоторую систему и др:). Подчеркивается значение этических норм в психодиагностическом обследовании, •обязательность их соблюдения (Л.З.Бурлачук, 19Ш).

Одно из фундаментальных и наименее разработанных в отечественной психодиагностика понятий — психологический диагноз. Клиническое (медицинское) понимание диагноза, прочно связывающее его с болезнью, отклонением от норы,отразилось и на определении этого понятия в психодиагностике. В таком осмыслении психологический диагноз — ото всегда выявление скрытой причины обнаружившегося неблагополучия (В.И.Войтко и Ю.З.Гильбух, 1976). Термин "диагноз" В психологии неоднократно предлагалось закрепить исключительно для "называния" каких-либо расстройств, нарушений ( 3.цоаепг«е1з, 1949 и др.).

Подобные взгляды приводят к неправомерному сужению предмета психологического диагноза, из него выпадает все то, что связано с выявлением и учетом индивидуально-психологических различий в норме. Из психологической диагностики вырывается наиболее обширная, исторически сложившаяся область исследований. Предает психологического диагноза — индивидуально-психологические различия как в норме» так и патологии.

Важнейшим элементом психологического диагноза, причем часто игнорируемым, является выяснение в какдом отдельном случае того, почему именно такие проявления обнаруживаются в поседении обследуемого, каковы их причины и следствия. По мере обогащения психологического знания "этиологический" элемент в психологическом диагнозе, вероятно, не будет иметь столь существенного значения как в настоящее время, ?о всяком случае в текущей практической работе. Сегодня, как правило, установив средствами психодиагностики те или иные индивидуально-психологические особенности, исследователь лишен возможности непосредственно указать на их причины, место в структуре личности.

Психологический диагноз не ограничивается констатацией, а обязательно включает предвидение, а также выработку рекомендаций, вытекающих из анализа всей совокупности данных, полученных в ходе обследования в соответствии с его задачами.; Такое понимание психологического диагноза дает воэкояиосгь конкретизировать как цель психодиагностического процесса, так и его направленность.

Психологический диагноз — конечный результат деятельности психолога, направленный на описание и выяснение сущности индивидуально-психологических особенностей личности с целью оценки их актуального состояния, прогноза дальнейшего развития и разработки рекомендаций, определяемых задачами исследования.

Автор критически рассматривает виды психологического диагноза, а такгю его уровни, выделяемые в зарубежных исследованиях / B.Shapiro, 1957; Н.Еузепск, I960; li.Suiidbcra end L.Tyler, , 1962; J.Roykowaki, 196G; A.Lcv.'icki, 1369, et si/. Обнаружены существенные совпадения уровней диагностических закли-чений по jr.sundbers и l.Tyler (1Э62) со "ступенями" в развитии диагноза, которые были значительно ранее описаны Л.С.Выготским (1936). Симптоматический (смпирический), этиологический и типологический уровни диагноза по Л.С.Выготскому представляются как наиболее адекватно характеризующие реал»психодиагностических исследосаний.

II. Психодиагностика уровня интеллектуального развития

Решение проблем! измерения интеллекта, с которой связано становление помологической диагностики, начавшись с попыток "охватить числом операции ума" ( p.oalton, 1679), приводит к появлению широко используемых за рубежом современных тестов.

В отечественной психодиагностике, за вычетом достаточно краткого периода <0-30 годов, тесты для определения уровня интеллектуального развития долгое громя не применялись и рассматривались в качестве методологически Несостоятельных, поскольку признавались направленными исключительно на измерение "некоего постоянного, врожденного уровня ума" (Б.В.Зейгарник и С.Я.Рубинштейн, 1970).

Сторонники качественного подхода к оценке умственных способностей, как точно замечает Э.А.Коробкова (1981), однажды и надолго испугагаись количественного анализ. ошибочно приравнивавшегося к механизму, длительное время препятствовали внедрению в практику стандартизованных тестов интеллекта, которые мскно оценивать с позиций валидности и надежности, позволяющих соотносить результата, полученные в разных исследованиях. Соответственно вопросы, касающиеся природы, функций интеллекта, а Текке причин индивидуальных различий в уровне интеллектуального развития, оказались вне теоретического анализа. Более того, в советской психологической науке оформилась традиция понимания интеллекта в качестве высшей формы психической деятельности кивотнцх.

Уке в первых работах, обращенных к опыту измерения интеллекта за рубежом, выясняется неоднозначность в понимании зтого диагностического конструкта, множественность теоретических подходов, сказывающаяся на разработке отдельных методик и способах интерпретации полученных результатов (К.В.Корабепьннков и P.O.Серебрякова,'1969; К,М.Гуревич, 1974,19B0; М.К.Акимова,- 1977, I9SI).

Сегодня применение тестов интеллекта в практической психологии не вызывает сколь-ну.будь серьездах возражений. Наиболее известные .-из них вполне опрапдывают себя а диагностике нарушений психического развития у детей Ш.А.Панасак, 1376;В.И.Лубовскнй, 191-3; Л.Г.Луксянова, 1967) и умственной отсталости (А.Е.Личко', 19Б5), оквзмнаются высокое ¡»¡¡ектившл.ш для риыения задач судебио-психологической экспертной (Л.Л.Калинина, КЬЗ), изучения струн-' туры интеллекта при психических заболеваниях (Р.0.Серебрякова, 1972; И.Н.ГильнлеЕо, 19ЬЗ) и особенностей отдельных интеллектуальных функция в различные периоды'онтогеиеза (Е.И.Степанова,1970; Б.Г.Ананьев, 1963 и пр.). Наконец, я последнее время осуществляется разработка отечественных тестов интеллекта (¡Л.К.Акимова, Е.М.Борисова, В.Т.Козлова, Г.Г1. Логинова и В.Г.Зархин, ЮЬЬ).'

Теп не менее, еще очень часто срабатывает стереотип предвзятого отношения к тестам интеллекта, чго существенно затрудняет их широкое использование, например, п народном образовании, которое, как ни одна другая сфера общественной практики, нуждается в инструментах выявления индивидуально-психических особенностей учащихся. Основная причина существования подобных стереотипов — слабый уровень собственных теоретических исследований, сочетающийся с преимущественно "социальной критикой" зарубежного опыта.

В публикациях автора диссертации обобщены и критически проанализированы с учетом имеющихся отечественных работ данные многочисленных зарубежных исследований, посвященных изучению природы интеллекта, его структуры, причин индипидуальных различий, взаимосвязи с личностными особенностями, а такяе осуществлена опенка диагностических возможностей известных тестов (Л.Й.Ьурлачук н В.М.Блейхер, 1977, 1978; Л.<5.Бурлачук, 1960, 19£5, 19Ь9).

В диссертационном исследовании выделены различные подходы к определению интеллекта в современной психодиагностике и дифференциальной психологии, раскрыт их абстрактно-теоретический характер. Исходя из этого и руководствуясь известным положением Л.С.Выготского (Собр.соч., 1962,т.1) о том, что противоречил психологической методологии для их разрешения доланы быть перенесены на почву практики, автор в дальнейшем обращается к интеллекту измеряемому. Тем самым реализуется переход от теоретических построений к практике, через которую только и осуществима содержательная конкретизация явления, фиксируемого понятием "интеллект".

Изучение концепций структуры интеллекта, представленных в наиболее известных зарубежных исследованиях (ch.Spearman, 1927; i.Thuratone, 1931; С.Burt, 1949; p.Vernon, 1960; J.Guiliord, 1967; R.Cottell, 1971; H.Eyasnck, 1979).

обнаруживает лва противоположных подхода: I) признание общей основы всех проявлений интеллекта и 2) стремление разложить интеллект на обособленные, независимые друг от друга способности. Доказывается, что'ни в одной кз существующих за рубеком моделей интеллекта не удается опровергнуть внутреннего единства познавательной (интеллектуальной) деятельности человека.

Шлснение причин индивидуальных различий в интеллекте имеет решающее значение, поскольку позволяет подойти к понимании его психологической сущности. В диссертации проведен критический анализ зарубежных исследований, в которых изучалось влияние наследственности, "биологической среды", социальных факторов, а также Еозраста, числа детей в семье и очередности их рождения на уровень интеллектуального развития, определяемого с помощью тестов.

Одной из доминирующих в западной психодиагностике и дифференциальной психологии, сохраняющих-свое значение до настоящего времени, является теория генетической обусловленности интеллекта. В своей современной формулировке эта теория утверждает, что около 60 % вариаций в интеллекте, измеряемом с помощью тестов, следует отнести за счет генетических различий менду людьми ( A.lensen, 1969. 1973; H.Eysenob, 1979 и др.). Значительное количество исследований было ориентировано на изучение связи тестовых показателей интеллекта с генетическими факторами. Естественно, особая роль здесь отводилась результатам, Полученным при обследовании монозиготных и дизиготных близнецов (степень внутрипарного сходства). Итоги этих работ, выполненных как до 60 года (обзор дан L.Er-lenmeyer-Kiraling , L.Jarvik, 1963 ), так и в последнее десятилетие ( S.Scarx и L.Carter-Zaltzman,I9G2 И др.), хорошо известны и служат подтверждением генетической обусловленности интеллекта.

В публикациях автора диссертации (Л.Ф.Бурлачук, 1909) обращается особое внимание на то, что и в пока единичных отечественных исследованиях близнецов, проведенных с помощью психометрических тестов, указывается, например, на существенный вклад генотипа в дисперсию параметров вербального интеллекта (Н.С.Канстонистова,198С

констатируется наличие генетической составляющей в изменчивости общих оценок интеллекта (Н.В.Искольдский, 1969).

С привлечением данных советских и зарубешых исследований в ЭТОЙ области ( Ь.Kanin, 1974. j.ioehlin, R.Hichola, 1976; И.В.Равич-Щербо, I97Ö, 1961; 7,'.Friedrich, 1985 и др.), показано, что результаты, свидетельствующие о большем рнутрипарном сходство монозиготных близнецов по уровню интеллектуального развития сравнительно с дизиготными, должны быть ряинтерпретирорпны и в этсм виде не подтверждают генетической обусловленности интеллекта. Это относится и к результатам, полученным при обследовании монозиготных близнецов, воспитывавшихся порознь ( н.нетачп С соавт.,1937; с.Burt, 1955, 1966- J.Sbields, 1962; H.Juel-Hieleen) наиболее "доказательные" из которых явились плодом вымысла о.Burt ( L.Kamin, 1974).

Влияние "биологической среды" (разнообразные переменные,большая часть которых характеризует особенности беременности, родового процесса и неонатального периода) на уровень интеллектуального развития сравнительно мало изучено. Наиболее значительное исследование было осуществлено з.Вгоигт с соавт. (1970), обследовавших свыие 50 тыс. яенщин с целью выявления связи многочисленных переменных биологической среды, а также социально-экономических, кли-нико-анамнестических данных о семье и матери ребенка с уровнем его интеллекта в четырехлетнем гозрасте.

Оказалось, что переменные, относящиеся к биологической среде, не имеют сколь-нибудь существенного значения для объяснения индивидуальных различий в уровне интеллектуального развития, достигнутого к четырем годам жизни (авторами не рассматривались случаи патологии беременности и родового процесса). Фактически все вариации в интеллекте предсказуемы на основе учета обраэованля матери и социально-экономического статуса семьи.

Анализ влияния социальных факторов демонстрирует их определяющее значение для понимания причин индивидуальных различий в уроЕ-не интеллектуального развития. Автором подробно обсуждаются зарубежные и отечественные исследования, подтверждающие зависимость интеллекта от социального опыта индивида, профессии и образования родителей, дохода семьи, полученного образования, условий обучения ( Seashore, . 1951; о.Künaberg, 1967; Kostrzewaki, 1970; X.jacobsen с соавг.,1971; S-Siglur с соавт.,1973; Л.Н.Борисова, 1974; Н.С.Кантонистова, 1980; A.Aiwetnal, 19Ь2; К.М.Гуревич, М.К.Акимова и В.Г.Козлова, 1986 и др.). Нпиболре

значимо влияние на уровень интеллекта, измеряемого тестами, oüpa-зования, степени усвоения элементов культуры общества, что,в свои очередь, во многом обусловлено конкретными социальными требованиями, предъявляемыми к человеку в различные периоды его сизни.

Критически рассмотрены и реинтерпретировани популярные за рубежом модели связей интеллекта с достигнутым уровнем образования и профессиональным статусом при учете образования и профессии родителей ( p.Blnu И O.Duncan, 1967; О.Еиисаа, 1967; О.Duncan с соавт.,1972). Также обращено внимание на работы последних лет, в которых фиксируется заметное повышение уровня интеллекта в популяциях от поколения к поколению ( Anderson, 19В2; j.Flynn, 1984, 1ЭВ7).

Обусловленность индивидуальных различий, определяемых тестами интеллекта, социальными факторами заложена в самих тестах. Разработка йтих тестов с необходимостью склимает учат социальных норм, ценностей, стандартов поведения и мышления, присущих определенной культуре, требований к уроьно их развития. "Если бы первые тесты для определения, коэффициента интеллекта были разработаны в обществе с культурой, и которой наиболее вааное дело — охота, то под "общим интеллектом" подразумевали тогда остроту зрения, скорость бега, а вОЕсе не словарный запас, умение им пользоваться, способность оперировать символами ( о.Duncan, I972,c.79). Па результаты тестов интеллекта будет оказывать влияние не только принадлежность обследуешх к определенной культуре, социальной группе, но и "субкультурше" различия.

Проведенное автором обсуждение экспериментальных данных о различиях е интеллекте, обусловленных возрастом, такие подтверждает определясщее значение социальных факторов. Наиболее очевидно это выступает при анализе так называемого возрастного снижения интеллекта, наступающего, как принято считать,, примерно в конце третьего десятилетия кизни и- полагаемого многими исследователями в качестве общей закономерности.

Формально связываемое с возрастом снижение интеллекта, фиксируемого тестами, в действительности таковым не является (по крайней мере до 60 лет). За снижение интеллекта часто ошибочно принимаются различия мекду социальным опытом поколений, а также изменение в течение жизни смысла и значения отдельных способностей. Из этого следует сделать вывод и об известной ограниченности показателей тестов для раскрытия собственно возрастных изменений в интеллекте, происходящей в течение «изни перестройки его структуры.

Еце одно подтверждение доминирующего влияния социалыпх факторов на измеряемый интеллект видится автору в тех исследованиях, которыми установлено, что у детей из многодетных сеуей обычно отмечаются более низкие показатели по тестам (сравнительно с малочисленными семьями), a родигиисся рннью имеют наиболее высокий уровень интеллектуального развития (П.П.Елонски,1, 1929; A.Annatasi," 1956; ii.Belnont и 'р.цагоНо , 1973). Критикуется "модель совместного воздействия" ( Н.zajone и о.мткия , 1975), но. позволяющая объяснить обнаруженные закономерности.

Наиболее оправдано считать, что в многодетных семьях нередко создастся среда, неблагоприятствукдйя интеллектуальному развитию. Это происходит как в силу социально-экономического положения родителей (обычно ниже среднего уровня), так' и особенности взаимодействия " родителя" в таких семьях (преимущественное общение детей друг с другом, а не со взрослими, частичное делегированное родительских полномочий старшин детям и т.п.).

Различия в интеллекте между стариими и младсими детьми, по мнения автора, такко детерминированы социально-психологически. Например, сложившаяся в определенных культурно-исторических условиях, нередко сохраняющаяся и сейчас родительская устанопка на преимуцест-венное положение в семье старшего ребенка; более, гырятенняя, ерчг-ни-тельно с младиими, индивидуализация его обучения и воспитания. Указывается на необходимость тщательной проверки наиболее репрезентативного из судестпущих исследований ( L.Belmoat и p.iíarolln обследовали сшво 360 тис.человек) в силу гисокооднородной специфической выборки.

Отведение социальным факторам определяющей роли для объяснения индивидуальных различий в интеллекте не означает умаления значения природных данных человека, тех его дифференциальных особенностей, которые независимы от опыта, степени приобщенности к культуре, Вопрос заключается в том, обнаруживаются ли эти природное особенности в тостах интеллекта.

Индивидуальные различия в общей активности, как свойстве психодинамики, генетически обусловлены и определяют, в частности,темп психической деятельности. В сеогс очередь этот показатель букет влиять на внутригрупповугс дисперсию оценок интеллекта. Однако,природные особенности, в том виде , в каком они фиксноуются тестами интеллект, доны в единстве, сплэве со мкоиестпом других переменных, выступают в социализированном обдичьз, и их невозможно гиде-

лить в чисток виде, измерить так называемыми "свободными от культуры" тестами. Экспериментально доказано, что на скорость Си успешность) выполнения тестовых задания неизбежно будет оказывать влияние уровень сформированное™ у обследуемых действий по решению задач того или иного типа (Ю.В.Карпов, 1983; Н.Ф.Талызина и Ю.В.Карпов, 1987). "Чистая" скорость протекания интеллектуальных процессов, которую неоднократно пытались измерять, оказывается столь ке неуловимой, сколь и "чистый" интеллект.

Весьма наивным выглядит стремление многих современных зарубежных исследователей ( А.Jensen, 1969; K.Cattell ,1971; C.jencka , 1972; n.Eysenck,1979 и др.) "взвесить" доли природного (генетического) и приобретенного (социального) в интеллекте, подсчитать процент того и другого. Любые рассуждения об относительной роли двух непременно обсукдаемых факторов, — среды и наследственности, — бессодер5;ательны, ибо развитие интеллекта определяется не их соотношением, а их взаимодействием. Методологическая несостоятельность подобных схем линейного детерминизма в изучении человеческого индивидуума раскрыта в советской психологии (Б.Ф.Яомов, 1964 и др.). Проблема взаимодействия природного и приобретенного получает свое резгение в учении о задатках, как предпосылках развития интеллекта. Генетически детерминированные и врокденные анатомо-физиологические особенности мозга и нервной системы, или задатки, является лишь условиями формирования интеллекта, непосредственно его не определяя.

Таким образом, в основе долгое время господствовавшего, не изжитого и ныне представления о наследуемости интеллекта* лежит наивно-созерцательный подход, связывающий очевидно наследуемые особенности человека (например, его внешний физический облик) с его разумностью. Генетические, врожденные факторы должны быть поняты в качестве предпосылок развития интеллекта. Поиск психофизических коррелятов интеллекта, измеряемого тестами, чему посвящено немало исследований, имеет то же значение, что и, например, попытка описания природных основ храбрости или трусости человека.

Проведенное автором диссертации обсукдение проблемы интеллекта в психодиагностических и дифференциально-психологических исследованиях позволяет предложить его рабочее определение.

По-прежнему прикладываются значительные усилия для доказательства генетической обусловленности интеллекта. Тан."доказывается",что обязательным условием наличия К выше 130 является "присутствие аутосомнореиессивной Менделевой аллели М/ в гомозиготном состоянии" ( у.1»в1аз ,1960,с.396).

Интеллект — относительно самостоятельная, динамическая структура познавательных свойств личности, возникающая на основе наследственно закрепленных (и врожденных) анатомо-фтаиологических особенностей мозга и нервной системы (задатков), во взаимосвязи с ними формирующаяся и проявляющаяся в деятельности, обусловленной культурно-историческими условиями; преимущественно обеспечивающая адекватное взаимодействие с окружающей действительностью, ее направленное преобразование.

Автором диссертационного исследования особое место отводится анализу отношений некду интеллектом и личностными (характерологическими) особенностями, которые характеризуются как отношения взаимозависимости, а тем самым в известкой мере условно и традиционное деление тестов на измеряющие интеллект и диагностирующие личностные качества. Критически рассматриваются работы Н.Еуаеаск и в.рийког (1979), которые претендуют на открытие влияния некоторых личностных свойств, обнарукенных в процессе так называемого "расщепления коэффициента интеллекта", на успешность решения заданий соответсгвусщих тестов. При этом автор настаивает на необходимости признания относительной самостоятельности интеллекта (общих способностей), как структуры познавательных свойств. Не будет плодотворным включение все новых и новых некогнитившх фак-' торов в сферу интеллекта, несмотря на их представительство в любом акте познания. В своем крайнем варианте зто приводит к тому, что лсбые психические свойства объясняется способностями (К.К.Платонов, 1972). Интеллект растворяется в личности, утрачивается его функциональное своеобразие, а это монет привести к отрицанию возможности измерения интеллекта, а за ним и отдельных личностных проявлений.

Приведенные соображения, разумеется, не снижает задачи углубленного анализа сложных взаимосвязей меяду интеллектом и личностью . Представляется плодотворным введение в качестве единиц такого анализа понятия интеллектуальной активности — "клеточки", в которой синтезируются интеллект и личностные особенности (Д.Б.Богоявленская, 1983). Дальнейшее развитие зтой идеи прокладывает путь к диагностике творческих способностей, не обнаруяи-ввзсщих себя при традиционном тестировании интеллекта. Учет личностных переменных необходим такае и для повышения достоверности прогноза интеллектуального- развития.

Для оценки диагностического значения данных, получаешх с

помощью тестов интеллекта, автором привлекаются как соответствующие аирубег.ные исследования, так и отечественный опыт использования эт1гх тестов. Рассмотрена различие уровни анализа результатов тестов интеллекта (количественные показатели, интер- и интрасуб-тесговый разброс, качественный анализ). Показана ограниченность значения количественных показателей интеллекта. Наиболее оптимальны!.-. представляется обогащение у®е имеющихся тестов, достаточно лишшх и надежных, приемами качественного анализа.

В диссертационной работе проводится мысль о том, что отказ от обоснованного использования имеющихся тестов, от разработки новых повлечет за собой неминуемое отставание в реиенки многих практических задач, которые ставятся сегодня как перед психологической наукой в целом, так и пореа психодиагностикой в частности. Несовершенство средств измерения не может являться основанием для их отрицания. Необходимо только ясно представлять, что ке измеряется, каковы место и значение полученных результатов, учитывать валид-ность средств измерения.

Существующие тесты интеллекта позволяет сделать срез с достигнутого уровня усвоения основных требований, предъявляемых к познавательны!,; особенностям личности. В этом известная условность понятия интеллект, принятого в психологической диагностике. Естественно, что достигнутый уросень ь большинстве случаев не дает оснований для отдельных прогнозов. Однако, при этом необходимо помнить, что этот уровень — основа дальнейшего развития и от него зависимы, пусть ближайшие, успехи в той или иной деятельности. Подчеркивается, что данные тестов интеллекта могут быть правильно прочтем в контексте углубленного психодиагностического исследования.

Ш. Психодиагностика, личностных особенностей

Проблемы, связанные с диагностикой личностных особенностей,в диссертационном исследовании рассматривается н& основе анализа опросников и проективной техники.

А. Личностные опросники

Личностше опросники являются классическим обраа+м методик, образуемых в рамках субъективного диагностического подхода и наиболее распространены в практической психологии. Прототипом современных личностных опросников обычно считают разработанный р,.Ксо(1у;огЬЬ (1919) "Еланк данных о личности", предназначен-

ный для определения пригодности к военной службе. За проше/шне да-

сятилетия личностные опросники получили нирочайлсе распространение в психодиагностических исследованиях го всем мире.

Формирование отношения к личностным опросникам в отечественной психодиагностике проходит через разные этапы. Еще в ЬО-х годах они полностью отвергаются в качестве инструмента исследования личности, при этой указывалось дане на то, что "распространенные в Америке характерологические анкеты и "шшентари", в сущности представляет надругательство над человеком" (. Д.Левитов, 1956). В 70-х — начале 80-х годов переводятся наиболее известные зарубежные опросники, которые используются, как'правило, без адаптации И реетандартизвции. Появляются и собственные опросники, в большинстве случаев не отвечайте .элементарным психометрическим требованиям, предъявляемым к психодиагностическим методикам.

В последнее гремя советскими психологами уделяется все более возрастающее гтгмание вопросам конструирования личностных опрос- ' пиков, адаптации зарубежных, разработке оригинальных шкал, проблемам ралидности м надегяоети этих психодиагностических методик (А.Е.Личко, 1983; Б.М.Мельников и Л.Т.Ямпольский, 1985;А.Г.Шмелев й В.И.Нохглько,19Ь5; Ю.Н.Забродин, З.И.Похилько и А.Г.Шмелев,1967; В.М.Русалоп,19Ь7 и др.). Но при этом еще очень редки работы, в которых опросники не просто используются для получения каких-либо данных о личности, а выступают в качестве объекта исследования.

Простота применения опросников, легкость обработки полученных результатов, обоснованность интерпретационных схем многочисленными и кажется вполне убедительными исследованиями, — все это часто создает иллюзии того, что в итоге исследователь располагает объективным и достоверным знанием о личности. Опасность этой иллюзии в том, что онд может увести от подлинно научного, углубленного изучения личности, подменить его внешне убедительными показателями и корреляциями.

В диссертации выделены и критически проанализированы психологические составляющие личностного опроса: возможность фальсификации ответов и действие факторов, имеющих установочную природу; особенности понимания вопросов и изменчивость ответов; психометрический ппрацокс. Рассмотрены модели,обобщающие фаг-торы, детерминирующие ответы на вопроси личностных пкал и дана оценка диагностических возможностей известных опросников.

Показано, что фальсифшшия ответов, о вероятности которой следует птнитъ при репккии некоторых психодиагностических задач

(например, экспертных),не есть явление типичное для всех диагностических ситуаций. Напротив, накоплено немало данных, указывающих на стремление обследуемых быть искренними. Обсуждается влияние факторов, KOTopje имеют установочную природу ( rasponee set). Отмечается, что не следует абсолютизировать роль фактора социальной одобряемости, непременно обнаруживаемого при факторизации одномерного опросника (А.Г.Шмелев и В.И.Похидько, 1965). Критикуется стремление некоторых исследователей рассматривать данные,получаемые' с помощью личностных .опросников, с позиции стиля, плана поведения, ehs конкретного содержания заданий (вопросов).

На достоверность ответов оказывают влияние не только факторы, 4 имеющие установочную природу. Значителен "вклад" интеллектуальной оценки вопроса обследуешми. Имекщиеся данные говорят о том, что от II до 35 % обследуемых изменяют свои ответы при повторном исследовании. В связи с этим рассматривается теоретическая модель L.Goldberg (1963), описывающая процессы, происходящие при ответе испытуемого на вопросы личностных опросников. Эта модель связывает изменчивость ответа с неясностью вопроса и представляет'возможность определить степень неясности.

Предметом специального анализа является психометрический парадокс , сущность которого заключается в том, что вопросы (утвергде-ния),'имеющие высокий показатель дискриминативности, являются неустойчивыми по отношению к повторяемости результата и, наоборот, стабильность ответа часто отмечается у тех вопросов, которые обладают низкой дискриминативностьо ( ъ.Goldberg, 1963; H.ivoca-kowaka, 1975, 1933).

В диссертации обращено внимание на известные зарубежные модели, которые обобщают факторы, детерминирующие ответы на вопросы личностных опросников С E.Piske, 1971; м-иокакол-гка, 1963). Указывается, что существенным недостатком данных моделей является отсутствие в них раскрытия причинных зависимостей между ответом и заключенным в вопросе (утверждении) содержанием. Вслед за w.sa-nocki(I978) критикуется допускаемое, как авторами опросниког, так и их пользователями, игнорирование многопричинности тех явлений,которые изучаются.

Резюмируется, что ответ обследуемого — результат многих причин, выступающих в различных связях и вариантах у различных лиц. Диагностируемая черта (свойство) личности является лишь одной из причин, а ее связь с ответом всегда будет выражаться статигтичес-

ки, а Не строго детерминистически. Отсюда, необоснованным является объяснение результатов, полученных с помощью опросников "напрямую", т.е. когда ответ понимается как индикатор личностной переменной, воплощенной в вопросе.

Исходя из этих полокений, автор останавливается на Еопросе о допустимости применения личностных опросников для диагностики пси- . хофизиологических параметров, который, по его мнении), имеет принципиальное теоретико-методическое значение. Немало психологов как в нашей стране (В,В.Белоус,1967; В.М.Русалов,19£9 и др.), так и за рубежом ( ,Х.з1:гв1ау, 1982 и др.) склонны считать, что с помощью опросников могут быть получены данные о различных природных свойствах темперамента. Например, показатели экстра-интроверсии, определяемые с помощью опросника Айзенка, рассматриваются как едва ли не полностью совпадающие с наследственно обусловленным типом нервной системы.

Принимая многопричинную обусловленность ответов на вопросы личностных шкал, нельзя полагать, что,скажем, за измеренной тре-хю ясностью стоят исключительно свойства нервной системы. Некорректными являются попытки "изгнать" из вопросов, как это делает В.М.Русалов (1987), все то, что направлено на выявление предметно-содержательных характеристик личности, сохраняя и подчеркивая в них формально-динамический аспект. Индивидуально-личностные особенности, обнаруживаемые при использовании опросников, очевидно будут "окрашиваться" и свойствами темперамента, однако, нет никаких оснований считать их непосредстпенно определяемыми психодинамическими параметрами.

Поскольку многие из личностных опросников, используемых 'нынче в отечественных психодиагностических исследованиях, создавались за рубежом, в диссертации отражены проблема, возникающие при их адаптации. Приводятся конкретные примеры значения психометрической адаптации, полагаемой в качестве одного из существенных элементов профессиональной культуры исследователя. Особое значение придается критическому анализу теоретических концепций авторов зарубежных методик, который должен предшествовать адаптации.

Подробно обсуждается диагностическое значение личностных опросников. В качестве образца избраны пользующиеся популярностью в кашей стране и за рубежом опросники Н.Еугепск (1963,1969). Пристальное внимание уделено работам этого автора последних лет, которые привели к введению в опросник шкалы, измеряющей "психо-

тизы". Раскрыт умозрительность концепции психотизыа, противорё-чивость экспериментальных данных, дифференциально-диагностическая несостоятельность предложенной шкалы. Детальным рассмотрением теории психотизма и валидиости шкалы ее измеряющей, автором диссертации преследовалась определенная цель. Эта цель — изучение часто игнорируемых в практике зависимостей, могущих существовать между методикой и теорией личности.

На основе результатов, полученных с помощь» того или иного личностного опросника, формулируются гипотезы. Реалистичность этих гипотез будет занисеть от методики, которая применяется.Очевидно, что наибольшей ценностью будет обладать тот опросник.шкалы которого связаны не столько с психиатрическими понятиями (так называемые "эмпирические",опросники, например, 1А.1Р1), сколько с определенными теоретическими представлениями о личности и ее вакней-ших особенностях. Если такая связь существует, необходим критический анализ теории личности, из которой исходит автор опросника. Исходя из этого, рассматриваются "факторные" опросники, в оценке результатов которых недопустимо прямое следование за концепциями их создателей.

Данные, получаешь при обслздовинии личностными опросниками, имеют вероятностно-ориентирущее значение и должны быть соотнесены с соответствующими объективными показателями. При этом необходимо помнить и о том, что "объективный анализ высказываний испытуемого приводит нередко к результатам, отличным или даже прямо противоположным их непосредственному содержанию" (С.Л.Рубинштейн, -1959,с.171).

Б. Проективная техника

Возникновение проективного подхода к диагностике личности является Еааныы этапом в развитии психологической диагностики, поскольку знаменуется появлением методик, качественно отличных,от традиционных. "Проективная психология" зародилась и развивается как своеобразная реакция протеста против бихевиоризма и локальной, узкой ориентации психометрических тестов, эа которыми невозможно было увидеть и познать личность как целостное явление.

На формирование проективной психологии оказали влияние различные, порой противоречивые теоретические взгляда, здесь можно встретить причудливое соединение психоанализа и экспериментальной психологии, когнитивной психологии и социально-психологических исследований. Устойчивый интерес к проективному подходу со сторо-

(и различных психологически;: школ сохраняется уг.е почти полвека.

Различные проективные методики пироко используются практически во всех областях современной зарубежной психологии для решения задач диагностики личности. О том особом месте, которое проективная техника занимает в психодиагностике, свидетельствует специальные нвучные институты и общества, созданные гэ многих странах, публикуемые периодические издания и регулярно проводкл-ые международные конгрессы. Проективный подход к диагностике личности, практика его применения и поиск путей теоретического обоснования, по сути дела, образовали новую область психологической науки.

В отечественной психодиагностике использование проективных методик было начато в клинике психических заболеваний со второй полоркны 60-х годов (И.Н.Гияьяяева, 1964,1567; Д.М.Менделернч, 1966; Н.В.Тарабрина с соавт.,1971; Н.Н.Станиаовская и В.В.Гульдан, 1972 и др.). Общим и наиболее существенным для этих исследований, несмотря на их изгестную фрагментарность, является признание диагностического значения проективных методик, того факта, что эти методики не просто дополняет ряд уже известных, а значительно превосходят их по глубине и полноте охвата Личностных особенностей. Начинается и теоретическая проработка проективного подхода (В.Н.Мясищев с соавт.,1969; Ю.С.Ситенкя, 1971 и др.).

Присущая проективному подходу направленность на раскрытие целостности созвучна разрабатываемым ныне в советской психологии системно-структурным принципам анализа личности. Это ро многом объясняет интерес к нему в насо.й стране, гее более широкое его привлечение к изучению личности. В по дуде II сегодня работе продолжается развитие теории и практики проективного подхода (Б.И.Белый, 1960, 1965; Е.Т.Соколова, 1960,1969; И.Г.Беспалько, 1963;Л.С.Дра-гунская, 1984; О.Н.Кузнецов с соавт., 1966; И.П.Д'-'итроченкога, и Н.В.Ленина, 1969 и др.).

В исследованиях автора диссертации, проводимых с начала 70-х годов (Л.Ф.Бурлочук и Б.М.Блейхер, 197Г, 1972; Л.Ф.Бурлачук,1972, 1973, 1974-1979, 1960-1986) по настоящее гремя (Л.Ф.Бурлачук, 1967, 1969) анализировались с позиций отечественной психологии зарубежные концепции проекции и проективных гетсдик, проблемы,возникающие при теоретическом обосновании проективного подхода, понимании его роли п изучении бессознательного психического. На основе собственных исследований дана опенка диагностического значения проектигшх методик.

Проекция как психологическое понятие появилось впервые в психоанализе и принадлежит з.Freud (1834). Судьба этого понятия в психоанализе словилась так, что оно оказалось прочно связанным с защитными механизмами "Я" и проекция рассматривалась в качестве одного из них. Первое описание процесса проекции в ситуации со стимулами, допускаицими их различнуо интерпретацию, принадлевит Н.Murray (193Ь).

Положения H.Murray , в которых проекция рассматривается как естественная тенденция людей действовать под влиянием своих потребностей, интересов, всей психической организации, являются наиболее раниим прилокением.понятия проекции к психологическому исследованию. При этом полагалось, что защитные механизмы в процессе проекции могут проявляться, а могут и не проявляться. До этого времени теоретическая концепция проекции,в том виде, как она применима к исследованию личности, не формировалась.

Для обозначения определенного типа психологических методик понятие проекции впервые используется l.Frank (1939, 1948). Им *е была'сформулирована и так называемая проективная гипотеза, в соответствии с которой кьвдое новое действие, каидое эмоциональное проявление индивида, его восприятия, чувства, высказывания, двигательные акты несут на себе отпечаток личности. Стимулы, используемые в проективных методиках, приобретают смысл не столько в силу их объективного содержания, сколько в связи с личностным значением, придаваемом им испытуемыми.

Как видно,понятие проекции, родившись в психоанализе, затем было использовано для названия нетрадиционных методик изучения личности, но при зтом в него не вклепывалось то.содержание, которое постулируется психоаналитической теорией. Критика проективных методик как в кршей стране, так и аа рубежом, нередко наивно ассоциировала их с психоанализом. Процесс проекции связывали непосредственно с бессознательным (в понимании s.preud).

Б ряду проблем, возникающих при реализации проективного подхода к диагностике личности, автор выделяет две, занимающие особое место. Перввя связана с теоретическим обоснованием проективного подхода, вторая — с возможностью проникновения в сферу неосознаваемого психического с его помощью.

Теоретическое обоснование проективного подхода — один из наиболее слоиных и дискуссионных вопросов. Б диссертации подробно рассматривается вклад разных эарубекных психологических теорий в фор-

мирозание понятийного'аппарата проективной психологии. Особое внимание- обращено на отечественные исслецования, в которых для сбьяс-■ нения механизма, реализующегося в проективных методиках, привлекаются концепции установки (С.В.Цуладзе, 1970; В.Г.Норакидэе,1975, 1989) и личностного смысла (Е Т.Соколова,. 19Ь0 и др.).

По мнению автора основополагающий принцип для объяснения и анализа феномена проецирования — представление ой актирное«! процесса госприятия, его личностном характере. Из разработанного в советской психологии понимания процесса восприятия как одной из форм активности личности, включенной в контекст общей психической активности, вытекает и понимание данного процесса как сложноетруктурно-го, необходимо включающего изменения установок, тенденций, мотива- ' ции. В любом перцептивном действии выступает личностное отношение человека, отражается, как писал С.Л.Рубинштейн, вся многообразная жизнь личности.

Проекция, обусловленная активностью восприятия, — не механический процесс налояения субъективного на гиегсний объект, не проекция а собственном значении слова, а фактор, принимающий непосредственное участие в формировании образов действительности. Использование неоднозначной стимуляции при отсутствии строго определенной мотивации деятельности позволяет изучать влияние несенсорных, личностных переменных. В ситуации, называемой проективной, как личностный смысл, так и отношения, установки обнаруживаются в особенностях перцептивной (или перцептивно-моторной) деятельности.

Проективные методики следует рассматривать , как такие прием опосредованного изучения личности, которые основываются на построении специфической, пластичной ст.таульной ситуации, создающей'в силу активности восприятия условия, наиболее благоприятные для проявления, тенденций, установок, эмоциональных состояний и других особенностей личности.

Как в наэей стране, так и за рубежом довольно прочно укоренилось мнение о том, что проективные методики направлены в основном на диагностику неосознаваемых черт, мотивов личности. Так, на Тбилисском международном симпозиуме по проблеме неосознаваемой психической дестельности (Тбилиси, 1979) отмечалось, что процесс структурирования проективных стимулов происходит под непосредственном влиянием смутно или дате ровсе неосознаваем*: психологических установок испытуемого (А.Е.Шерозия, Ф.В.Бассин и пр.). Проектитие методики таким образом выступают в роли "приемов объективации бессознательного" .

В диссертации критикуется данная позиция как идущая от психоанализа. В связи с этим детально рассматриваются разные уровни проекции: "молярный" и "молекулярный". В первом случае (методики типа предложенной Рор!сахс>!) мокко.предположить, что как процесс проекции, так и установки.отношения в нем проявлясщиеся, находятся вне сферы осознаваемого. На "молекулярном" уровне (тематическая проекция)не осознается только процесс проекции, обследуемый приписывает объекту (если это вообще происходит) осознаваемые иг' черты и особенности. Это находит свое отракьние и в том, что определяется: как и что перег.явает субъект.

Так&е актором обсукдается дискуссионной вопрос о диагностике ' защитных механизмов с помощь» проективных методик. На основе детального критического анализа современных зарубежных исследований ( 1).нс1твв ,1976,1981; с.ЗЬег/оос! ,19ЫД9с£; л.н«11Ъгиа с соавт.,1985) делается вывод о том, что экспериментальное изучение защитной функции проекции (не связанное с применением проективных методик) позволяет предположить реальность отого явления по отношению к побуждениям) относительно низкого структурнс-генечичесвого уровня*. а такие его специфичность для определенных типов личности. Рассмотрение проекции исключительно в качестве защитного механизма по отнесение к проективным методикам заводит б методический тупик.

Автор считает, что проективный подход даит возможность изуче—ния тех приемов, способов защиты "Я", к которым прибегает личность.' Выделены "перцептивный" и "содержательный" уровни актуализации защитных механизмов. Но при отоы подчеркивается, что диагностика механизмов защиты не мокет Сыть осуществлена только на басе описанных в значительном числе зарубежных работ формальных показателей защиты. Они должны быть интерпретированы на основе знания о личности, ее углубленного психологического исследования.

В оценке диагностических возможностей проективных методик автор исходит из собственных исследований (различные клинические и возрастные группы). Отмечается диагностическое значение данных об индивидуальных проявлениях "стереотипа болезни", степени вырагён-кости.психического дефекта, существенно обогащасщих имеющиеся клинические представления об особенностях личности При тех или иных заболеваниях. Такке показаны возмовности-диагностики личностных особенностей, зависимых от возраста.

* На этом уровне, вероятно, было сформулировано в психоанализа по-локение о проекции как защитном механизме, в дальнейшем перенесенное на черта, свойства личности.—

Результаты, полученные с помощью проективных методик, помогают найти пути дальнейших исследований, проникнуть в трудно объективируете личностные особенности, ускользающие при обычной организации эксперимента и не всегда поддающиеся количественной оценке.

1У. Систематизация понятий, терминов и методик психологической диагностики

Завершающим этлис.ч лиссертационного исследования, опубликованным в виде "Словаря-справочника по психологической лиагностике", стала систематизация основных понятий, терминов и методик психодиагностики.

Основой пля этой работы явилось авторское видение предмета психологической диагностики, предложенное им понимание психодиагностического метода и основных диагностических подходов, образующих конкреитые методики-(тесты). Разработаны оригинальные классификации методик (например, личности;« опросников), развиты и дополнена ут.е имег*цкесп (например, проективных методик).

Списангеметодик (тестов), вошедших в словарь-справочник, стандартизировано в соответствия с их направленностью, теоретическими познциямм авторов, сведениями о валипности и надежности, а также имесщпк-'хя данными об использования в отечественных исследованиях.

Значительное место в сясраре-спрэвочнике отводится психометрическому обеспечению психодиагностических исследований. Подробно рассматриваются такие узловые понятия как вадидкость и надежность, их типы, ибтематико-статлстичэский аппарат, обеспечивающий разработку и применение психодиагностического инструментария на современном уровне.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ПЕРСПЖИВЫ РАЗВИТИЯ ПСИХОДИАГНОСТИКИ ЛИЧНОСТИ

Психологическая диагностика имеет собственный предмет позна-' ния, отличный от таковых в экспериментальной и теоретической психологии. Предметом психодиагностики являются измеряемые индивидуально-психологические особенности личности, а результатом познания будут выступать измеренные индивидуально-психологические особенности.

В качестве исследовательского метода этой области психологии следует считать психодиагностический метол, имеющий свою специфику по отношению к экспериментальному и неокспериментальяому методам и Конкретизируемой е гы,цсленмих диагностических подходах, в ремках которых соэланы различные методнчягкие средстга.

В ходе развития психодиагностики сформировался особый поня» тийшй аппарат, с помощью которого реализуется психодиагностическое описание личности. Проведенный анализ понятийного аппарата позволил раскрыть содерзание основных диагностических конструктов, реализуемых в методиках (тестах), а такке особенности взаимосвязи теоретических построений с конкретными методиками.

В диссертационном исследовании большое внимание было уделено оценке диагностических возможностей наиболее известных тестов, причем автор в решении этих задач использовал не только иыеициз-ся в отечественной и зарубекной литературе данные, но и результата собственных исследований.

Итогом предлояенной работы явилась систематизация ваанейших понятий, терминов и методик психологической диагностики, что осуществлено впервые в отечественной психологии.

Перспективы дальнейшего развития психодиагностики в нашей стране автор видит не только в углублении и растирании представленных в диссертации разработок, но прекде всего в создании, наряду с уке имеющимся психодиагностическим описанием личности, понятийного аппарата к методического оснащения, раскрывающего взаимодействие индивидуально-психологических и социально-психологических (ситуациоших) переменных, «по будет способствовать появлению новых диагностических инструментов более валидных и надежных, нежели имеющиеся сегодня.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ1.

I. Монографии, пособия, словари.

1. Психологическая диагностика интеллекта и личности.-Киев: Вища школа,1976.- 143 с.(в соавторстве с В.М.Блейхером).

2. Исследование личности в клинической психологии (на основе метода Роршаха).-Киев: Бища школа, 1979.-175 с.

3. Психодиагностические методы исследования личности.-Киев: 0-во " Знание" УССР, 1982.- 19 с.

Об-во "Знание" УССР, 1985.- 16 с.

5. Словарь-справочник по психологической диагностике.-Киея: Наукопа думка, 1989.- 199 с.(в соавторстве с С.Ы.Морозовым).

6. Психодиагностика личности. Киев: Здоров"я, 19В9.- 168 с.

П. Главы, статьи в сборниках, яурналах, словарях.

7. Проективные методы исследования личности //Блейхер В.Ц. Клиническая патопсихология. -Ташкент: Медицина, 1976. -гл.УП.-С.157-168 /в соавторстве с В.М.Блейхером/.

8. Некоторые метода исследования интеллекта в зарубежной герон-топснхологии (обзор литературы) //Медицинский реферативный аурнпл.-1977,- разд.Х1У.- » В.- С.1-5 (в соавторства с В.Ц.Блейхером).

9. К оценке валидности проективных методов исследования личности в клинической психологии //Психология и медицина. 1'дте-риалы к симпозиуму. -П.: 1976. — С.140-143.

10. Проблема исследования бессознательного психического проективными методами //Бессознательное. Природа, функции,метода исследования. — Тбилиси: Недаиереба, 1970. — Т.З.-С. 638-643,

Ц-15.Словарные статьи: "Проективные методики", "Психодиагности-' ка клиническая", "Розенивейга тест", "Рориаха методика", "Тематический апперцептивный тест" //Психологический словарь, -Киев: Екца скола, 19В2 (на укр.яз.).

16. Герман Рораах я проективный подход к исоледапанип личности в советской психологии //Проблемы философии. -Киев: Изд-во при Киевск.ун-те изпат.объед. ."Вида школа",1967.-Еып.74. — С.120-125.

* Обций объем указанных здесь публикаций составляет 58,6 печатной го листа.

17. Die Psychoanalyse und dae Problem der Verwendung projektiver Methoden in der Marxistischen Psychologie.// Berichte aus der Sektion Psychologie der Ksrl-läarx-UniversitSt. — 1978. —

18. zur Anwendung projektiver Methoden in der TJdSSH Kurze Mitteilung.// Psychologie-Information. Gesellschaft für Psychologie der DDH. — 1984. — Bd.25. — H 2. — S.33-40.

19. El método proyectivo de la personalidad: Logros y Problemas// Boletín de psicología. — Habana i Hospital psiquiátrico, 1985. — Hujnero extraordinario. — p.17-29.

1У. Тезисы, рецензии

20. Исследование личности в процессе старения проективными методами //Личность и деятельность. Тезисы У Всесоюзного съезда Общества психологов СССР.- M.:I977.- C.I4.

21. Психическое развитие: пути диагностики /рецензия на: Шванца-ра й. и коллектив. Диагностика психического развития.-Прага: Авиценум, 1978/ //Вопросы психологии.-1979.- К* 6.-C.I60-I62 (в соавторстве с В.И.Блейхером).

22. Школьная психодиагностика и -тезисы измерения способностей// Психодиагностика и школа. Тезисы симпозиума.-Таллин,1980.-С.81-86.

23. Структура и измерение интеллекта /рецензия на: Eysenck H.J* The Structure snd Meaaurenent of intelligence. — New York, 1979/ //Вопросы психологии.-1982.-» I. — С.141-142.

24. Проективный подход к исследованию личности: задачи дальнейшего развития //Личность в системе общественных отношений. 2 -Часть 2.- Тезисы научных сообщений советских психологов к У1 Всесоюзному съезду Общества психологов СССР.-М.,1983. -С.348-350.

25. Преобразуются ли свойства личности в условиях совместной деятельности й общения? //Взаимосвязь формирования личности и коллектива. -Рига, 1989. -С.39.

26. Projective Approach to Personality studies in Soviet psycho-logy.// The XI international Congreas of Roschach and other

' Projectiva Tachniques. Abstract. — Baraelona, 1984. — P.287.

автореферат и диссертация по психологии 19.00.01 для написания научной статьи или работы на тему: Психодиагностика личности: понятийный аппарат и методы исследования

Автореферат диссертации по теме «Психодиагностика личности: понятийный аппарат и методы исследования»

КИЕВСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА И ОРДЕНА ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им.Т.Г.ШЕВЧИШО

На правах рукописи

БУРЛАЧУ К Леонид Фокич

ПСИХОДИАГНОСТИКА ЛИЧНОСТИ: ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

19.00.01 — Общая психочогил. История психологии

Диссертация в форме научного доклада на соискание ученой степени доктора психологических ипук

Диссертация в форме научного доклада выполнена на кафедре социальной и педагогической психологии Киевского государственного университета им Д. Г.Шевченко.

доктор психологических наук,профессор р.В.Стопин

доктор психологических наук,профессор Г.К.Середа

доктор психологических наук В.В.Гульдан

Ведущая организация — Институт психологии им.Д.Н,Узнадзе АН Гр.ССР.

Защита состоится "_"_1990 г. в_часов

на заседании специализированного Совета Д.06S.I8.I9 Киевского Государственного университета ии.Т.Г.Шевченко по адресу:252017, Киев, ул.Владимирская,64, руд._.

С диссертацией в форме научного доклада и опубликованными соискателем работами мо«но ознакомиться в научной библиотеке Киевского государственного университета им.Т.Г.Шевченко.

Диссертация в форме научного доклада разослана "_"

Ученый секретарь Совета, кандидат психологических наук,

доцент £0 Т.С.КИРИШШЭ

ВВЕДЕНИЕ. ОБОСНОВАНИЕ АКТУАЛЬНОСТИ. ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ; ИССЛЕДОВАНИЯ

Вакнёйшим показателем й условием перестройки нашего общества является внимание к "человеческому фактору". На современном этапе развития общества резко возрастает требования к интеллекту, личностным особенностям, социальной активности человека. Особое значение в изучении человека приобретают психологические исследования. Психологическая наука сегодня вступила в качественно новый этап своего развития. Преаде она была преимущественно теоретической дисциплиной, теперь, сохраняя свою познавательную роль, все в большей мере становится и область» особой профессиональной деятельности в государственной управлении, промышленности, системе образования, здравоохранения, культуре, спорте и т.д.

В решении многообразных задач, стоящих ныне перед психологией, большие надекяы возлагается на психологическую диагностику, от которой «аут, причем в кратчайшие сроки, обеспечения практической работы с людьми надеиными и эффективными методиками измерения индивидуально-психологических особенностей личности. Однако, преодоление хорошо ощутимого психологами дефицита диагностического Инструментария сталкивается со значительными трудностями.

Развитие психодиагностических исследований в СССР началось сравнительно недавно,.в 70-е годы. (В 1969 г, на Центральном совете Общества психологов СССР психодиагностика была признана одной из наименее развитых областей психологического знания). Процесс заполнения "диагностического вакуума", образовавшегося в течение длительного времени и происходящий на фоне несомненных достижений зарубежной психодиагностики, оказался сложным и противоречивым.

Объективная необходимость в использовании методик психологической диагностики при существенном отставании в их разработке от мирового уровня порождает своеобразный "эмпирический" этап в развитии этой области психологии. Для этого этапа характерен интерес к отдельным, естественно, зарубежным методикам: опытное обнаружение сферы их приложения, накопление экспериментальных данных. Учитывая значительный период отрицания большинства методик психодиагностики как научно необоснованных, такой-этап их "открытия" можно считать необходимым, оправтанным.

В то ке время есть все основания считать, что эмпирический этап развития советской психодиагностики, во всяком случае для

большинства психологов-практиков, неоправданно затянулся. Сформировался "дилетантски-потребительский" подход к широко используемым зарубе ашым методикам, тот подход, когда научный анализ методик подменяется их простим описанием и применением, когда вне поля зрения остаются теоретические основания их построения. Возникающие вследствие этого пробели в понятийной аппарате психодиагностики приводят к появлению во многих работах откровенно декларативных ссылок на отечественные концепции личности, якобы позволяющие объяснять полученные с помощью зарубекных методик результаты. Нередко психологи, проводящие психодиагностическое обследование, весьма смутно представляет себе, как теоретически описывается, например, "интеллект", который они измеряет. Наконец, дилетантски-потребительский подход задает низкий уровень психометрической культуры исследователей, некритически воспринимавших данные о валидности и надежности используемых тестов, препятствует разработке оригинальных научно обоснованных методик.

Таким образом, проблема научного и методического обеспечения психологов-практиков во многом остается нерешенной. Явно недостаточно исследований в области психологической диагностики. "Психологи в поисках нужного диагностического инструмента обращаются к зарубежным источникам и, теоретически не осмыслив их соответствующим образом, попользует в сроей практике"I Вышесказанное определило цель и задачи диссертационной работы.

Цель исследования состоит в разработке понятийного аппарата, описываицего как психодиагностический метод, подходы и яетодини, направленные на измерение, индивидуально-психологических особенностей личности, так и результат этих измерений — измеренные индивидуально-психологические особенности личности, лежащие в основе психологического диагноза.

Достижение поставленной цели осуществлялось путем последовательного решения следующих задач:

1. Выделение и обоснование базисных понятий психодиагностики, определяющих ее специфику в качестве самостоятельной области психологической науки;

2. Анализ важнейших теоретических и методических проблем современной психодиагностики во взаимосвязи с её рагвитием В СССР и

* Крягжде С.П., Хоментаускас Т.Г. Психологический кооператив: первый опыт, проблемы и перспективы//Психологический журнал.-1969.-ТЛО.-» 4.-С. 156-150.

за рубеком; изучение взаимосвязи теории и метода в психодиагностике;

3. Критическое рассмотрение зарубежных психодиагностических подходов к исследовании личности;

4. Раскрытие содержания основных психодиагностических конструктов, реализуемых в методиках (тестах);

5. Оценка диагностических возмояюстей наиболее известных методик (тестов);

6. Систематизация понятий и методик психологической диагностики.

СОСТОЯНИЕ И СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ПРОБЛЕМЫ

В развитии психологической диагностики в нашей стране можно Выделить два периода. Первый следует отнести к началу 20-х по середины 30-х годов. Это .годы массогого применения тестов в народном образовании, профотборе и профориентации. Для тогдашнего уровня развития психодиагностики в СССР характерным является не только довольно аироКое заимствование зарубежных тестов, но и конструирование оригинальных методик, правда, многим из них еще не хватало глубокого теоретического и экспериментального обоснования. Это нередко приводило к тому, что результату, полученные с помоцыо тестов, рассматривались их многочисленными пользователями в качество решаицих, абсолвтизпровались.

В то ке время советскими учеными был гыдгинут ряд прогрессивных идей, разработка которых могла бы способствовать развитии психодиагностики. В эти года плодотворно работали по различным направлениям псшсодиагностики Н.Я.Басов, М.С.Еернштейн, П.П.Блснский, А.П.Болтунов, С.М.Василейскнй, С.Г.ГеллерштеЙн, В.М.Коган, Н.Д.Ле- ■ витов, А.А.Лкблкнская, Г.И.Россолимо, Н.Ю.Сыркин, И.П.Е'пильрейн, ' А.М.Шуберт и др. Особо следует отметить вклад в развитие психодиагностики Л.С.Шготского. Разработанное им учение о психологическом диагнозе сохраняет свое значение л сегодня.

Начавшаяся в 30-е годы борьба с "педологическими извращениями" не обходит стороной и психодиагностику. Известным постановлением ЦК ВгаПб) от 1936 г. "О лепологических извращениях в системе наркомпросов" по существу был полотен запрет на использование каких бы то ни било тестов, прекращен лгбыо психодиагностические исследования. Ущерб, нанесенный гтмм псетяноялениг.ч психологии, бкл "закреплен" пяпясвской сессией Т9ЕО г., сн сопостпгич с теми огроннчуи потерями, хотрриэ понесли био/хгия и кибернетики (А.А.Водолея и Н.Р.СтслШ, 19Ь6).

Отечественные теоретические и практические разработки этого периода в области психодиагностики, многие из которых были успешно реализованы за рубежом, оказались прочно забытыми. Их осмысление, не осуществленное до сих пор, позволило бы избежать многих споров и ошибок, сопутствующих возрождению данного направления исследований в советской психологии, начавшемуся лишь спустя почти 40 лет.

В 60-§ года начался второй период развития, а по сути второго рождения психодиагностики в СССР, первоначально отмеченный дискуссиями о ее предмете, месте в системе психологического знания, принципах и методах, об отношении к зарубежному опыту (А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия и А.В.Саирнов, 1968; Б.Г.Ананьев, 1968; Б.В.Зей-гарник и С.Я.РуСинатеЙн, 1970; В.И.Блейхер и Л.Ф.Бурлачук,1973; Г.Б.Порозов, Ц.Ы.Кабанов и 1$.С.Лебединский, 1974; К.К.Платонов, 1974; Х.И.Лийметс, С.Л.Сизрд и К.Ю.Тойм, 1974; К.Ы.Гуревич, 1974 и др.).

В этих дискуссиях значительное место отводилось вопросу о праоокерности использоьания Тестов в психологических исследованиях. Критика тестов, их диагностических возможностей во многом проводилась с позиций 30-х годов, нередко была предвзятой и сводилась к безосновательным обвинениям их в методологической несос-г тоятельности. Тесты искусственно противопоставлялись "качественно-ыу подходу", сложившемуся у нас преимущественно в диагностике умственного развития. Под термином "тестирование" разумелась едва ли не идеологическая диверсия, попытка протащить в советскую науку чуждае ей взгляду и концепции (см., например, К.К.Платонов, 1972).

Однако, этот рецидив критики тестов в духе борьбы с "педологическими извращениями" (хотя его влияние было долго ощутимо) не находит сколь-нибудь существенной поддервки у психологов-практиков, заинтересованных в тестах, являющихся наиболее развитой частью методического арсенала психологии. Уже в конце 60-х — начале 70-х годов на фоне продолжающихся дискуссий начинается активное использование тестов в медицинской психологии (й.Б.Березин и М.П. Мирошиков, 1967, 1969; И.Н.Гильяшева, 1967, 1969, 1974; Г.Г.Руыянцев,' 1969; Л.В.Бурлачук, 1971, 1974, 1975; Л.Н.Собчик, 1971; И.Г.Веспалько и И.Н.Гильяшева, 1971; Р.О.Серебрякова,1972, 1974; Н.В.Тарабрина, 1973; А.Ю.Панасюк, 1973 и мн.др.) а такот возрастной психологии (Б.Г.Ананьев, 1969', 1973; К.Д.Дворяшина и И.Д.Пехлецкий, 1969; Е.И.Степанова с соавт., 1971; Л.А,Баранова,

1971; Jl.fi.Бурлачук, 1972; Л.Н.Борисова, 1974 и др.).профориента- ' ции и профотборе (см. напр.: Проблемы психодиагностики). В связи с задаче.«: профтехобразования,(» Научные труда БНШ профтехобразования. — 1975. -Б^п .12), еудебно-психологической экспертизе (й.Н.Сганиаевская, В.В.Гульдан, М. Т. Владимире ь-ая, 1974 и др.).

В этих работах не только накапливался собственный опыт организации и проведения диагностических обследования, ко и были получены оригинальные данные, сбогащащие наши представления об ин-дкЕИдуально-психологических особенностях личности п норме н патологии. На менее существенно и тс, что зтими исследованиями был дай ответ на вопрос о той, быть или на быть тестам в отечественной психологии.

Наряду с эмпирически!) работами предпринимаются и попытки критического рассмотрения отдельных теоретических конструктов зарубежной психодиагностики (В.М.Коган и Ы.С.Роговин, 1964; Н.Д.Левитов, 1967; В.Н.Мисгсдев, И.Г.Беспалько, И.Н.Гильяшева, Б.Д.Кар-васарсккй и Т.А.Немчии, 1969; К.В.Корабелькинов и Р.0.Серебрякова, 1969; С.В.Цулаизе, 1969; Ю.С.Савенко, 1969; В.М.Блейхер и Л.Ф.Бури-лачук, 1972; М.С.Верн'зтеУн, 1974; Л.Ф.Бурлачук, 1974; К.М.Гуревич, 1974 и др.). Но, растирающееся использование психодиагностических методик по-преаиему в изссе своей остается оторванный ст их теоре-тичзского анализа и психометрического обеспечения. Академическая психология занижает поэинкв стороннего наблюдатели по отношения к нукдам психодиагностики. Ярким свидетельством тому является отсутствие с i960 по 1978 гг. каких-либо публикаций в журнале "Вопроси психологии" (исключением является статья И.С.ВернитеЯна "К методике составления и проверки тестов", напечатанная в 1968 г.).

Вторая половина 70-х годов, хотя и не приносит существенных изменений в сложиршийся официальный статус психодиагностики как научного направления, знаменуется Еозрастшчим интересов исследователей к ее проблемам, а преяде всего методика«. Заметно увели-■ чивается количество публикаций, появляется первые монографии и переводи зарубежных изданий*. Психодиагностика признается в кз-

* Норакидзе В.Г. Метода исследования харвктера личности.-Тбилиси: Нецкиеоеба,1Э75; Березкн S.D. .Мирошникон М.П. .Роканец Р.В. Методика многопрофильного исследовкния личности (р клинической ыэди-цине и психогигиене).-М.'.Медицина,1976; Психодиагностические методы (в комплексном лонгитюдиом исследовании студентов).-Л.: Изд-во Ленинград.ун-та, 1976; Ппоблеш Психологической диагностики (теория и практика) .-Таллинн,1977; Блзйхер E.H. .оугшиук Л.-Ь. Психологическая диагностика интеллекта и личности'.J-Киэв: Еища школа, 1976;БурлачуК' Л.Ф. Исследование личности п клинической психологии.

Киев:Вища школа,1979;Шваннара И. и коллвгтив, Диагностика психического розштип .-Прага: Авиценум, 19 (J.

честЕе одной из основных сфер приложения профессиональных возможностей психологов, становится неотъемлемым элементом а их обучении. И в то же время академическая наука при классификации отраслей психологического знания не находит места для психодиагностики (см.: Общая психология. Учебник /под ред. А.С.Петровского.- М.: Педагогика, 1976; Рудик П.П. Общая психология. Учебник. -Ы.: Педагогика, 1974 и др.).

В текущем десятилетии (80-е годы) становится "привычным" использование зарубежных тестов, оперирование их теоретическими конструктами, причем так, как будто содержание их давно известно и . не заслуживает особого рассмотрения. Публикуемые экспериментально работа буквально пестрят полученными у обследованных данными об их "импульсивности", "силе Эго'', "аизоияяоети" и т.п. Широков хождение среди практиков^нукдаоцихся и диагностических методиках, получают разнообразные самкздатовские "адаптации" тестов,в действительности представляющие собой варианты непрофессионально выполненных переводов с соответствующих иностранных изданий. Формируете: выше охарактеризовать дилетантски-потребительский подход к Психодиагностическому инструментарию.

Тем не-менее, нельзя обойти и определенные достикения этих лет. В монографических работах И методических пособиях продолжается обсуждение общих к частных проблем психодиагностики, при этом привлекается уже имеющийся собственный опыт, (Е.Т.Соколова, 1960; Психологическая диагностика: Проблем и исследования, 1981; В.С.Аванесов, 1982; Л.Ф.Бурлачук, 1962, 1965; М.М.Кабанов,А.Е.Яичко и Б.М.Смирнов, 1963; Б.В.Кулагин, 1984; Л.Ф.Бурлачук и С.<¿.Морозов, 19£9; Б.Г.Херсонский,1969).

* Эльконин Д.Б. Психолого-педагогическая диагностика: проблемы и задачи //Психодиагностика и школа .-Таллинн,1980. -С.65.

Первые шаги сделаны и на пути разработки оригинальных методик (А.Е.Лччко с еогр.,19Ю; Д.Б.Богояпленская,19ЬЗ; Н.И.Сардж-селэдзе, КС4; В.И.Мельников и Л.Т.Ямпольский, 19Ь5; Е.И.Горбачева, 19Ь5; М.К.Акимога, Е.М.Борисова, В.Т.Козлоеп, Г.П.Логинова и В.Г.Зархин, 19с8; Варга и Б.В.Столиц, 1988; В.В.Столиц' и С.Р.Пантелеев, 1968; А.Г.И'мзлев и В.С.Бабгма, 191В и др.), хотя и "не будет преувеличением сказать, что в этой области отечественная психология отстала от передовой зарубежной на 15-20 яет"^.

Стедует подчеркнуть начатую г настоящее ррсмя советскими психологами борьбу с ранее иотшировавжми упрощенными представлениями о валидности и надежности диагностических методик,борьбу за повыисние психометрической культур! наследований (В.К.Гайда и В.П.Захаров, 151£; В.В.Столки и А.Г.Хмелев, 1964; А.Г.Шмелев и

B.И.Похилько, 1966; Ю.Л.Ханин, 19Ь5; 0.11.Забродин с соавт. ,1987; К.М.Гуревич, М.К.Акимова и В.Т.Козлова, 198о; Л.Ф.Бурлачук и

C.М.Морозов, 19ЬЙ и др.).

Потребность в преодолении упрощенческих тенденций отражает сложившуюся, но все еще недостаточно осмысленную реальность того, что образовалось самостоятельное исследовательское направление, обладающее собственном понятийным аппаратом и методиками. В итоге использования этого понятийного аппарата и методик возникает особая форма списания личности -"измеренная личность" (измеренный интеллект,.измеренное личностные особенности и т.д.).

Наряду с уяа сложигсммися направлениями исслесовяшй (нллни-ческая и профессиональная психодиагностика), завершается оформление таких, как аколы;ая психодиагностика (см.,напр., Психодиагностика и школа. Тезисы симпозиума, -Таллинн, 1960; Психодиагностика — учителю. Материалы конференции. -Харьков, 19Ь9), спортивная (В.Л.Марищук, Й.Ц.Блудов, В.А.Плахтиенко, Л.К.Серова, 19Ь4; Ю.Л.Хании, ГСЬб и др.), аномального развития детей (В.И.ЛубоЕСкий, 19ВЗ, 19Ю и др.). Начинают активно внедряться комиьвтернме метода психодиагностики (А.Г.Шмелев,1982; А.К.Ерофеев, 1967 и др.), осуществляется оценка психологических последствий" компьютеризации психодиагностической деятельности (О.К.Тихомиров и Л.П.Гурьева, 1969).

* Задачи перестройки и актуальные проблемы психологии. Передовая// Психологический шурнал!-1967. -Т.8.-9 4. -С.7.

Таким образом, хорошо заметно изменение отношения к психодиагностическим методикам, как средству получения особого знания об индивидуально-психологических особенностях личности. Они активно внедряются в психологические исследования, чему немало способствует современная вычислительная техника. Преодолены ранее господствовавшие негативные установки к тезтам — основным психодиагностическим инструментам, причем произошло это прежде всего за счет . успешного решения практических задач с их помощью. Однако, методическое 'обеспечение психодиагностических исследований по-прзкне-ыу существенно.оперекает их теоретический уровень. Именно в этом заключзш все сложности и своеобразие данного этапа.

Значительное отставание теоретически разработок от нукд практики привело к тому, что разнообразные зарубежные тесты и методики оказались вне конкуренции, с тми почти нечего поетивить рядом, противопоставить им в отечественной психодиагностике. Это принуядает психолога-практика к использованию вслед за методиками тех психологических теорий, на основе которых они создавались, теорий, требущих детального анализа и реинтернретапии с позиций советской психологии. В противном случае практические психологи будут продолжать вести "двойной счет" (Л.А.Радзиховский,1957) -декларативно ссылаться на отечественные концепции личности, реально используя в качестве рабочих эападныз психологические теории, оказавшиеся более "практичными".

Резюмируя нынешнее состояние психологической диагностики в нашей стране, следует отметить:

Во-первых, за прошедший, достаточно краткий период достигнуты определенные успехи в развитии теории и практики психодиагностических исследований, способствовавшие выделении психологической диагностики в самостоятельную отрасль психологической науки. Основные психодиагностические методики неоднократно описаны, известны и получили значительное распространение. Без них уже невозможно представить решение все более расширяющегося в современных■ условиях круга задач, связанных с учетом индивидуально-психологических особенностей личности;

Во-вторых, во многом стихийно слоаившаяся к настоящему времени практика применения диагностических методик нуждается в теоретическом осмыслении. Б связи с этим особое значение приобретает как дальнейшая разработка, систематизация понятийного аппарата, так.и критический анализ соответствующих зарубежных исследований, опыта .развития отечественной и мировой психодиагностики, что и было кон-

кретизировано автором диссертационной работы в ее цели и задачах.

НАУЧНАЯ ЗНАЧИМОСТЬ И НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ

Значимость данной работы определяется развитием концептуального аппарата, описывающего измерение индивидуалъно-психологи-г ческих особенностей личности, а также измеренные индивидуально-психологические особенности. Опубликованные нами книги (Л.Ф.Бур-лачук и В.М.Блейхер, 1978; Л.Ф.Бурлачук, 1979; Л.Ф.Бурлачук и С.Ы.Цорозов, 19Ш; Л.Ф.Бурлачук, 1969) являются первыми в советской психологии систематическими разработками теоретических и прикладных проблем психодиагностики.

Б настоящем исследовании впервые в отечественной психологии обобщены и систематизированы основные концепции, категории и понятия психологической диагностики, осуществлен их содержательный анализ. Это позволило:

— определить место и значение психодиагностического метода в системе других исследовательских методов психологической науки, выделить и раскрыть сущность основных диагностических подходов, предловить оригинальные классификации образуемых в их границах методик (тестов);

— расширить и углубить представления о психологическом диагнозе и его уровнях;

— дать критический анализ теоротико-методических принципов построения основных психодиагностических процедур, наиболее широко используемых в практической работе, что вносит существенный вклад в проблему измерения личностных особенностей и уровня интеллектуального развития, формирует адекватные знания о диагностической ценности соответствующих диагностических подходов и отдельных методик.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ: ИССЩОВАНИЯ И Ы1ЕДРЕНИЕ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ

Практическое значение диссертационной работы сводится в основном к следующему:

— проведенное исследование способствует преодолению сложившегося в отечественной психологии дилетантски-потребительского отношения к широко используемым на практике психодиагностическим, в первую очередь зарубежным, методикам, а тем самым повышению научной обоснованности и эффективности диагноза личностных особенностей и уровня интеллектуального развития;

— теоретический анализ концептуального аппарата современной психодиагностики дал возможность предлоеить психологам, другим специалистам систематизированное изловение вакнейших проблем, понятий у. методик этой области психологической науки в виде "Словаря-справочника по психологической диагностике" (Киев, 1969);

— исследования, положенные в основу диссертационной работы, нашли свое практическое применение в обучении студентов-психологов Киевского госуниверситета им.Т.Г.Шевченко, они отражены в читаемых автором курсах "Психология личности" и "Основы психодиагностики", спецкурсе "Проективные метопы исследования личности", а таксе циклах лекций по актуальным проблемам психодиагностики личности, прочитанных для психологов и других специалистов, работающих в народном образовании- и здравоохранении Республики Куба (1977, 1982, 1983 V,

— материалы исследования были использованы при разработке методических рекомендаций, адресованных психологам, а также лекторам, ведущим пропаганду психологических знаний и опубликованных обществом "Знание" Украинской ССР: "Психодиагностические методу исследования личности (Киев, 1962) и "Психодиагностические методы исследования интеллекта" (Киев, 1965).

Результата исследований автора диссертации внедрены в учебный процесс и научную работу ряда вузов страны (Московский госуниверситет, Харьковский госуниверситет, Казахский госуниверситет, Полтавский пединститут и др.), научно-исследовательскую и консультативную работу НИИ, лечебных и других учреждений (НИИ психологии АН СССР, Ленинградский психоневрологический научно-исследовательский институт им.В.М.Бехтерева, Всесоюзный научный центр наркологии, Киевский НИИ сердечно-сосудистой хирургии, Алма-Атинский диагностический центр Минздрава Каз.ССР, Киевский центр профориентации молодежи при Госкомтруд СССР и др.).

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Основные результаты исследования были представлены на: международном симпозиуме "Бессознательное. Природа, функции, методы исследования" (Тбилиси, 1979); Всесоюзной конференции "Личность в системе коллективных отношений" (Курск, 19Ь0); республиканской конференции "Проблемы высшей нервной деятельности, патофизиологии, клиники и терапии психозов" (Киев, 1960);.республиканских научно-практических конференциях "Актуальные проблем психологии личнос-.ти в условиях научно-технической революции" (Киев, 1362), "Психо-

логическая диагностика в профотборе и профориентации " (Киев, 1965), организованных при непосредственном участии автора, и "Основные функции и методическое обеспечение работа служб социального развития на предприятии (Киев, 1968); Всесоюзной конференции "Взаимосвязь формирования личности и коллектива" (Рига, 1968); УП Всесоюзной съезде Общества психологов СССР (Москва, 1969); республиканской конференции "Психодиагностика — учителю" (Харьков, 1903).

Важнейшие положения диссертационного исследования также докладывались и обсуждались на заседаниях Украинского отделения секции "Медицинская психология" Общества психологов СССР (Киев,1964, 1967, 1969), методологических семинарах Института психологии АН Гр.ССР (Тбилиси, I9tö), кафедры психологии и педагогики Латвийского госуниверситета (Рига,1969) и кафедры социальной и педагогической психологии Киевского госуниверситета (Киев, 196(7,1968,1969)

По теме диссертации автором изданы:

1. Монография "Психологическая диагностика интеллекта и личности" (Киев, 1976, п'соавторстве с В.М.Блейхором). Рецензии на эту работу опубликованы в журналах: "Врачебное дело". -1976.-№ 12; "Дефектология".-1979.5; "Нурнал невропатологии и психиатрии

им.С.С. Корсакова".-i960.-Т.ЬС.-Вып.I; "Вопросы психологии.-1960,-Jf I (переведена и опубликована также в :"sov/jetwiaaenachaft. Gesellschaftswissenschaftliche Beiträge." .-i960.->? 10); »Psychologie a patopaytiologia Dletata". — 1970. — T.13. — II "Öoakoslovenskä Psychologie". — 1979. — т. 23. — II 3; »Zeitschrift für Psychologie". — 1979. — T.187. — II 3.

2. Монография "Исследование личности в клинической психологии" (Киев, 1979). Рецензии на нее опубликованы в: "Вопроси психологии". —19Ы№ 4; "Врачебное дело" .-I96I.-№ II; «Seslcoslovenaka Psychologie". — 1980. — Т.24. -Hb; "Ceakoalovenska Psychiatrie". -1982. — т.73. — к 2.

3. "Словарь-справочник по психологической диагностике" (Киев,-1969, в соавторстве с С.М.Морозовым).

4. Пособие "Психодиагностика личности" (Киев,1969).

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ИССЛЕДОВАНИЯ

В проведенном исследовании изучались проблемы, имеющие в психологической диагностике принципиальное теоретическое и методическое значение.

I. Психодиагностика как наука: метод, подходы, методики и психологический диагноз.

В ходе своего исторического развития психологическая диагностика выделилась в самостоятельную область психологической науки, разрабатывающую пути и приеда распознания и измерения индивидуально-психологических особенностей личности. Это обусловлено те«, что психодиагностическое исследование имеет собственный предмет познания, отличный от предмета теоретической психологии, а тот и другой не тождественны личности в ее жизнедеятельности.

Дело здесь не в уровне развития научного знания, как это МО-кет показаться на первый взгляд, а в тех конкретных процедурах познания, с помощью которых осуществляется отражение личности.Сам Исследовательский метод во многом определяет как процесс, так и результат познания. В чем же заключаются особенности предмета познания в психодиагностике? Чтобы ответить на этот вопрос.автор обращается к психодиагностическому методу.

Анализ этого метода позволяет выделить специфические мотивы, определяющие активность субъекта, особую стратегию его поведения, специфику ситуации (как социальную — взаимодействие психолога и обследуемого, так и стимульную, — например, с разными градациями определенности) и т.д. Психодиагностический метод, кроме того,включает и специфический измерительный инструментарий, обладающий собственными характеристиками, заданными теорией измерения психологических явлений (психометрия). Сказанное позволяет сделать вывод о том, что представления об индивидуально-психологических особенностях личности, полученные при ее психодиагностическом описании, должны иметь свои особенности, свой понятийный аппарат.

В настоящий момент в психологической науке отражение этих особенностей приняло форму многочисленных неудачных попыток та отождествления с имеющимися теоретическими представлениями о личности. Например, создание и развитие проективной техники диагностики личности породило множественные попытки интерпретации получаемых данных с различных теоретических представлений о личности, которые являются в равной мере "удачно-неудачными". То же самое можно сказать и о психологических-психодиагностических исследованиях интеллекта, различных психических функций. Можно утверждать, что в данное время существует парадокс теоретического и психодиагностического описания одной и той же реальности.

Осуществляемый в диссертационном исследовании подход заключается в признании того факта, что разные средства познания с неиз-

бежностью приводят к различным описаниям того «се самого объекта и, далее, и ходе развития этих средств — к формированию относительно независимых предметов познания. Предметом психодиагностики являются измеряете индивидуально-психологическио особенности, свойства личности, а результатом познания будут измеренные ее особенности.

Экспериментальные исследования личности пороядают знания,используемые прежде всего в рзмках теоретического познания. При этом за теоретическим познанием признается право на собственный концептуальный аппарат, а само познание мояет происходить и во ЕнеэксперидантаяьНой форме (самостоятельное развитие концептуального аппарата).

В психодиагностике происходи!' подобное (хотя и без всякого признания этого права со стороны методологии) развитие собственного концептуального аппарата. Уже сформировалась система понятий, конструктов, отражающих собственный предмет и средства его познания. Таким образом, ¡южно говорить о необходимости развития соб- . ственно концептуального аппарата психодиагностики, осмыслении его связей с теоретическим отражением личности и отличии того и другого от личности реальной.

Всегда будут существовать отличия между измеренной и изменившейся после измерения личностью (в частности, мокно предположить, что самое измерение вносит некоторые новообразования в измеряемый объект). Психодиагностическая ситуация, задаваемая исследователем, будет только моделью ситуации жизнедеятельности, что такте является источником различий. Перечень различий может йлть продолжен. Аналогичные различия могут быть установлены между теоретическим описанием личности и ее реальностью, "измеренной личностью" и теоретической. Не следует абсолютизировать эти различия, также, как не нужно и пренебрегать ими. Представления, получаемые в итоге психодиагностического обследования личности, теоретико-экспериментального познания и наблюдения за ее жизненными проявлениями взаимообогащают друг друге.

В опубликованных по теме диссертационного исследования работах процесс.этого взаимообогащения раскрыт на примере изучения вопросов наследуемости интеллекта (Л.Ф.Бурлачук,19В9). Большой вклад в реиение этой проблемы внесен именно психодиагностикой.В то

время, теоретические представления о личности вносят свой вклад в познание психодиагностических процедур. Например, в ряде

исследований предлагается использовать концепции установки как один из возможных объяснительных принципов поведения обследуемого в проективной ситуации.

Выделение психодиагностического уровня познания может быть осуществлено как на основе анализа его собственного развития, так и его сопоставления с имеющимся теоретическим уровнем. Это и явилось методологической основой проведенных исследований, которые приняли виц: словарь-справочник — собственно концептуальный аппарат психодиагностики, другие работы — сопоставление теоретико-экспериментального и психодиагностического уровней раскрытия личности, анализ связей между ними*.

Итак, основной особенностью психодиагностического метода является его измерительно-испытательная направленность, за счет которой достигается количественная (и качественная) квалификация измеряемого явления. Это становится возможным путем следования ряду требований, нашедших в кем, сравнительно с другими исследовательскими методами психологической науки (неэкспериментальным или описательным и экспериментальным), наиболее последовательную реализацию. Одно из важнейших требований — стандартизация, в основе которой лежит понятие нормы, поскольку индивидуальная оценка, например, успешности выполнения того или иного задания может быть получена только путем сопоставления с результатами других обследованных.

Не менее существенны для психодиагностического метода требования к надежности и Еалидности измерения, а также жесткая регламентация процедуры обследования (точное соблюдение инструкции, строго определенные способы представления стимульного материала, невмешательство исследователя в деятельность обследуемого и др.). Задача, стоящая перед психодиагностическим методом, не ограличи-вается квалификацией изучаемого явления, а необходимо включает и его объяснение.

Психодиагностический метод конкретизируется в трех диагностических подходах, которые практически исчерпывают множество имеющихся диагностических методик (тестов):

— "Объективный" подход — диагностика осуществляется на основе успешности (результативности) и способа (особенностей) выполнения деятельности;

*3десь автор считает необходим.™ отметить, что в дальнейшем, ког-. да речь идет о тех или иных кндквидуольно-психологическкх особенностях,то имеется г виду их существование как измэренных.

— "Субгеотивнкй" подход — диагностика осуществляется на основе сведений,сообщаемых о себе.самоописанил особенностей личности, поведения в тех или иных ситуациях;

— "Проективный" попхоз, — диагностика осуществляется на основе анализа особенностей интерпретации внешне безличного .неопределенного (слабоструктурного) материала, становящегося объектом проекции.

Объективный подход к диагностике индивидуально-психологических особенностей личности образует прежде всего два типа методик (тестов), разделение когорт: стало традиционным, но имеет у нас более узкое значение. Это тесты личности и тесты интеллекта. Первые направлены на измерение неиатудлектуальных особенностей личности, Егорыс — ни установление уровня ее интеллектуального развития. Конечно, такое "обособление" сферы личностных проявлений и сферы интеллекта имеет ограниченней, но тем не менее важный для психодиагностики смысл. "Сложные психические свойства человека образует две основные группы — характерологические свойства и способности. Первая связана с побудительной (мотнвационкой), вторая — с организационно-!! сполнитольской стороной психической регуляции поведения" '.

Сохранение за личностными проявлениями, с одной стороны,и интеллектом, с другой, относительной самостоятельности позволяет более глубоко проникнуть в сущность этих психических образований, наконец, известное акцентирование их функционального'своеобразия способствовало разработке психодиагностических методик, ценность которых неоспорима, подтверждена огромным количеством исследований.

Диагностика уровня интеллектуального развития представлена многочисленными тестами интеллекта (общих способностей). Тесты , личности, относимые в настоящей классификации к объективному подходу, можно подразделить на тесты действия (шлеше личностные тести) и тесты ситуационные. Наконец, в объективном подходе образуются еще две значительные групгм тестов: тесты специальных способностей и тесты достижений.

Субъективный подход-представлен опросниками, количество которых весьма велико. Могут быть выделены два основных вида: опросники личностные, как одно-, так и многошкальные, и опросни-

. Рубинштейн С.Л. Кнгие и сознание.-Ы. :Иад-па ЛИ СССР, 19 о?. — С. <Ь9.

ки-ьнкеты, предназначенные для получения об обследуемом сведений, н? имеющих, как правило, непосредственного отношения к его личностным особенностям.

Проективный подход к диагностике личности образует проективные методики, занимающие особое место в психодиагностика и приближающиеся к так называвши качественным процедура^, несмотря на возможность количественной оценки получаемых с их помощью данных.

Внутри каждого из выделенных подходов могут быть легко обнаружены группы достаточно однородных, близких друг другу методик (тестов). В то ее время, некоторые из конкретных психодиагностических методик трудно отнести к одному из подходов,они будут занимать как бы промежуточное положение. Уведу рассматривавший диагностическими подходами нет и не макет Сыть непроходимых границ, которые отсутствуют и по отношению к исследовательским методам психологической науки.

Описанные выше диагностические подходы выполняет не только классификационную функцию. Эти подхода представлены гкак бы в еидз шкалы "податливости к измеряемости" тех индивидуально-психологических особенностей, на раскрытие которых они направлены (. последовательно ограничиваются возможности приложения основных психометрических требований, предъявляемых к образованным этими подходами методикам ), шкалы, соответствующей в то ае время степени структурированности используемого диагностического материала.Сказанное наиболее очевидно при сравнении, например, тестов интеллекта и проективных методик. Для психометрической оценки валидности и надежности последних и сегодня отсутствует адекватный ыатемати-ко-статистический аппарат.

В проведенном исследовании подробно рассматривается психодиагностический процесс, понимаемый как взаимодействие психолога и обследуемого, опосредованное психодиагностической методикой (методиками), конечным результатом которого является психологический диагноз. Описаны основные этапы этого процесса: сбор данных в соответствии с задачей исследования; переработка и интерпретация полученных данных; вынесение решения (диагноз и прогноз). При этом особое внимание уделяется наиболее сложным вопросам, возникающим перед исследователем (эффективность клинического и статистического путей переработки и интерпретации диагностических данных, их упорядочение, сведение в некоторую систему и др.). Подчеркивается значение этических норм в психодиагностическом обследовании, •обязательность их соблюдения (Л.Ф.Бурлачук, 19Ь9).

Одно из фундаментальных и наименее разработанных в отечественной психодиагностике понятий — психологический диагноз. Клиническое (медицинское) понимание диагноза, прочно связывающее его с болезнью, отклонением от норм,отразилось и на определении этого понятия в психодиагностике. Б таком осшслении психологический диагноз — это всегда выявление скрытой причины обнаружившегося неблагополучия (В.И.Войтко и Ю.З.Гильбух, 1976). Термин "диагноз" р психологии неоднократно предлагалось закрепить исключительно для "называния" каких-либо расстройств, нарушений ( З.Roзenzttгig, 1949 и др.).

Подобные взгляды приводят к неправомерному сукенио предмета психологического диагноза, из него выпадает все то, что связано с выявлением и учетом индивидуально-психологических различий в норке. Из психологической диагностики вырывается наиболее обширная, исторически сложившаяся область исследований. Предмет психологического диагноза — индивидуально-психологические различия как в норме, так и патологии.

Важнейшим элементом психологического диагноза, причем часто игнорируемым, является выяснение в каждом отдельном случае того, почему именно такие проявления обнаруживаются в поведении обследуемого, каковы их причины и следствия. По мере обогащения психологического знания "этиологический" элемент в психологическом диагнозе, вероятно, не будет иметь столь существенного значения как в настоящее время, во всяком случае в текущей практической работе. Сегодня, как правило, установив средствами психодиагностики те или иные индивидуально-психологические особенности, исследователь лишен возмокности непосредственно указать на их причины, место в структуре личности.

Психологический диагноз не ограничивается констатацией, а обязательно включает предвидение, а также выработку рекомендаций, вытекающих из анализа всей совокупности данных, полученных в ходе обследования в соответствии с его задачами. Такое понимание психологического диагноза дает возможность конкретизировать как цель психодиагностического процесса, так и его направленность.

Психологический диагноз — конечный результат деятельности психолога, направленный на описание и выяснение сущности индивидуально-психологических особенностей личности с целью оценки их актуального состояния, прогноза дальнейшего развития и разработки рекомендаций, определяемых задачами исследования. .

Автор критически рассматривает виру психологического диагноза, а такко ого уровни, выделяемые в зарубежных исследованиях / В.Shapiro, 1957; IUEysenck, 1960; U.Sundberg end L.Tyler, „ 1962; j.Reykowalcl, 19GG- A.Lewicki, 1969, et al/. Обнаружены существенные совпадения уровней диагностических заключений по fj.sundbers и L.Tyler (1962) со "ступенями" в развитии диагноза, которые били значительно ранее описаны Л.С.Выготским (1936). Симптоматический (эмпирический), этиологический и типологический уровни диагноза по Л,С.Выготскому представляются как наиболее адекватно характеризующие реалшпсиходиагностических исследований.

П. Психодиагностика уровня интеллектуального развития

FeiieHHO проблемы измерения интеллекта, с которой связано становление психологической диагностики, начавшись с попыток "охватить числом операции ума" ( p-oaltca, 1679), приводит к появлению широко используешх за рубежом современных тестов.

В отечественной психодиагностике, за вычетом достаточно краткого периода 20-30 годов, тесты для определения уровня интеллектуального развития долгое время не применялись и рассматривались в качестве методологически несостоятельных, поскольку признавались направленными исключительно на измерение "некоего постоянного, врожденного уровня ума" (Б.В.Зейгарник и С.Я.Рубинштейн, 1970).

Сторонники качественного подхода к оценке умственных способностей, как точно замечает Э.А.КоробкоЕа (1981), однажды и надолго испугавшись количественного анализ?, ошибочно приравнивавшегося к механизму, длительное время препятствовали внедрению в практику стандартизованных тестов интеллекта, которые можно оценивать с позиций валидности и надежности, позволяющих соотносить результаты, полученные в разных исследованиях. Соответственно вопросы, касающиеся природы, функций интеллекта, а Также причин индивидуальных различий в уровне интеллектуального развития, оказались вне теоретического анализа. Более того, в советской психологической науке оформилась традиция понимания интеллекта в качестве высшей формы психической деятельности животных.

Уясе d первых работах, обращенных к опыту измерения интеллекта за рубежом, выясняется неоднозначность в понимании этого диагностического конструкта, множественность теоретических подходов, сказывающаяся на разработке отделмых методик и способах интерпретации полученных результатов (К.В.Коребепьников и Р.О.Серебря-■коЕа,1969; К,М.Гуревич,1974,1980; М.К.Акимова,- 1977, 1981).

Сегодня применение тестов интеллекта в практической психологии не вызывает сколь-нибудь серьезных возражений. Наиболее известные из них вполне оправдывают себя и диагностике нарушений психического развития у детей (Ю.А.Панасюк, 1376;В.И..Чуковский, 1963; Н.Г.Лукспноаа, 1967) и умственной отсталости (А.Е.Личко, 1965), оказниавтся высокоэффективными для решения задач судебно-" психологической экспертной (Л.А.Калинина, 1903), изучения структуры интеллекта при психических заболеваниях (Р.О.Серобрякора, 1972; И.Н.Гильяаера, 1963) и особенностер отдельных интеллектуальных функций в различные периода'онтогенеза (Е.И.Степанова,1970; Б.Г.Ананьев, 19ВЗ и др.). Наконец, в последнее время осуществляется разработка отечественных тестов интеллекта (М.К.Акимова, Е.М.Борисова, Б.Т.Козлова, Г.П.Логинова и В.Г.Зархин, 1986).'

Тем не менее, еще очень часто ерьбачыгает стереотип предвзятого отношения к тестам интеллекта, что существенно затрудняет их широкое использование, например, в народном образовании, которое, как ни одна другая сфера общественной практик. нуждается в инструментах выявления индивидуально-психических особенностей учащихся. Основная причина существования подобных стереотипов — слабый уровень собственных теоретических исследований, сочетающийся с преимущественно "социальной критикой" зарубежного опыта.

В публикациях автора диссертации обобщены и критически проанализированы с учетом имеющихся отечественных работ данные многочисленных зарубежных исследований, посвященных изучению природа интеллекта, его структуры, причин индивидуальных различий, взаимосвязи с личностными особенностями, а такие осуществлена опенка диагностических возможностей известных тестов (Л.Ф.Еурлнчук и В.Н.Блейхер, 1977, 1978; Л.Ф.Бурлачук, 1960, 1965, 1369).

В диссертационном исследовании выделены различные подходы к определению интеллекта в современной психодиагностике и дифференциальной психологии, раскрыт их абстрактно-теоретический характер. Исходя из этого и руководствуясь известным положением Л.С.Выготского (Собр.соч., 1962,т.I) о том, что противоречия психологической методологии для их разрешения должны быть перенесены на почву практики, автор в дальнейшем обращается к интеллекту измеряемому. Тем самым реализуется переход от теоретических построений к практике, через которую только и осуществима содеркателыгая конкретизация явления, фиксируемого понятием "интеллект".

Изучение концепций структуры интеллекта, представленных в наиболее известных зарубежных исследованиях (ch.spearman, 1927; L.Thuratonc, 1931; C.Burt, 1949; P.Vernon, 1960; J.Guilford, 1967; R.Cattell, 1971; H.Eysenck, 1979),

обнаруживает ива противоположных подхода: I) признание общей основы всех проявлений интеллекта и 2) стремление разложить интеллект на обособленные, независимые друг от друга способности. Доказывается, что'ни в одной из существующих за рубежом моделей интеллекта не удается опровергнуть внутреннего единства познавательной (интеллектуальной) деятельности человека.

Выяснение причин .индивидуальных различий в интеллекте имеет решающее значение, поскольку позволяет подойти к понимание его психологической сущности. В диссертации проведен критический анализ зарубекных исследований, в которых изучалось влияние наследственности, "биологической среды", социальных факторов, а также возраста, числа детей в семье и очередности их рождения на уровень интеллектуального развития, определяемого с помощью тестов.

Одной из доминирующих в западной психодиагностике и дифференциальной психологии, сохраняющих свое значение до настоящего времени, является теория генетической обусловленности интеллекта. В своей современной формулировке эта теория утверждает, что около 60 % вариаций в интеллекте, измеряемом с помощью тестов, следует отнести за счет генетических различий между людьми ( АЛепзеп, 1969. 1973; н.Еуаепо5с, 1979 и др.). Значительное количество исследований было ориентировано на изучение связи тестовых показателей интеллекта с генетическими факторами. Естественно, особая роль здесь отводилась результатам, Полученным при обследовании монозиготных и дизиготных близнецов (степень внутрипарного сходства). Итоги этих работ, выполненных как до 60 года (обзор дан L.Er-lenmeyer-Kiraling , warvik, 19бЗ ), так и в последнее десятилетие ( S.Scarr И L.Carter-Zaltzman,I9E2 И др.), хорошо известны и служат подтверждением генетической обусловленности интеллекта.

В публикациях автора диссертации (Л.Ф.Бурлачук, 1989) обращается особое внимание на то, что и в пока единичных отечественных исследованиях близнецов, проведенных с помощью психометрических тестов, указывается, например, на существенный вклад генотипа в дисперсию параметров вербального интеллекта (Н.СЛСанстонистова,19Ш)

констатируется наличие генетической составлявшей в изменчивости общих оценок интеллекта (Н.В.Искольдсккй, 1969).

С привлечением данных советских и зарубежных исследований в ЭТОЙ области ( L.Komin, 1974; J.Loehlin, R.Nichols, 1976; И.'В.Равич-Щербо, 1978, 1981; V/.Fried-rich,. 1985 и др.), показано, что результаты, свидетельствующие о большем внутрипарном сходстве монозиготнмх близнецов по уровни чнтсллектуалыюго развития сравнительно с дизиготными, должны быть ряинтерпретировпны и в этом виде не подтверждаоггенетичесной обусловленности интеллекта. Это относится и к результатам, полученным при обследовании моно

зиготных близнецов, воспитывавшихся порознь ( ii.JTewninn С соавт. ,1937; с.Burt, 1955,- 1966; j.shields, 1962; H.Juel-Hisle^n) наиболее "доказательные" из которых явились плодом еымыслз с.Burt С b.Kwnin, 1974).

Влияние "биологической среды" (разнообразные переменные,большая часть которых характеризует особенности беременности, родового процесса и неонатального периода) на уровень интеллектуального развития сравнительно мало изучено. Наиболее значительное исследование было осуществлено з.Бгопол с соавт. (1970), обследовавших свыше 50 тыс. женщин с целью выявления связи многочисленных переменных биологической среды, а также социально-экономических, кли-нико-анамнестических данных о семье и матери ребенка с уровнем его интеллекта в четырехлетнем возрасте.

Оказалось, что переменные, относящиеся к биологической среде, не имеют сколь-нибудь существенного значения для объяснения индивидуальных различий в уровне интеллектуального развития, достигнутого к четырем годам жизни (авторами не рассматривались случаи патологии беременности и родового процесса). Фактически все вариации в интеллекте предсказуем на основе учета образования матери и социально-экономического статуса семьи.

Анализ влияния социальных факторов демонстрирует их определяющее значение для понимания причин индивидуальных различий в уровне интеллектуального развития. Автором подробно обсуждаются зарубежные и отечественные исследования, подтверждающие зависимость интеллекта от социального опыта индивида, профессии и образования родителей, дохода семьи, полученного образования, условий обучения ( seashore, 1951> o.Klineberg, 1967; Kostrzewaki, 1970; 1.jacobnen с соавт.,1971; E.Zigler с соавт.,1973; Л.Н.Борисова, 1974; Н.С.Кантонистова, 1980; A.An^atnai, 196Й; К.М.Гуревич, М.К.Акимова и В.Г.Козлова, 1986 и др.). Наиболее

значимо влияние на уровень интеллекта, измеряемого тестами, оора-зоевния, степени усвоения элементов культуры общества, что,в свои очередь, во многом обусловлено конкретными социальными требованиями, предъявляемыми к человеку в различные периоды его визни.

Критически рассмотрены и реинтерпретированы популярные за ру-беаом модели связей интеллекта с достигнутым уровнем образования и профессиональным статусом при учете образования и профессии родителей ( P.Blau И 0.Duncan, 1967; О.Duncan, 1967; О.Duncan с соавт.,1972). Таким обращено внимание на работы последних лет, в которых фиксируется заметное повышение уровня интеллекта в популяциях от поколения к поколению ( Anderson, 1982; J.plynn, 1984, 1987).

Обусловленность индивидуальных различий, определяемых тестами интеллекта, социальными факторами заложена г самих тестах. Разработка этих тестов с необходимостью включает учет социальных норм, ценностей, стандартов поведения и мышления, присущих определенной культуре, требований к уровню их развития. "Если бы первые тесты для определения коэффициента интеллекта были разработаны в обществе с культурой, в которой наиболее важное дело — охота, то под "общим интеллектом" подразумевали тогда остроту зрения, скорость бега, а вовсе не словарный запас, умение им пользоваться, способность оперировать символами ( о.Duncan, 1972,с.79). На результаты тестов интеллекта будет оказывать влияние не только принадлежность обследуемых к определенной культуре, социальной группе, но и "субкультурные" различия.

Проведенное автором обсуждение экспериментальных данных о различиях в интеллекте, обусловленных возрастом, также подтверждает определяющее значение социальных факторов. Наиболее очевидно это выступает при анализе так называемого возрастного снижения интеллекта, наступающего, как принято считать,, примерно в конце третьего десятилетия жизни и полагаемого многими исследователями в качестве общей закономерности.

Формально связываемое с возрастом снижение интеллекта, фиксируемого тестами, в действительности таковым не является (по крайней море до 60 лет). За снижение интеллекта часто ошибочно принимаются различия между социальным опытом поколений, а также изменение в течение жизни смысла и значения отдельных способностей. Из этого следует сделать вывод и об известной ограниченности показателей тестов для раскрытия собственно возрастных изменений в интеллекте, происходящей в течение жизни перестройки его структуры.

Еце одно подтверждение доминирующего влияния социальных факторов на измеряемый интеллект вид::тся автору в тех исследованиях, которыми устаиопяено, что у детей из многодетных семей обычно отмечаются более низкие показатели по тестам (сравнительно с поло-численными семьями), а родившиеся раньше имеют наиболее высокий уровень интеллектуального развития (П.П.Влонский, 1929; A.Anaataai, ' 1956; I,.Belmont и p.iiarolla , 1973). Критикуется "модель совместного воздействия" ( H.wjonc и G.Karkus , 1975), не-позволяющая объяснить обнаруженные закономерности.

Наиболее оправдано считать, что в многодетных семьях нередко создается среда, неблагоприятствующая интеллектуальному развитию. Это происходит как в силу социально-экономического положения родителей (обычно ниже среднего уровня), так и особенности взаимодействия " родителя" в таких семьях (преимущественное общение детей друг с другом, а не со взрослыми, частичное делегированное родительских полномочий старшим детям и т.п.).

Различия п интеллекте между старкшни и младшими детьми, по мнению автора, также детерминированы социально-психологически. Например, сложившаяся в определенных культурно-исторических условиях, нередко сохраняющаяся и сейчас родительская установка на преимущественное положение в семье старшего ребенка; более выряженная, сравнительно с младшими, индивидуализация его обучения и воспитания. Указывается на необходимость тщательной проверки наиболее репрезента*-тнвного из существующих исследований ( I.Belmont и p.jinrolla обследовали слыша 380 тыс.человек) в силу высокооднородной специфической выборки.

Отведение социальным факторам определяющей роли для объяснения индивидуальных различий в интеллекте не означает умаления значения природных данных человека, тех его дифференциальных особенностей, которые независим от опыта, степени приобщенности к культуре, Вопрос заключается в ток, обнаруживаются ли эти природнке особенности в тостах интеллекта.

Индивидуальные различия в общей активности, как свойстве психодинамики, генетически обусловлены и определяют, в частности,темп психической деятельности. В своп очередь этот показатель будет влиять на внутригрупповую дисперсии оценок интеллекта. Однако,природные особенности, в той виде , в каком они фиксипуптся тестами интеллектл, даны в единстве, сплэвп сп сножоствок других переменных, выступают в содаализирогоииом обличье, и их невозможно гиде-

лить в чисток виде, измерить так называемыми "свободными от культуры" тестами. Экспериментально доказано, что на скорость (и успешность) выполнения тестовых заданий неизбежно будет оказывать влияние уровень сформированное™ у обследуемых действий по решению задач того или иного типа (Ю.В.Карпов, 1963; Н.Ф.Талызина и Ю.В.Карпов, 1987). "Чистая" скорость протекания интеллектуальных процессов, которую неоднократно пытались измерять, оказывается столь ке неуловимой, сколь и "чистый" интеллект.

Весьма наивным выглядит стремление многих современных зару-беЕШх исследователей ( А.^пзеп, 1969; н.саЗДеИ ,1971; С^епска , 1972; н.Еуаепок, 1979 и др.) "взвесить" долю природного (генетического) и приобретенного (социального) в интеллекте, подсчитать процент того и другого. Любые рассуждения об относительной роли двух непременно обсукдаешх факторов, — среды и наследственности, — бессодержательны, ибо развитие интеллекта определяется не их соотношением, а их взаимодействием. Методологическая несостоятельность подобных схем линейного детерминизма в изучении человеческого индивидуума раскрыта в советской психологии (Б.4.Ломов, 19Б4 и др.). Проблема взаимодействия природного и приобретенного получает свое решение в учении о задатках, как предпосылках развития интеллекта. Генетически детерминированные и врожденные анатомо-физиологические особенности мозга и нервной систеш, или задатки, являются лишь условиями формирования интеллекта, непосредственно его не определяя.

Таким образом, в основе долгое время господствовавшего, не изжитого и ныне представления о наследуемости интеллекта* лежит наивно-созерцательный подход, связывающий очевидно наследуемые особенности человека (например, его внешний физический облик) с его разумностью. Генетические, врожденные факторы должны быть поняты в качестве предпосылок развития интеллекта. Поиск психофизических коррелятов интеллекта, измеряемого тестами, чему посвящено немало исследований, имеет то же значение, что и, например, попытка описания природных основ храбрости или трусости человека.

Проведенное автором диссертации обсуждение проблемы интеллекта в психодиагностических и дифференциально-психологических исследованиях позволяет предлокить его рабочее определение.

* По-прежнему прикладываются значительные усилия для доказательства генетической обусловленности интеллекта. Так."доказывает-ся",что обязательным условием наличия ВД выше 130 является присутствие аутосомнорецессивной Ыенделевой аллели Ы/ в гомо- • зиготном состоянии" ( у.иЫаа ,1960,с.398). • 1

Интеллект — относительно самостоятельная, динамическая структура познавательных свойств личности, возникающая на основе наследственно закрепленных (и врожденных) анатомо-физиологических особенностей мозга и нервной системы (задатков), во взаимосвязи с ними формирующаяся и проявляющаяся в деятельности, обусловленной культурно-историческими условиями, преимущественно обеспечивающая адекватное взаимодействие с окружающей действительностью, ее направленное преобразование.

Автором диссертационного исследования особое место отводится анализу отношений между интеллектом и личностными (характерологическими) особенностями, которые характеризуются как отношения взаимозависимости, а тем самым в известной мере условно и традиционное деление тестов на измеряющие интеллект и диагностирующие личностные качества. Критически рассматриваются работы н.Еуаеаок и в.?и1кег (1979), которые претендуют на открытие влияния некоторых личностных свойств, обнаруженных в процессе так называемого "расщепления коэффициента интеллекта", на успешность решения заданий соответствующих тестов. При этом автор настаиваот на необходимости признания относительной самостоятельности интеллекта (общих способностей), как структуры познавательных свойств. Не будет плодотворным включение все новых и новых некогнитивных факторов в сферу интеллекта, несмотря на их г^едставительство в.любом акте познания. В своем крайнем варианте это приводит к тому, что любые психичзсниз свойства объясняются способностями (К.К.Платонов, 1972). Интеллект растворяется в личности, утрачивается его функциональное своеобразие, а это может привести к отрицанию возможности измерения интеллекта, а за ним и отдельных личностных проявлений.

Приведенные соображения, разумеется, не сникают задачи углубленного анализа сложных взаимосвязей между интеллектом и личностью . Представляется плодотворным введение в качестве единицу такого анализа понятия интеллектуальной активности — "клеточки", в которой синтезируются интеллект и личностные особенности (Д.Б.Богоявленская, 1983). Дальнейшее развитие этой идеи прокладывает путь к диагностике творческих способностей, не обнаруживающих себя при традиционном тестировании интеллекта. Учет личностных переменных необходим также и для повышения достоверности прогноза интеллектуального-развития.

Для опенки диагностического значения данных, получаемых с

помощью тестов интеллекта, автором привлекается как соответствующие зарубежные исследования, так и отечественный опыт использования этих тестов. Рассмотрены различные уровни анализа результатов тестов интеллекта (количественные показатели, интер- и интрасуб-тестсвый разброс, качественный анализ). Показана ограниченность значения количественных показателей интеллекта. Наиболее оптимальным представляется обогащение уже имеющихся тестов, достаточно валидных и надежных, приемами качественного анализа.

В диссертационной работе проводится кысль о том, что отказ от обоснованного использования имеющихся тестов, от разработки новых повлечет за собой неминуемое отставание в решении многих практических задач, которые ставятся сегодня как перед психологической наукой в целом, так и паред психодиагностикой в частности. Несовершенство средств измерения не может являться основанием для их отрицания. Необходимо только ясно представлять, что же измеряется, каковы место и значение полученных результатов, учитывать ввлид-ность средств измерения.

Существующие тесты интеллекта позволяют сделать срез с достигнутого уровня усвоения основных требований, предъявляемых к познавательным особенностям личности. В атом известная условность понятия интеллект, принятого в психологической диагностике. Естественно , что достигнутый уровень в большинстве случаев не дает оснований для отдельных прогнозов. Однако, при стой необходимо помнить, что этот уровень — основа дальнейшего развития и от него зависимы, пусть ближайшие, успехи в той или иной деятельности. Подчеркивается, что данные тестов интеллекта могут быть правильно прочтены в контексте углубленного психодиагностического исследования.

Ш. Психодиагностика, личностных особенностей

Проблемы, связанные с диагностикой личностных особенностей,а диссертационном исследовании рассмачриввьтся на основе анализа опросников и проективной техники.

А. Личностные опросники

Личностные опросники являются классическим обраарм методик, образуемых в рамках субъективного диагностического подхода и наиболее распространены в практической психологии. Прототипом современных дичностшх опросников обычно считай? разработанный Е.В'ооаиогеЬ (1919) ''Бланк данных о личности", предназначен-

ный для определения пригодности к военной службе. За прошедшие де-

сятиг.етия личностные опростткя получили тгрочайасе распространение в психодиагностических исследованиях го всем мире.

Формирование отношения к личностным опросникам в отечественной психодиагностике проходит через разные этапы. й;о в ЬО-х годах они полностью отвергаются в качестве инструмента исследования личности, при этом указывалось даже на то, что "распространенные в Америке характерологические анкета и "инвентари", в сущности представляют надругательство над человеком" (Н.Д.Левитов, 1956). В 70-х — начале 80-х годов переводятся наиболее известные зарубежные опросники, которые используются, как правило, без адаптации и рестандартизации. Появляются и собственные опросники, в большинстве случаев не отвечающие элементарным психометрическим требованиям, Предъявляемым к психодиагностическим методикам.

В последнее время советскими психологами уделяется все более возрастающее внимание вопросам конструирования личностных опросников, адаптации зарубежных, разработке оригинальных шкал, проблемам валидности м надежности этих психодиагностических методик (А.Е.Личко, 1983; В.М.Мельников и Л.Т.ЯкпольскиЙ, 1985;А.Г.Шмелев й В.И.Лохилько,19Ь5; Ю.М.Забродин, В.И.Похилько и А.Г.Шмелев,1967; В.М.Русалов,1907 и др.). Но при этом еще очень редки работы, п которых опросники не просто используются для получения каких-либо данных о личности, а выступают в качестве объекта исследования.

Простота применения опросников, легкость обработки полученных результатов, обоснованность интерпретационных схем многочисленными и- кажется вполне убедительными исследованиями, — все ото часто создает иллюзию того, что п итого исследователь располагает объективным и достоверным знанием о личности. Опасность этой иллюзии в том, что она может увести от подлинно научного, углубленного изучения личности, подменить- его внешне убедительными показателями и корреляциями.

В диссертации выделе!« и критически проанализированы психологические составляете личностного опроса: возможность фальсификации ответов и действие факторов', имеющих установочную природу; особенности понимания вопросов и изменчивость ответов; психометрический парадокс. Рассмотрены модели,обобщающие факторы, детерминирующие ответы на вопросы личностных шкал и дана оценка диагностических возможностей известных опросников.

Показано, что фальсификация ответов, о вероятности которой следует помнить при решении некоторых психодиагностических задач

(например, экспертных),не есть явление типичное для всех диагностических ситуаций. Напротив, накоплено немало данных, указывающих на стремление обследуемых быть искренними. Обсуядается влияние факторов, которые имеют установочную природу ( responce set). Отмечается, что не следует абсолютизировать роль фактора социальной одобряемости, непременно обнарукиваемого при факторизации одномерного опросника (А.Г.Шмелев и В.Й.Похилько, 1985). Критикуется стремление некоторых исследователей рассматривать данные,получаемые' с помощью личностных опросников, с позиции стиля, плана поведения, вне. конкретного содержания заданий (вопросов).

На достоверность ответов оказывают влияние не только факторы, имеющие установочную природу. Значителен "вклад" интеллектуальной оценки вопроса обследуемыми. Имевшиеся данные говорят о том, что от II до 35 % обследуемых изменяет свои ответы при повторном исследовании. В связи с'этим рассматривается теоретическая модель Ь.Goldberg (IS63), описывающая процессы, происходящие при ответе испытуемого на вопросы личностных опросников. Эта модель связывает изменчивость ответа с неясность» Еопроса и представляет Возможность определить степень неясности.

Предметом специального анализа является психометрический парадокс, сущность которого заключается в том, что вопросы (утверждения), имеющие высокий показатель дискриминативности, являются неустойчивыми по отношению к повторяемости результата и, наоборот, стабильность ответа часто отмечается у тех вопросов, которые обладают НИЗКОЙ ДИСКрИМИНаТКВНОСТЬО ( L.OOIciuirg, 1963-, K.Kcwe-kcwako, 1975, 1983).

Б диссертации обращено внимание на известные 'зарубевные модели, которые обобщают факторы, детерминирующие ответы на вопроси личностных опросников I D.Fiske, 1971; M.Ho№skowsks,I983). Указывается, что существенным недостатком данных моделей является отсутствие в них раскрытия причинных зависимостей между ответом и заключенным в вопросе (утверждении) содержанием. Вслед за w.sa-nockl(I978) критикуется допускаемое, как авторами опросников, так ■ и их пользователями, игнорирование многопричинности тех явлений,которые изучаются.

Резюмируется, что ответ обследуемого — результат многих причин, выступающих в различных'связях и вариантах у различных лиц. Диагностируемая черта (свойство) личности является лишь одной из причин, а ее-связь с ответом всегда будет выражаться стагистичес-

ки, а Не строго детерминистически. Отсюда, необоснованным является объяснение результатов, полученных с помощью опросников "напрямую", т.е. когда ответ понимается как индикатор личностной переменной, воплощенной в вопросе.

Принимая многопричинную обусловленность ответов на вопросы личностных шкал, нельзя полагать, что,скажем, за измеренной тревожностью стоят исключительно свойства нервной системы. Некорректными являются попытки "изгнать" из вопросов, как это делает В.М.Русалов (1967), все то, что направлено на выявление предметно-содержательных характеристик личности, сохраняя и подчеркивая в них формально-динамический аспект. Индивидуально-личностные особенности, обнаруживаемые при использовании опросников, очевидно будут "окрашиваться" и свойствами темперамента, однако, нет никаких оснований считать их непосредственно определяемыми психодинамическими параметрами.

Поскольку многие из личностных опросников, используемых 'нынче в отечественных психодиагностических исследованиях, создавались за рубежом, в диссертации отражены проблемы, возникающие при их адаптации. Приводятся конкретные примеры значения психометрической адаптации, полагаемой в качестпе одного из существенных элементов профессиональной культуры исследователя. Особое значение придается критическому анализу теоретических концепций авторов зарубежных методик, который должен предшествовать адаптации.

Подробно обсуждается диагностическое значение личностных опросников. В качестве образца избраны пользующиеся популярностью в нашей стране и за рубежом опросники Н.Еугепск (1963,1969). Пристальное внимание уделено работам этого автора последних лет, которые привели к введению в опросник »¡калы, измеряющей "психо-

тизм". Раскрыты умозрительность концепции психотизма, противорё-чиеость экспериментальных данных, дифференциально-диагностическая несостоятельность предложенной шкалы. Детальным рассмотрением теории психстизма и валидности шкалы ее измерясщбй, автором диссертация преследовалась определенная цель. Эта цель — изучение часто игнорируемых в практике зависимостей, могущих существовать мекду методикой и теорией личности.

На основе результатов, полученных с помощьв того или иного личностного опросника, формулируются гипотезы. Реалистичность этих .гипотез будет зависеть от методики, которая применяется.Очевидно, что наибольшей ценностью будет обладать тот опросник,икалы которого связаны не столько с психиатрическими понятиями (так называемые "эмпирические".опросники, например, 1ШР1), сколько с определенным« теоретическими представлениями о личности и ее вакней-них особенностях. Если такая связь существует, необходим критический анализ теории личности, из которой исходит автор опросника. Исходя, из этого, рассматривается "факторные" опросники, в оценкз результатов которых недопустимо прямое следование за концепциями их создателей.

Данные, получаете при обследовании личностными опросникам», имеют вероятностно-ориентирующее значение и долкны быть соотнесены с соответствующими объективными показателями. При этом необходимо помнить и о том,, что "объективный анализ высказываний испытуемого приводит нередко к результатам, отличным или даев прямо противопологным их непосредственному содержанию" (С.Л.Рубинштейн, 195Э.С.Ш).

Б. Проективная техника

Возникновение проективного подхода к диагностике личности является важным этапом в развитии психологической диагностики, поскольку знаменуется появлением методик, качественно отличных от традиционных. "Проективная психология" зародилась и развивается как своеобразная реакция протеста против бихевиоризма и локальной, узкой ориентации психометрических тестов, за которыми невозмокно было увидеть и познать личность как целостное явление.

На формирование,проективной психологии оказали влияние различные, порой противоречивые теоретические взгляда, здесь можно встретить причудливое соединение психоанализа и экспериментальной психологии, когнитивной психологии и социально-психологических исследований. Устойчивый интерес к проективному подходу со сторо-

ни различи-ых психологических школ сохраняется уже почти полвека.

Различные проектигше методики иироко используются практически по всех областях согреиенчой зарубежной психологии лчя решения задач диагностики личности. О ток особом месте, которое проективная техника занимает в психодиагностике, сгидетечьстпуют специальные научные институты и общества, создан»1;? го июгнх странах, публикуемые периодические ¡'.здания и рогу.чярно проводимые международные конгрессы. Проективный подход к диагностике личности, практигга его применения и поиск путей теоретического обоснования, по сути дела, образовали ногуо область психологической науки.

В отечественной психодиагностике использование проективных методик было начато в клинике психических заболеваний со второй половины 60-х годов (И.Н.Гняьяшева, 1964,1967; Д.М.Менделернч, 1966; Н.В.Тарабрина с ооавт.,1971; Н.Н.Станиаепскал и В.В.Гульдан, 1972 и др.). Общим и наиболее существенным для этих исследований, несмотря на их изрестнуи фрагментарность, является признание диагностического значения проективных методик, того факта, что зти методики не просто дополняет ряд уже известных, а значительно превосходят их по глубине и полноте охвата Личностных особенностей. Начинается и теоретическая проработка проективного подхода (В.Н.Мясищев с соапт.,1969; С.С.Савенко, 1971 и др.).

Присущая проективному подходу направленность на раскрытие целостности созвучна разрабатываемым нь-не в советской психологии системно-структурным принципам анализа личности. Это го многом объясняет интерес к нему в надай стране, гее более юирогое его привлечение к изучению личности. В ведущей сегодня работе продолжается развитие теории и практики проективного- подхода (Б.И.Белый, 1980, 1965; Е.Т.Соколова, 1960,19»; И.Г.Беспалько, 1963;Л.С.Драгунская, 1984; О.Н.Кузнецов с соавт.,1966; И.П.Дмитроченкогл, и Н.В.Ланина, 1969 и др.).

В исследованиях автора диссертации, проводишх с начала 70-х годов (Л.Ф.Бурлачук и В.М.Блейхер, 1971, 1972; Л.Ф.Бурлачук,1972, 1973, 1974-1979, 1960-1986) по настоящее премч (Л.Ф.Бурлачук, 1987,^1969) анализировались с позиций отечественной психологии зарубежные концепции проекции и проективных гстсдик, проблемм,возникающие при теоретическом обосновании проективного подхода, понимании его роли в изучении бессознательного психического. На основе собственных исследований пана оценка диагностич"сгого значения проективных методик.

Проекция как психологическое понятие появилось впервые в психоанализе и принадлежит s.fraud (I£S4). Судьба этого понятия в психоанализе сложилась так, что оно оказалось прочно связанным с защитными механизмами "Я" и проекция рассматривалась в качестве одного из них. Первое описание процесса проекции в ситуации со стимулами, допускающими их различную интерпретацию, принадлежит Н. Murray (193Ь).

Положения и.Murray , в которых проекция рассматривается как естественная тенденция людей действовать под влиянием своих потребностей, интересов, всей психической организации, являются наиболее ранним приложением.понятия проекции к психологическому исследованию. При этом полагалось, что защитные механизмы в процессе проекции могут проявляться, а могут и не проявляться. До этого времени теоретическая концепция проекции,в том виде, как она применима к исследованию личности, не формировалась.

Для обозначения определенного типа психологических методик понятие проекции впервые используется L.praak (1939, 1948). Ны же была сформулирована и так называемая проективная гипотеза, в соответствии с которой каждое новое действие, каждое эмоциональное проявление индивида, его восприятия, чувства, высказывания, двигательные акты несут на себе отпечаток личности. Стимула, используемые в проективных методиках, приобретают смысл не столько в силу их объективного содержания, сколько в связи с личностным значением, придававши им испытуемыми.

Как видно,понятие проекции, родившись в психоанализе, затем было использовано для названия нетрадиционных методик изучения личности, но при этом в него не вкладывалось то содержание, которое постулируется психоаналитической теорией. Критика проективных методик как в нашей стране, так и за рубежом, нередко наивно ассоциировала их с психоанализом. Процесс проекции связывали непосредственно с бессознательным (в понимании g.preud).

Б ряду проблем, возникающих при реализации проективного подхода к диагностике личности, автор выделяет две, занимающие особое место. Первая связана с теоретическим обоснованием проективного подхода, вторая — с возможностью проникновения в сферу неосознаваемого психического с его помощью.

Теоретическое обоснование проективного'подхода — один из наиболее сложных и дискуссионных вопросов. В диссертации подробно рассматривается вклад разных зарубежных психологических теорий в фор-

мирование понятийного'аппарата проективной психологии. Особое внимание .обращено на отечеств енные исследования, в которых для объяс-■нени.т механизма, реализугацегося в проективных методиках, привлекаются концепции установки (С.В.Цуладзе, 1970; В.Г.Норакидзе,1975, 1969) и личностного смысла (Е Т.Соколова, 19Ь0 и др.).

По мнению автора основополагающий принцип для объяснения и анализа феномена проецирования — представление об активности процесса восприятия, его личностном характере. Из разработанного в советской психологии понимания процесса восприятия как одной из форм активности личности, включенной в контекст общей психической активности, вытекает и понимание данного процесса как сложноструктурно-го, необходимо включающего изменения установок, тенденций, мотира- ■ ции. В любом перцептивном действии выступает личностное отношение человека, отражается, как писал С.Л.Рубинштейн, вся многообразная жизнь личности.

Проекция, обусловленная активностью восприятия, — не механический процесс налокения субъективного на внешний объект, не проекция п собственном значении слова, а фактор, принимающий непосредственное участие в формировании образов действительности. Использование неоднозначной стимуляции при отсутствии строго определенной мотивации деятельности позволяет изучать влияние несенсорных, личностных переменных. В ситуации, назы)?аемой проективной, как личностный суысл, так и отношения, установки обнаруживаются в особенностях перцептивной С или перцептивно-моторной) деятельности.

Проективные методики следует рассматривать как такие прием спосредооанного изучения личности, которые основываются на построении специфической, пластичной стимульной ситуации, создающей'в силу активности восприятия условия, наиболее благоприятные для проявления, тенденций, установок, эмоциональных состояний и других особенностей личности.

Каи в нашей стране, так и за рубежом довольно прочно укоренилось мнение о том, что проективные методики направлена в основном на диагностику неосознаваемых черт, мотивов личности. Так, на Тбилисском международном симпозиуме по проблема неосознаваемой психической дестеаьности (Тбилиси, 1979) отмечалось, что процесс структурирования проективных стимулов происходит под непосредственным влиянием смутно или дане вовсе неосознаваемых психологических установок испытуемого (А.Е.ДОерозия, Ф.В.Бассин и др.). Проективнне методики таким образом выступает в роли "приемов объективации бессознательного" .

В диссертации критикуется данная лозиция как идущая от психоанализа. В связи с этим летально рассматриваются разные уровни проекции: "молярный" и "молекулярный". В первом случае (методики типа предложенной Роркахом) можно предположить, что как процесс проекции, так и установки,отнопеиия в нем проявляющиеся, находятся вне сферы осознаваемого. На "молекулярном" уровне (тематическая лроекция)не осознается только процесс проекции, обследуемый приписывает ойъккту (если это вообще происходит) осознаваемые им черты и особенности. Это находит сьое отракеиие и в том, что определяется: как и что переживает субъект.

Также автором обседается дискуссионный вопрос о диагностике ' защитных механизмов с помощью проективных методик. На основе детального критического анализа современных зарубежных исследований ( п.Н01шва ,1976,1981; а.ЗЬегл'оой ,1961,1962; А.НеИЪгиД с соавт.,1365) делается вывод о том, что экспериментальное изучение защитной функции проекции (не связанное с применением проективных методик) позволяет предположить реальность этого явления по отношению к побуждениям) относительно низкого структурно-генетического уровня*, а так«е его специфичность для определенных типов личности. Рассмотрение проекции исключительно в качестве защитного механизма по отношению к проективным методикам заводит в методический тупик.

Автор считает, что проективный подход дает возможность изуче-' ния1 тех приемов, способов защиты "Я", к кото^м прибегает личность. Выделены "перцептивный" и "содержательный" уровни актуализации защитных механизмов. Но при этом подчеркивается, что диагностика механизмов защиты не мокет быть осуществлена только на базо списанных в значительном числе зарубежных работ формальных показателей защиты. Они долкны быть интерпретированы не основе знания о личности, ее углубленного психологического исследования.

В оценке диагностических возможностей проективных методик автор исходит из собственных исследований (различные клинические и возрастные группы). Отмечается диагностическое значение дашмх об индивидуальных проявлениях "стереотипа болезни", степени Еыраьен-иости психического дефекта, существенно обогащающих имеющиеся клинические представления об особенностях личности при тех или иных заболеваниях. Также показаны возможности диагностики личностных особенностей, зависимых от возраста.

* На атом уровне, вероятно, было сформулировано в психоанализе по-логение о проекции как защитном механизме, в дальнейшем перенесенное на черты, свойства личности.

Результаты, полученные с помощью проективных методик, помогают найти пути дальнейших исследований, проникнуть в трудно объек-■тигируедае личностные особенности, ускользающие при обычной организации эксперимента и не всегда поддающиеся количественной оценке.

1У. Систематизация понятий, терминов и ь'етодик психологической диагностики

Завершающим этапом диссертационного исследования, опубликованным р виде "Словаря-справочника да психологической диагностике", стала систематизация основных понятий, терминов и методик психодиагностики,

Основой для этой работы явилось авторское видение предмета психологической диагностики, предложенное им понимание психодиагностического метода и основных диагностических подходов, образующих конкретные петодшга (.тесты). Разработаны оригинальные классификации методик (например, личностных опросников), развиты и дополнены уже имеющиеся (например, проективных методик).

Описаниеметодик (тестов), вошедших в словарь-справочник, стандартизировано в соответствии с их направленностью, теоретическими позициями авторов, сведениями о валидном« и надежности, а также имеющимися данными об использовании в оточественшх исследованиях.

Значительное место в словаре-справочнике отводится психометрическому обеспечению психодиагностических исследований. Подробно рассматриваются такие узловые понятия как валидность и надежность, их типы, математика-статистический аппарат, обеспечивающий разработку и применение психодиагностического инструментария на современном уровне.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПСИХОДИАГНОСТИКИ ЛИЧНОСТИ

Психологическая диагностика имеет собственный предает поэна-' ния, отличный от таковых п экспериментальной и теоретической психологии. Предметом психодиагностики являются измеряемые индивидуально-психологические особенности личности, а результатом познания будут выступать измеренные индивидуально-психологические особенности.

В качестве исследовательского метода этой области психологин следует считать психодиагностический метод, иг/егсций свою специфику по отношению к экспериментальному и нсэкспгрю/ентальному методам и Конкретизируемый в выделенных диагностических подходах, в рруках которых созданы различные «етолйчг.пкив средства.

В ходе развития психодиагностики сформировался особый понятийный аппарат, с помощью которого реализуется психодиагностическое описание личности. Проведенный анализ понятийного аппарата позволил раскрыть содержание основных диагностических конструктов, реализуешх в методиках (тестах), а таете особенности взаимосвязи теоретических построений с конкретными методиками.

В диссертационном исследовании большое внимание было уделено оценке диагностических возможностей наиболее известных гестов, причем автор в решении отих задач использовал не только имеющиеся в отечественной и зарубеиной литературе данные, но и результаты собственных исследований.

Итогом предлогенной работы явилась систематизация вакнейших понятий, терминов и методик психологической диагностики, что осуществлено впервые в отечественной психологии.

Перспективы дальнейшего развития психодиагностики в наяюк стране автор винит не .только в углублении и расширении представленных в диссертации разработок, но прекде всего в создании, наряду с уае имеющимся психодиагностическим описанием личности, понятийного аппарата и методического оснащения, раскрывавшего взаимодействие индивидуально-психологических и социально-психологических (ситуационных) переиекдах, что будет способствовать появлению новых диагностических инструментов более валидных и надежных, не&ели имеющиеся сегодня.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ1,

I. Монографии, пособия, словари.

1. Психологическая диагностика интеллекта и личности.-Киев: Вида школа,1978.- 143 с,(в соавторстве с В.У.Блейхером).

2. Исследование личности в клинической психологии (на основе метода Роршаха).-Киев: Вица школа, 1979.-175 с.

3. Психодиагностические метода исследования личности,-Киев: 0-во " Знание" УССР, 1982,- 19 с.

4. Психодиагностические метода исследования интеллекта.-Киев: Об-во "Знание" УССР, 1985,- 16 с.

5. Словарь-справочник по психологической диагностике.-Киев: Наукопа думка, 1989.- 199 с.(в соавторстве с С.11.Морозовым).

6. Психодиагностика личности. Киев: Здоров"я, 198Э,- 168 с.

П. Главы, статьи в сборниках, журналах ^словарях.

7. Проективные методы исследования личности //Блейхер В.Ц. Клиническая патопсихология. -Ташкент: Медицина, 1976. -гл.УП.-СЛ57-1Б8 /в соавторстве с В.М.Блейхером/. '

8. Некоторые метода исследования интеллекта в зарубекной герон-топсихологии (обзор литературы) //Медицинский реферативный вурнал.-1977,

разд.Х1У,- № 8.- С.1-5 (в соавторстве с В.М.Блейхером).

9. К оценке валидности проективных методов исследования личности в клинической психологии //Психология и медицина. Материалы к симпозиуму, -П.: 1978. — С.140-143,

10. Проблема исследования бессознательного психического проективными методами //Бессознательное. Природа, функции,метода исследования. — Тбилиси: Мецниереба, 1978. — Т.3.-С.638-643,

II-15.Словарные статьи: "Проективные методики", "Психодизгности-ка клиническая", "Розенцвейга тест", "Роршаха методика", "Тематический апперцептивный тест" //Психологический словарь, -Киев: Вища школа, 1982 (на укр.яз.).

16, Герман Роршах и проективный подход к исследоганис личности в советской психологии //Проблемы философии. -Киев: Изд-во при Киевск.ун-те издат.абъед. "Вища школа",1987.-Вып.74. — С.120-125.

^ Общий объем указанных здесь публикаций составляет 58,6 печатно^-го листа.

17. Die Psychoanalyse und daa Jroblem der Verwendung projektiver Methoden in der Marxistischen Psychologie.// Berichte aue der Sektion Psychologie der Karl-Marx-univereitat. — 1979. —

18. Zur Anwendung projektiver Methoden in der UdSSR Kurze Mitteilung.// Psychologie-Information. Gesellschaft für Psychologie der DDR. — 1984. — Bd.25. — H 2. — S.33-40.

19. El método proyectivo de la personalidad: logros y Problemas// Boletin de psicología. — Habana i Hospital psiquiátrico, 1985. — Nuraero extraordinario. — P.17-29.

1У. Тезисы, рецензии

20. Исследование личности в процессе старения проективными методами //Личность и деятельность. Тезисы У Всесоюзного съезда Общества психологов СССР.- М.:1977.- С,14.

21. Психическое развитие: пути диагностики /рецензия на: Шванца-ра й. и коллектив. Диагностика психического развития.-Прага: Авиценум, 1978/ //Вопросы психологии.-1979.- F> 6.-C.I60-I62 (в соавторстве с В.И.БлеЙхером).

22. Школьная психодиагностика и тезисы измерения способностей// Психодиагностика и школа. Тезисы симпозиума.-Таллин,1980.-С.64-86.

23. Структура и измерение интеллекта /рецензия наг Eyeenck H.J. The Struoture and Keasureiaent of Intelligence. — Hew York, 1979/ //Вопросы психологии.-1982.-H> I. — C.I4I-I42.

24. Проективный подход к исследованию личности: задачи дальнейшего развития //Личность в системе общественных отношений. 2 -Часть 2.- Тезисы научных сообщений советских психологов к У1 Всесоюзному съезду Общества психологов СССР.-М.,1963. -С.348-350.

25. Преобразуются ли свойства личности в условиях совместной деятельности и общения? //Взаимосвязь формирования личности и коллектива. -Рига, 1989. -С.39.

26. projactive Approach to Personality studies in Soviet Psycho-logy.// The XI International Congress of Rosebach and other

' Proiective Techniquee. Abstract, — Barselona, 19B4. — P.287.