Личность как предмет исследования в психологии

Автор

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Практика показывает, что если необходимые меры, в частности пропагандистские, приняты в период зарождения или на начальном этапе формирования общественного мнения его значительно легче сориентировать в позитивном, нужном направлении либо локализовать, не дать перерасти в неверные убеждения, последующие, на этой основе, соответствующие действия и проявления в жизни.

Во всех случаях программы связей с общественностью рассчита­ны, как правило, на то, чтобы: 1) убедить людей изменить свое мне­ние относительно проблемы, товара, организации или отдельного ли­ца; 2) кристаллизовать мнение, еще не сложившееся окончательно, или 3) усилить существующее общественное мнение.

Поэтому вполне понятно, что специалисты по паблик рилейшнз обязаны глубоко разбираться в механизмах формирования общест­венного мнения, знать, каким образом оно вырастает из установок людей и как можно повлиять на него с помощью коммуникационных усилий.

Раздел: «Социально-психологические проблемы исследования личности»

Лекция № 17 «Личность как социальный феномен»

П Л А Н:

1. Личность как предмет исследования социальной психологии.

2. Структура личности;

Литература:

Основная:

1. Андреева Г.Н. Социальная психология – М.: Аспект Пресс, 2007 (1998).

2. Белинская Е.П. Социальная психология личности. – М., 2011.

3. Парыгин Б.Д. Социальная психология. – СПБ.: Питер, 2006.

4. Леонтьев А.Н. Личность. Деятельность. Сознание. – М.: Просвещение, 1985.

Дополнительная:

5. Асмолов А.Г. Личность как объект психологического исследования – М. 1984

6. Богданов В.А. Социально-психологические свойства личности – Л. 1983

7. Руденский Е.В. Социальная психология – Курс лекций – М.: Наука, 1997

8. Рейнвольд Н.И. Психология личности – М. 1987

9. Ядов В.А. Социальная идентификация личности – М. 1994.

Все разделы психологии рассматривают личность как изначально данную в системе социальных связей и отношений, детерминированную ими и притом выступающую в качестве активного субъекта деятельности.

Проблема личности в социальной психологии является одной из центральных проблем.

Но длительное время в процессе определения предмета исследования социальной психологии считалось общение, общности, группы, а исследованием личности занималась общая психология. Так или иначе акцент был сделан именно на личность (К.К. Платонов, 1979), ибо любой микро- и макросоциум состоит из личностей и процесс общения осуществляется через личности. Кроме того общая и возрастная психология не могут дать полное понимание личности, так как многие ее черты имеют социальную обусловленность.

Социологический подход к исследованию социально-психологических явлений сместил фокус интересов социальной психологии на микроструктуру общества, первичным элементом которой является личность.

Социальная психология не исследует специальный вопрос о социальной обусловленности личности не потому, что этот вопрос не является для нее важным, а потому, что он решается всей психологической наукой, в первую очередь общей психологией.

Социальная психология, пользуясь определением, личности, которое дает общая психология, выясняет:

— в каких конкретных группах, личность усваивает социальные влияния,

— каким образом, и в каких конкретных группах она реализует свою социальную сущность.

Для социальной психологии не важно, каким образом в личности представлены социально-типические черты, а в том, что она выявляет, каким образом сформировались эти социально-типические черты.

Личность с позиций социологического подхода рассматривается преимущественно как объект социальных отношений.

В общепсихологическом подходе – сделан акцент лишь на всеобщих механизмах психической деятельности индивида.

Социально-психологический подход в исследовании личности отличается от общепсихологического тем, что в первом изучается весь комплекс вопросов социальной детерминации личности, а в общей – нет.

Социальная психология личности рассматривает:

1. Социальная детерминация психического склада личности. Поведение и деятельность социально-детерминированной личности в конкурентных (семья и неформальная группа, школьный класс и группа по интересам…) реальных социальных группах, индивидуальный вклад каждой личности в деятельность группы, и то, от чего зависит величина этого вклада. Это и проблема лидерства и влияния личности на микро- и макросоциум.

2. Социальная мотивация поведения и деятельности личности в различных общественно-исторических и социально-психологических условиях. Выявление закономерностей, которым подчиняются поведение и деятельность личности, включенной в определенную социальную группу.

3. Классовые, национальные, профессиональные особенности личности.

4. Закономерности формования и проявления общественной активности, пути и средства повышения этой активности.

5. Проблемы социализации и социальной адаптации личности.

6. Проблемы формирования социальных установок.

7. Вопросы исследования социально-психологических качеств личности и закономерности их развития (Г.М. Андреева, 1998).

8. Проблемы внутренней противоречивости личности и пути ее преодоления.

9. Самовоспитание личности и др.

Некоторая путаница и поляризация взглядов ученых в рассмотрении личности в сфере социальной психологии обусловлена столкновением двух основных подходов социологического («Социология личности») — /он может привести к обезличиванию личности, к рассмотрению ее как частицы массы общества/ и общепсихологического («Психология личности»);

В.А. Ядов, отмечая специфику социологического интереса к личности, усматривает ее в том, что для социологии личность «важна не как индивидуальность, а как обезличенная личность, как социальный тип, деиндивидуализированная, деперсонифицированная личность» (Ядов, 1969)

Е.В. Шорохова о социологическом подходе к личности писала, что в нем «…личность выступает как продукт общественных отношений, как выразитель и конкретный носитель этих отношений, как субъект общественной жизни, как элемент общности» (Шорохова, 1975).

Главная проблема социологического анализа личности – это проблема социальной типологии личности(Смелзер, 1994).

Поэтому рассмотрение личности в социальной психологии ближе к тому, который рассматривается в общей психологии.

Вторую проблему создает многообразие точек зрения на толкование понятия «личность», т.е. отсутствие единства взглядов. Различия больше всего касаются представлений о структуре личности.

Предложено несколько объяснений тех способов, которыми можно описать личность и каждый из них соответствует определенному представлению о структуре личности. Меньше всего согласия существует по поводу того, включаются или нет в личность индивидуальные психологические особенности.

Многозначность понятия личности приводит к тому, что одни понимают под личностью конкретного субъекта деятельности в единстве его индивидуальных свойств и его социальных ролей, а другие понимают «как социальное свойство индивида, как совокупность интегрированных в нем социально-значимых черт,образовавшихся в прямом и косвенном взаимодействии данного лица с другими людьми и делающих его, в свою очередь, субъектом труда, познания и общения (Кон, 1969, С.7). И хотя этот подход чаще рассматривается как социологический, он в определенной мере присутствует и в общепсихологическом.

В одной из обобщающих работ сторонников психологического подхода (С.И. Ковалев, 1970) было предложено различать в личности три образования: (СТРУКТУРА)

— психические процессы;

— психические состояния;

— психические свойства.

В рамках интегративного подхода к личности набор характеристик принимаемых в расчет значительно расширяется (Ананьев, 1968).

В чем же состоит специфика изучения личности в рамках психологической науки и что такое личность с психологической точки зрения?

Как объект исследования личность уникальна по своей сложности и многогранности. Она представляет собой тесно взаимосвязанные содержания бытия конкретного человека — от телесного до духовного.

Личность рассматривается как всё множество психических систем, определяющих единство и непрерывность в поведении и переживаниях человека, в том виде, в каком это множество проявляется, и в том виде в каком оно воспринимается другими людьми.

Личность чаще всего определяют как человека в совокупности его социальных и жизненно важных качеств, приобретенных им в процессе социального развития.

В настоящее время имеется множество определений понятия «личность». Они, как правило, основаны на различных методологических основаниях, которых придерживаются те или иные авторы. Но дать однозначное всеобъемлющее определение понятия личности не представляется возможным. Олпорт, проводя литературный обзор, выделил около пятидесяти определений понятия «личность». Каждое из этих определений личности, имеющихся в научной литературе, подкреплено экспериментальными исследованиями и теоретическими обоснованиями и заслуживают того, чтобы их учитывать при рассмотрении понятия «личность».

Для систематизации этих определений Холл К., Линдсей выделяют ряд категорий или системообразующих критериев, по которым определения понятия «личность» могут быть распределены:

Биосоциальные определения — соотносят личность с «социальной стимульной ценностью» индивида. С данных позиций личность содержится только в «реагирующем другом». Индивид не обладает никакой личностью за исключением той, которая содержится в реакции окружающих.

Биофизические определения — соотносят личность с характеристиками или качествами субъекта. Личность связывается со специфическими качествами индивида, поддающимися объективному описанию и измерению.

Определения-омнибус — представляют личность через перечисление. Личность обозначается через перечисление важнейших качеств индивида.

Интегрирующие определения — личность выступает как организация в отношении различных отдельных реакций индивида. Эта организация является следствием активности личности. Личность — это то, что упорядочивает и согласует разные виды индивидуального поведения.

Определения, отождествляющие личность с уникальными, индивидуальными аспектами поведения.

В тоже время нужно отметить, что никакое сущностное определение личности ни на каком уровне общности не применимо. Определения личности, дающиеся различными авторами, зависят от их индивидуальных теоретических предпочтений. В большинстве случаев личность определяется на основе частных эмпирических представлений, выступающих как часть используемой наблюдателем теории личности. Существует примерно столько определений личности, сколько исследователей работает над этой проблематикой.

Однако, в каждом определении можно выделить общие тенденции, которые затрагивает или включает понятие «личность» (Ферхнем А., Хейвен П.):
каждый человек уникален, однако существуют различные базовые характеристики или специфические категории, которые можно использовать при описании всех людей;
характеристиками личности являются поведенческие черты, в том смысле, что они коррелируют с мотивами, и влияют на социальное поведение;
характеристики личности относительно устойчивы во времени и стабильно и согласованно проявляются в различных социальных ситуациях;
чтобы понять личность человека её можно и нужно анализировать, выделив специфические и фундаментальные части, элементы и структурные составляющие, а так же рассматривая как организованную целостную систему.

Несмотря на сложность и многогранность понятия личности в трудах отечественных психологов делается попытка дать общее научное определение понятия «личность». Р.С.Немов определяет личность следующим образом: «Личность — это человек, взятый в системе таких его психологических характеристик, которые социально обусловлены, проявляются в общественных по природе связях и отношениях, являются устойчивыми. Определяют нравственные поступки человека, имеющие существенное значение для него самого и окружающих».

Личность как предмет психологического исследования Леонтьева А. Н.

Студентки І курса

1.1. «Жизненный путь Алексея Николаевича Леонтьева»…………………..5

1.2. «Научный вклад Алексея Николаевича Леонтьева в Психологическую науку»……………………………………………………………………..11

2.1. «Личность как предмет психологического исследования Алексея Николаевича Леонтьева»…………………………………………. 14

Из знаменитой «тройки» основателей культурно-исторического (деятельностного) подхода Алексей Николаевич Леонтьев оказался единственным, о ком до сих пор не написано ни одной книги, хотя и сын, и внук А.Н. Леонтьева пошли по его стопам и, после его смерти, опубликовали немало работ, так или иначе анализирующих его наследие. В то же время Алексей Николаевич не входит в число «забытых» авторов: несмотря на неоднозначное отношение к его теоретическому наследию, что во многом связано с принятием им марксизма в качестве методологического основания психологической науки, его имя и идеи живут и активно работают не только в трудах его прямых учеников и учеников его учеников, но и во всем научном сообществе. Более того, он — один из немногих создателей научных школ, ученики которых не ограничились перепевами и конкретизацией идей учителя, что бывает гораздо чаще, чем хотелось бы, но в очень многих отношениях продвинулись далеко вперед, на новые теоретические рубежи.

Объект исследования: научная деятельность Алексея Николаевича Леонтьева.

Предмет исследования: Личность как предмет психологического исследования Алексея Николаевича Леонтьева.

Цель курсовой работы: рассмотреть вклад Алексея Николаевича Леонтьева в психологическую науку.

1) Изучить жизненный путь Алексея Николаевича Леонтьева и проследить

его становление как психолога;

2) Изучить научную деятельность Алексея Николаевича Леонтьева

Гипотеза : Я считаю, что изучение Алексеем Николаевичем Леонтьевым личности как предмета психологического исследования имеет большую ценность, и результаты этого исследования актуальны и в наши дни.

1.1. «Жизненный путь Алексея Николаевича Леонтьева»

Алексей Николаевич Леонтьев родился в Москве 5 февраля 1903 года в семье служащего. После окончания реального училища поступил на факультет общественных наук Московского университета, который по официальной версии закончил в 1924 году. Однако, как о том пишут А.А. Леонтьев и Д.А. Леонтьев (сын и внук ученого, также психологи) в комментариях к его биографии, на самом деле окончить университет ему не удалось, он был исключен.
О причинах существуют две версии. Более интересная: будучи студентом, он в 1923 году заполнял какую-то анкету и на вопрос «Как вы относитесь к Советской власти?» якобы ответил: «Считаю исторически необходимой». Так рассказывал он сам своему сыну. Вторая версия: всеми нелюбимому лектору по истории философии Леонтьев прилюдно задал вопрос, как следует относиться к буржуазному философу Уоллесу, биологизатору и вообще антимарксисту. Не очень образованный лектор, испугавшись, что его поймают на недостатке эрудиции, долго и убедительно разъяснял затаившей дух аудитории ошибки этого буржуазного философа, выдуманного студентами накануне лекции. Эта версия тоже восходит к устным мемуарам А.Н. Леонтьева.
В университете Леонтьев слушал лекции самых разных ученых. Среди них были философ и психолог Г.Г. Шпет, филолог П.С. Преображенский, историки М.Н. Покровский и Д.М. Петрушевский, историк социализма В.П. Волгин. В Коммунистической аудитории МГУ тогда впервые читал курс исторического материализма Н.И. Бухарин. Довелось Леонтьеву послушать и лекции И.В. Сталина по национальному вопросу, о которых, впрочем, через полвека он отзывался более чем сдержанно.

К концу 20-х годов в науке стала складываться неблагоприятная ситуация. Леонтьев лишился работы, причем во всех московских учреждениях, с которыми он сотрудничал. Примерно в то же время Наркомздрав Украины решил организовать в Украинском психоневрологическом институте, а позже, в 1932 году, во Всеукраинской психоневрологической академии (она находилась в Харькове, который тогда был столицей республики) сектор психологии.

-6–
Пост заведующего сектором был предложен Лурия, пост заведующего отделом детской и генетической психологии — Леонтьеву. Однако Лурия вскоре вернулся в Москву, и практически всю работу вел Леонтьев. В Харькове он одновременно возглавил кафедру психологии в пединституте и отдел психологии в НИИ педагогики. Возникла знаменитая Харьковская школа, которую одни исследователи считают ответвлением школы Выготского, иные — относительно самостоятельным научным образованием.
Весной 1934 года, незадолго до смерти, Выготский предпринял несколько шагов к тому, чтобы собрать всех своих учеников — московских, харьковских и прочих — в одной лаборатории во Всесоюзном институте экспериментальной медицины (ВИЭМ). Сам Выготский уже не смог ее возглавить (он умер в начале лета 1934 года), и руководителем лаборатории стал Леонтьев, покинув для этого Харьков. Но продержался он там недолго.
После доклада на ученом совете этого института о психологическом исследовании речи (текст доклада опубликован в первом томе его избранных трудов, и сегодня все желающие могут составить о нем непредвзятое мнение) Леонтьев был обвинен во всех возможных методологических грехах (дело дошло до горкома партии!), после чего лабораторию закрыли, а Леонтьева уволили.

Леонтьев снова остался без работы. Сотрудничал в небольшом научно-исследовательском институте при ВКИПе — Высшем коммунистическом институте просвещения, занимался психологией восприятия искусства в ГИТИСе и во ВГИКе, где постоянно общался с С.М. Эйзенштейном (они были знакомы и раньше, с конца 20-х годов, когда Леонтьев преподавал во ВГИКе, пока последний не был объявлен гнездом идеалистов и троцкистов с понятными последствиями).
В июле 1936 года грянуло знаменитое постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов». Это постановление означало полный разгром детской и педагогической психологии и «достойно» венчало серию постановлений ЦК начала 30-х годов, повернувших вспять советскую школу, отменивших все инновации и эксперименты и сделавших былую демократическую школу авторитарной и милитаризованной.

-7-
Особенно досталось идеологам демократической школы — Выготскому и Блонскому. Выготскому, правда, уже посмертно. И некоторые из тех, кто раньше объявлял себя учениками Выготского, начали с не меньшим энтузиазмом осуждать его и свои ошибки.
Однако ни Лурия, ни Леонтьев, ни другие подлинные ученики Выготского, как на них ни давили, не сказали ни одного дурного слова о Выготском ни устно, ни в печати, и вообще они никогда не меняли своих взглядов. Как ни странно, все они тем не менее уцелели. Но ВКИП был закрыт, и Леонтьев опять остался без работы.

Как раз в это время директором Института психологии вновь стал К.Н. Корнилов, и он взял Леонтьева на работу. Конечно, ни о каких методологических вопросах речи не могло быть. Леонтьев занимался темами сугубо конкретными: восприятием рисунка (продолжение исследований Харьковской школы) и фоточувствительностью кожи.
Докторская диссертация Леонтьева на тему «Развитие психики» была задумана им как грандиозный проект. Было написано два объемистых тома, третий, посвященный онтогенезу психики, был подготовлен частично. Но Б.М. Теплов убедил Леонтьева, что для защиты достаточно и того, что есть.
В 1940 году диссертация в двух томах была защищена. Первый ее том составляло теоретическое и экспериментальное исследование возникновения чувствительности, которое практически без изменений вошло во все издания книги «Проблемы развития психики». Самое интересное, что, как сегодня отчетливо видно, это исследование является парапсихологическим — оно посвящено обучению воспринимать свет руками! Конечно, Леонтьев подавал это исследование иначе, наводя материалистический лоск и говоря о перерождении определенных клеток в эпидермисе ладоней, но это квазифизиологическое истолкование четко доказанных им фактов развития способности воспринимать световые сигналы пальцами ничуть не более убедительно, чем допущение экстрасенсорной природы этого феномена.
Второй том был посвящен развитию психики в животном мире. В «Проблемы развития психики» вошли сравнительно небольшие отрывки этой части

диссертации, а наиболее интересные фрагменты, оставшиеся за рамками хрестоматийных текстов, были опубликованы посмертно в сборнике научного наследия Леонтьева «Философия психологии» (1994).

В начале июля 1941 года, как и многие другие московские ученые, Леонтьев вступил в ряды народного ополчения. Однако уже в сентябре Генеральный штаб отзывает его для выполнения специальных оборонных заданий. В самом конце 1941 года Московский университет, включая входивший в то время в его состав Институт психологии, был эвакуирован сначала в Ашхабад, затем в Свердловск.
Близ Свердловска, в Кисегаче и Кауровске, были образованы два экспериментальных госпиталя. Первый в качестве научного руководителя возглавил Лурия, второй — Леонтьев. Там работали А.В. Запорожец, П.Я. Гальперин, С.Я. Рубинштейн и многие другие. Это был реабилитационный госпиталь, который занимался восстановлением движений после ранения. На этом материале была блестяще продемонстрирована не только практическая значимость теории деятельности, но и абсолютная адекватность и плодотворность физиологической теории Н.А. Бернштейна, который через несколько лет, в конце сороковых, был совершенно отлучен от науки, и неизвестно, что с ним было бы, если бы Леонтьев не взял его к себе сотрудником на отделение психологии.
Практическим результатом работы экспериментальных госпиталей было то, что время возвращения раненых в строй сокращалось в несколько раз за счет использования техник, разработанных на базе деятельностного подхода и теории Бернштейна.
По окончании войны, уже будучи доктором наук и заведующим лабораторией в Институте психологии, Леонтьев опубликовал на основе своей диссертации небольшую книжку «Очерк развития психики». Тут же, в 1948 году, вышла разгромная рецензия на нее, и осенью была организована очередная «дискуссия». В ней выступили многие ныне широко известные психологи, обвиняя автора книги в идеализме. Но соратники Леонтьева встали на его защиту, и дискуссия последствий для него не имела. Более того — его приняли в партию.
Вот что об этом пишут его сын и внук, самые сведущие биографы: «Едва ли он это сделал по соображениям карьеры — скорее это был акт самосохранения. Но

Данное пособие рассчитано на студентов психологических факультетов, слушающих курс “Психологии личности”. В нем в краткой форме дается представление о личности и ее компонентах, в качестве которых рассматриваются темперамент, характер, способности, мотивационная сфера и самосознание.

Пособие направлено на то, чтобы раскрыть социально-историческую природу личности, показать сложность ее строения, отличие от понятия индивидуальности.

Автор старался ознакомить студентов с разными подходами к исследованию личности, имеющимися в отечественной науке. В этом пособии рассматриваются преимущественно точки зрения отечественных психологов на природу личности и ее компонентов, зарубежные авторы упоминаются мало. Следующее пособие будет целиком посвящено обзору зарубежных теорий личности.

^ Тема 1 Личность как предмет психологического исследования

Понятие личности относится к числу самых неопределенных и спорных терминов в психологии. В 1937 году американский психолог Гордон Олпорт написал монографию «Личность: психологическая интерпретация», в которой привел более 50 различных определений личности, найденных им у англоязычных коллег. К настоящему времени их число неизмеримо возросло. Можно ли в них выделить что-то общее, с чем согласилось бы большинство психологов?

Рассмотрим несколько определений личности, данных отечественными психологами. С.Л. Рубинштейн писал: «Личность это воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия». Б.Г.Ананьев рассматривал личность как современницу определенной эпохи, которая наделяет ее множеством социально-психологических свойств. К их числу он относил принадлежность личности к определенному классу, национальности, профессии и пр. А.Г.Асмолов считал, что «личность есть системное и поэтому сверхчувственное качество, хотя носителем этого качества является вполне чувственный, телесный индивид со всеми его врожденными и приобретенными свойствами».

А.В.Петровский охарактеризовал личность в системе межличностных отношений, в связи с чем им были выделены три аспекта личности:

  • интраиндивидный, который отражает свойства, присущие самому субъекту;
  • интериндивидный, рассматривающий особенности взаимодействия личности с другими людьми;
  • метаиндивидный, описывающий воздействие данной личности на других людей.

Л.И. Анцыферова определяет личность как «способ бытия человека в обществе, в конкретно-исторических условиях, это индивидуальная форма существования и развития социальных связей и отношений».

Много других определений личности приводится в книге И.Б.Котовой “Психология личности в России”, которая проанализировала представления о личности у отечественных философов и психологов, начиная с конца прошлого века по нынешнее время.

Все психологи согласны с тем, что личностью не рождаются, а становятся и для этого человек должен предпринять немалые усилия. Он должен овладеть речью, а затем с ее помощью многими моторными, интеллектуальными и социо-культурными навыками. Личность рассматривается как результат социализации индивида, в процессе которой он усваивает традиции и систему ценностных ориентаций выработанных человечеством. Чем более человек смог воспринять и усвоить в процессе социализации, тем более развитую личность он собой представляет.

А может ли человек не быть личностью? Является ли личностью годовалый ребенок, психически неполноценный человек или изощренный преступник? Эти вопросы неоднократно становились предметом дискуссий у психологов, философов, медиков и юристов. На них трудно ответить однозначно, поскольку каждый случай требует конкретного рассмотрения, но большинство ученых склонно признавать за всеми перечисленными категориями людей право называться личностью с определенными оговорками. Так ребенка, подростка и юношу корректнее называть формирующейся личностью, потому что в них пока имеются только задатки зрелой личности, которые должны далее развиться и оформиться в целостную систему свойств.

Что касается психически неполноценных людей, то степень сохранности их личности может быть очень разной: от небольших отклонений от нормы при неврозах до значительных разрушений личности при тяжелых случаях шизофрении. Их мировосприятие, мотивация поведения, особенности мышления качественно отличаются от аналогичных характеристик здорового человека, поэтому правильнее в таких случаях пользоваться понятием патологической или аномальной личности. Преступники, признанные психически здоровыми, являются асоциальными личностями, поскольку все накопленные ими знания, умения и навыки они обратили против общества, которое их сформировало. Личность может быть утрачена человеком вследствие тяжелой болезни или глубокой старости, что проявляется в отсутствии способности осознавать себя как субъекта деятельности, ориентироваться в пространстве и времени и т.п. В этом случае можно говорить о деградировавшей личности.

Л.И.Анцыферова считает основным способом существования личности постоянное развитие, направленное на реализацию своих возможностей в деятельности и общении. Как только человек прекращает усилия по развитию своих психических функций, социальных и профессиональных навыков и умений, так сразу начинается регресс личности.

Каковы же критерии для определения уровня зрелости личности? При ответе на этот вопрос лучше опереться на представления И.М.Палея и В.С.Магуна о трех сторонах личности. Первая сторона описывает внутренние строение личности через такие характеристики как иерархичность и целостность. Под иерархичностью понимается подчинение в процессе развития низших функций (процессов, свойств) более высшим. Например, удовлетворение витальных потребностей у зрелого человека подчиняется высшим потребностям. Целостность означает единообразие поведения человека в меняющихся условиях и обстоятельствах. Следовательно, зрелая личность действует не под влиянием сиюминутных факторов, а на основе своей системы ценностей, которая складывалась годами.

Вторая сторона личности раскрывает особенности ее взаимодействия с предметным миром через характеристики ее активности и самостоятельности. Зрелая личность всегда занимает активную жизненную позицию в любой деятельности, которой она занимается. Она сама определяет для себя смысл, цели и задачи деятельности и ищет оптимальные способы ее выполнения. Иногда она даже не ждет вознаграждения за свою работу, если эта работа доставила ей удовольствие. Это ее отличает от незрелой личности, которая ждет указаний, поощрений и не выходит в процессе выполнения работы за рамки, заданные извне. Зрелая личность способна осуществлять деятельность даже под угрозой наказания со стороны властей и возможности потери многих жизненных благ. Примеров самоотречения во имя дела своей жизни в истории России очень много, начиная с декабристов и кончая диссидентами 60-80-х годов.

Третья сторона личности характеризует особенности ее взаимоотношений с другими людьми. Среди многочисленных особенностей М.М.Палей и В.С.Магун выделяют в качестве критерия зрелости только одну, но очень существенную — возможность личности способствовать росту и развитию личностей других людей. Личность, по словам С.Л.Рубинштейна, определенностью своего отношения к жизни заставляет и других самоопределяться. Чтобы оказывать влияние на мировоззрение других людей, человек должен накопить в себе большой запас мудрости и приобрести власть над ними (духовную, религиозную, политическую и пр.). Пространственно-временная широта этого влияния, в конечном счете, определяет масштаб личности. Чаще всего это влияние распространяется только на ближайшее окружение человека, что тоже не мало. В других случаях личность воздействует на умы людей в течение определенного промежутка времени в какой-то стране. Но есть личности планетарного масштаба, которые влияют на человечество примером своей незаурядной жизни и дел сквозь толщу веков и даль географических расстояний. Эти люди и могут служить для нас примером максимального развития того, что называется Личностью.

^ Тема 2 Понятие индивидуальности

Индивидуальность в большинстве словарей и учебников по психологии определяется как совокупность черт, отличающих данного человека от других людей и определяющих своеобразие его психики и личности. Это определение оставляет непроясненным ряд вопросов. Например, любая ли характеристика человека может быть отнесена к его индивидуальности? Могут ли быть свойствами индивидуальности особенности протекания психических процессов или способности? Как быть, если по одной и той же черте человек от кого-то отличается, а на других похож?

Очевидно, понятие индивидуальности требует более содержательного анализа. В.С.Мерлин разработал теорию интегральной индивидуальности, согласно которой индивидуальность человека складывается из индивидуальных особенностей, относящихся к разным уровням его организации — от биохимического до социального. В частности, он выделил три иерархических уровня:

а) система индивидуальных свойств организма: биохимические, общесоматические и нейродинамические свойства (свойства нервной системы);

б) система индивидуальных психических свойств: психодинамические (свойства темперамента) и психические свойства личности (черты характера);

в) система социально-психологических индивидуальных свойств: социальные роли в социальных группах и в социально-исторических общностях.

Такое понимание индивидуальности снимает вопрос о том, с какого возраста человек становится индивидуальностью. Когда ребенок рождается, его индивидуальность ограничивается только свойствами его организма, но по мере того, как у него формируются свойства темперамента, черты личности, его индивидуальность расширяется и распространяется на все более высокие уровни организации. Когда зрелый человек занимает определенное общественное положение, вся иерархия уровней его индивидуальности уже представлена в его поведении, но это не означает, что она больше не будет изменяться. Человек будет приобретать новый опыт, выполнять новые роли и его индивидуальность тоже будет отчасти меняться.

В.С.Мерлин отмечал, что индивидуальность характеризуется не только совокупностью индивидуальных свойств, но и своеобразием взаимосвязей между ними. Таким образом, если два человека будут иметь два одинаковых набора свойств (что очень маловероятно), то они будут все равно непохожи по поведению, т.к. связи между этими свойствами будут разные.

Надо сказать, что не все психологи согласны с таким расширительным пониманием индивидуальности. А.Г.Асмолов локализует индивидуальность на уровне свойств личности и связывает ее со смысловыми отношениями и установками человека. Известен его афоризм: “Индивидом рождаются, личностью становятся, а индивидуальность отстаивают”. Этим А.Г.Асмолов хотел подчеркнуть, что индивидуальность отвечает за решение бытийных вопросов, связанных со смыслом жизни, ценностными ориентациями, жизненной позицией человека. При решении этих вопросов обычно возникают конфликты как внутриличностные, так и между личностью и окружающими. В процессе этой борьбы создается индивидуальность и определяется ее стойкость и масштаб.

Полное определение индивидуальности, сформулированное А.Г.Асмоловым, таково: «В целом индивидуальность личности понимается как совокупность смысловых отношений и установок человека в мире, которые обеспечивают ориентировку в иерархии ценностей и овладение поведением в ситуации борьбы мотивов, воплощаются через деятельность и общение в продуктах культуры, других людях, себе самом ради продолжения существования образа жизни, являющегося ценностью для данного человека»

В последнее десятилетие понятие индивидуальности стало расширяться за пределы личности. В.С.Мерлин ввел понятие метаиндивидуальности, под которым он понимал “психологическую характеристику отношений окружающих людей к данной конкретной ситуации”. Иными словами, метаиндивидуальность представляет собой индивидуальность человека глазами окружающих его людей. Л.Я.Дорфман, развивая идеи В.С.Мерлина в своей книге “Метаиндивидуальный мир”, вводит еще понятия трансиндивидуальности и экоиндивидуальности. Трансиндивидуальность охватывает все явления, связанные с воплощением индивидуальности в мире, в котором она живет: в творчестве, во влиянии на других людей, в конкретных делах и т.п. Экоиндивидуальность описывает процессы, которые зарождаются вне индивидуальности, но которые приводят к ее изменению, что отражается во взаимодействии со средой.

Как же соотносятся понятия личности и индивидуальности, какое из них является более широким? Их можно графически изобразить как два накладывающихся друг на друга круга, имеющих общую площадь, но не совпадающих полностью. Общая площадь — это те свойства личности, которые составляют основу ее индивидуальности. Оставшаяся площадь круга, изображающего личность, соответствует тем ее свойствам, которые являются социально-типичными и характеризуют ее как представителя многих больших и малых групп. “Остаток” индивидуальности представляют биохимические, общесоматические и нейродинамические свойства, не входящие в структуру личности. Таким образом, можно сказать, что оба понятия являются равновеликими и несовпадающими по содержанию.

^ Тема 3 Представления о структуре личности в отечественной

Структурный подход представляет собой такой способ анализа, при котором объект рассматривается как некая целостность, обладающая определенной структурой, т.е. совокупностью элементов, находящихся в определенных отношениях друг с другом. Он применяется в разных науках для анализа сложных объектов, в психологии таким объектом является личность.

Рассмотрение личности в плане ее строения и составляющих компонентов является традиционным и в то же время актуальным подходом к ее исследованию. Если обратиться к истории изучения личности, то можно убедиться в том, что почти каждый исследователь, который пытался проникнуть в суть этого сложного психического образования и понять механизм его функционирования, приходил к мысли о необходимости выделения отдельных элементов и анализа взаимосвязей между ними. Критерии деления личности на отдельные блоки, а также концептуальные позиции авторов были чрезвычайно различны и вызывали ожесточенные дискуссии, однако сама идея рассмотрения личности через призму ее структуры оставалась неизменной.

Ее живучесть объясняется, прежде всего, особенностями самого объекта исследования – личности, самыми очевидными и заметными характеристиками которой являются интегральность, сложность, вторичность по отношению к более простым психическим функциям. Не случайно о структуре личности психологи стали говорить задолго до того, как структурный подход оформился в качестве исследовательского метода в философии. Структурные представления в психологии возникали как реакция на атомизм и чрезмерную расчлененность при анализе психики человека. По мнению М.С.Роговина, одной из первых попыток структурного подхода к анализу личности можно считать концепцию З.Фрейда, который рассматривал человека как структурное единство трех частей: Оно, Я и Сверх-Я. Развитию структурного подхода в психологии немало способствовали работы гештальтпсихологов, в частности К.Левина, посвященные соотношению части и целого.

С развитием философских концепций, связанных с понятиями структуры и системы, представления о структуре в психологии получили надежную опору. Наибольший расцвет структурного подхода к анализу личности в отечественной психологии пришелся на 70-е годы. Но это не было данью моде, просто отечественная психологическая наука вышла к этому времени на новый научный этап своего развития.

Возникновение структурных представлений в психологии свидетельствует о достижении ею определенного этапа развития научного знания. Философ В.Ф.Сержантов считает, что каждая наука проходит три уровня развития:

1. феноменологический, на котором представление об объекте носит нерасчлененный целостный характер;

2. субстратно-феноменологический, характеризующийся аналитическим подходом к объекту;

3. системно-структурный, на котором благодаря синтезу теоретически воспроизводится конкретная природа объекта.

В философском энциклопедическом словаре структура (от лат. structura – строение, расположение, порядок) определяется как совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность, т.е. сохранение основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях. Чтобы провести структурный анализ какого-либо сложного объекта надо выполнить три основных условия:

  1. выделить элементы, из которых он состоит;
  2. изучить характер связи между ними;
  3. выявить механизм целостности структуры, позволяющий ей не изменяться при изменении окружающей среды.

При выделении элементов необходимо руководствоваться некоторыми правилами. Элементы должны содержать в себе основные характеристики целого, а не быть просто его частями. Их количество должно быть достаточным для полного описания личности, но не быть чрезмерным.

Существуют два основных способа построения структуры личности: эмпирический и теоретический. Эмпирический способ основан на выделении элементов структуры с помощью применения методов математической статистики (чаще всего факторного анализа) к большому массиву эмпирических данных. Выделенные в процессе обработки кластеры или факторы служат элементами структуры личности (как, например, 16 факторов в структуре личности, предложенной Р.Кеттеллом). Теоретический способ построения структуры личности основан на выдвижении теоретического принципа, который связывает между собой отдельные уровни и элементы.

Курсовая на тему Личность как предмет исследования в социальной психологии

  • Предмет и методы социальной психологии. Отрасли социальной психологии 237 кб.
  • Предмет социальной психологии 19 кб.
  • Социальная психология — НКРадина 223 кб.
  • Социальная психология Н К Радина 170 кб.
  • Лекции-шпоры по психологии и педагогике 113 кб.
  • Предмет социальной психологии 15 кб.
  • Связь теории социальной работы и социальной психологии 33 кб.

1.1 Представление о личности и ее компонентах в рамках социально-психологического знания

1.2 Специфика социально–психологической проблематики личности

Глава 2. Социально–психологические проблемы исследования личности

2.1 Изучение личности как субъекта деятельности и её продукта

2.2 Теория двух факторов формирования личности

2.3 Культурно–антропологическая интерпретация личности



Введение
Личность – одна из базовых категорий психологической науки. Человек как сверхсложное существо живет в бесконечно сложном мире, точнее во множестве миров, из которых Юрген Хабермас, выдающийся социальный философ, в качестве основных предложил выделить три мира: внешний мир, социальный мир («наш мир», мир, в который вместе со мной входят и другие люди), внутренний мир («мой мир», индивидуальность и неповторимость «моего» существования).

Включение человека в социальный мир основано на его понимании и освоении системы существующих в этом мире субъект-объектных отношений. С этой точки зрения, субъективные, психологические отношения человека к окружающему его миру составляют его основное содержание как личности. Бытие личности в социальном и внешнем мире – это деятельность. В деятельности личность формируется, выражается и осуществляется. Трудно найти такую область деятельности, в которой использование психологических знаний и методов не было бы тесно связано с необходимостью учитывать целостность личности как субъекта и объекта психологического воздействия. В психологической практике невозможно «работать» лишь с одной частью личности, отдельным процессом, не затронув всей личности и ничего не изменив в системе ее отношений, в мотивах, переживаниях.

Сложность и многогранность феномена личности ведет к тому, что в области психологии личности сосуществуют различные теории, описывающие личность как интегрированное целое и вместе с тем объясняющие различия между людьми. В многочисленных и разнообразных определениях предмета социальной психологии заложена некоторая противоречивость суждений относительно того, какое место должна занять проблема личности в этой науке. Но, так или иначе, акцент был сделан на личность, на ее социально обусловленные характеристики, на формирование в ней определенных качеств в результате социального воздействия и т.д. Вместе с тем другая позиция в дискуссии основывалась на том, что для социальной психологии личность — отнюдь не главный объект исследования, поскольку сам «замысел» существования этой особой отрасли психологическом знания состоит в том, чтобы изучать «психологию группы». При такой аргументации предполагалось, хотя это и не всегда было выражено открыто, что собственно личность выступает как предмет исследования в общей психологии, а отличие социальной психологии от последней и состоит в другом фокусе интереса.

В настоящее время в современном обществе интерес к проблемам возможностей человеческой личности настолько велик, что практически все общественные науки обращаются к этому предмету исследования: проблема личности стоит в центре и философского, и социологического знания; ею занимается и этика, и педагогика, и генетика.

Итак, все выше сказанное позволяет нам назвать тему, выбранную для курсовой работы, чрезвычайно актуальной, так как необходимость исследования личности очень важна. Именно в рамках социальной психологии выясняется и объясняется, каким образом личность усваивает социальные влияния (через какую из систем ее деятельности), а с другой стороны, каким образом она реализует свою социальную сущность (через какие конкретные виды совместной деятельности). Несомненный интерес данная тема представляет как для психологов, так и для психиатров, педагогов, философов, социологов.

Объектом данного исследования, на наш взгляд, могут выступать психологические закономерности поведения, деятельности и взаимодействия людей, обусловленные включением их в социальные группы, что, по сути, и определяет специфику социальной психологии как науки.

Предмет исследования – личность человека в совокупности всех его психологических свойств и качеств.

Цель нашей работы — изучить понятие, структуру и формирование личности с точки зрения различных подходов; выявить социально-психологические проблемы, обусловленные включением личности в деятельность; рассмотреть культурно-антропологическую интерпретацию личности.

Данная цель обусловила выполнение следующих задач:

1. Изучение и анализ научно-методической литературы.

2. Определение ключевых понятий и структур.

3. Изучение закономерностей формирования и развития личности в рамках социальной психологии.

4. Изучение социально-психологических проблем личности.

В процессе курсового исследования применялись следующие методы:

1. Теоретический – изучение литературных источников по данной проблеме.

2. Сравнительный анализ существующих подходов на проблему личности.

Структура курсового исследования включает в себя: введение, две главы и заключение.



Г
лава 1. Понятие личность в социальной психологии

1.1
Представление о личности и ее компонентах в рамках социально-психологического знания

Понятие «личность» относится к числу самых неопределенных и спорных в психологической науке. Можно сказать, сколько существует теорий личности, столько имеется и ее определений. Рассмотрим несколько определений личности, данных ведущими специалистами в этой области. Б.Г. Ананьев отмечал, что «личность – прежде всего современник определенной эпохи, и это определяет множество ее социально-психологических свойств». К их числу он относил принадлежность личности к определенному классу, национальности, профессии и пр. А.В. Петровский охарактеризовал личность в системе межличностных отношений, в связи с чем им были выделены три аспекта личности: интраиндивидный, который отражает свойства, присущие самому субъекту; интериндивидный, рассматривающий особенности взаимодействия личности с другими людьми; и метаиндивидный, описывающий воздействие данной личности на других людей. Л.И. Анцыферова определяет личность «как способ бытия человека в обществе, в конкретно-исторических условиях, это индивидуальная форма существования и развития социальных связей и отношений».

Все психологи согласны с тем, что личностью не рождаются, а становятся и для этого человек должен предпринять немалые усилия: вначале овладеть речью, а затем с ее помощью многими моторными, интеллектуальными и социокультурными навыками. Личность рассматривается как результат социализации индивида, который усваивает традиции и систему ценностных ориентаций, выработанных человечеством. Чем больше человек смог воспринять и усвоить в процессе социализации, тем более развитую личность он собой представляет.

Всеобщий интерес многих наук к проблеме изучения личности является очень важным, так как решить ее можно только совместными усилиями всех научных дисциплин, имеющих отношение к делу. Совместность таких усилий предполагает комплексный подход к исследованию личности, а он возможен лишь при достаточно точном определении области поиска для каждой из вовлеченных дисциплин.

Таким образом, для социальной психологии важно как минимум установить отличие своего подхода к личности от подхода к ней в двух «родительских» дисциплинах: социологии и психологии. Практически в социологический анализ сплошь и рядом вкрапливаются проблемы, в частности те, которые являются специальными проблемами социальной психологии. К ним относятся, например, проблема социализации и некоторые другие. Но отчасти такое вкрапление объясняется тем простым фактом, что социальная психология в силу особенностей своего становления в нашей стране до определенного периода времени не занималась этими проблемами, отчасти же тем, что практически в каждом вопросе, касающемся личности, можно усмотреть и некоторый социологический аспект. Основная же направленность социологического подхода достаточно определенна. Гораздо сложнее обстоит дело с разделением проблематики личности в общей и социальной психологии. Косвенным доказательством этого является многообразие точек зрения, существующих по этому поводу в литературе и зависящих от того, что и в самой общей психологии нет единства в подходе к пониманию личности. Правда, тот факт, что личность описывается по-разному в системе общепсихологической науки различными авторами, не касается вопроса о ее социальной детерминации. В этом вопросе согласны все, исследующие проблему личности в отечественной общей психологии [1] .

Различия в трактовке личности касаются других сторон проблемы, пожалуй, больше всего — представления о структуре личности. Предложено несколько объяснений тех способов, которыми можно описать личность, и каждый из них соответствует определенному представлению о структуре личности. Меньше всего согласия существует по вопросу о том, «включаются» или нет в личность индивидуальные психологические особенности. Ответ на этот вопрос различен у разных авторов. Как справедливо отмечает И.С. Кон, многозначность понятия личности приводит к тому, что одни понимают под личностью конкретного субъекта деятельности в единстве его индивидуальных свойств и его социальных ролей, а другие понимают личность «как социальное свойство индивида, как совокупность интегрированных в нем социально значимых черт, образовавшихся в прямом и косвенном взаимодействии данного лица с другими людьми и делающих его, в свою очередь, субъектом труда, познания и общения» [2] . Хотя второй подход чаще всего рассматривается как социологический, он присутствует также внутри общей психологии в качестве одного из полюсов. Спор здесь идет именно по вопросу о том, должна ли личность в психологии быть рассмотрена преимущественно в этом втором значении или в системе данной науки главное — соединение в личности (а не просто в «человеке») социально значимых черт и индивидуальных свойств.

В одной из обобщающих работ по психологии личности, представляющих первый подход, было предложено различать в личности три образования: психические процессы, психические состояния и психические свойства; в рамках интегративного подхода к личности набор характеристик, принимаемых в расчет, значительно расширяется. Специально вопрос о структуре личности освещался К.К. Платоновым, выделившим в структуре личности ее различные подструктуры, перечень которых варьировал и в последней редакции состоял из четырех подструктур или уровней:

1) биологически обусловленная подструктура (куда входят темперамент, половые, возрастные, иногда патологические свойства психики);

2) психологическая подструктура, включающая индивидуальные свойства отдельных психических процессов, ставших свойствами личности (памяти, эмоций, ощущений, мышления, восприятия, чувств и воли);

3) подструктура социального опыта (куда входят приобретенные человеком знания, навыки, умения и привычки);

4) подструктура направленности личности (внутри которой имеется в свою очередь особый иерархически взаимосвязанный ряд подструктур: влечения, желания, интересы, склонности, идеалы, индивидуальная картина мира и высшая форма направленности — убеждения) (Платонов) [3] .

По мнению К.К. Платонова, подструктуры эти различаются по «удельному весу» социального и биологического содержаний; именно по выбору таких подструктур как предмета анализа общая психология отличается от социальной. Если общая психология концентрирует свое внимание на трех первых подструктурах, то социальная психология, согласно этой схеме, анализирует преимущественно четвертую подструктуру, поскольку социальная детерминация личности представлена именно на уровне этой подструктуры. На долю общей психологии остается лишь анализ таких характеристик, как пол, возраст, темперамент (что сведено в биологическую подструктуру) и свойств отдельных психических процессов — памяти, эмоций, мышления (что сведено в подструктуру индивидуальных психологических особенностей). В определенном смысле сюда же относится социальный опыт. Собственно психология личности в общей психологии в такой схеме просто не представлена.

Принципиально иной подход к вопросу был предложен А.Н. Леонтьевым. [4] Прежде чем перейти к характеристике структуры личности, он формулирует некоторые общие предпосылки рассмотрения личности в психологии. Суть их сводится к тому, что личность рассматривается в неразрывной связи с деятельностью. Принцип деятельности здесь последовательно проводится для того, чтобы задать всю теоретическую схему исследования личности. Главная идея заключается в том, что «личность человека ни в каком смысле не является предсуществующей по отношению к его деятельности, как и его сознание, она ею порождается» Поэтому ключом к научному пониманию личности может быть только исследование процесса порождения и трансформаций личности человека в его деятельности. Личность выступает в таком контексте, с одной стороны, как условие деятельности, а с другой — как ее продукт. Такое понимание этого соотношения дает основание и для структурирования личности: если в основе личности лежат отношения соподчиненности видов человеческой деятельности, то основанием для выявления структуры личности должна быть иерархия этих деятельностей. Но поскольку признаком деятельности является наличие мотива, то за иерархией деятельностей личности лежит иерархия ее мотивов, а также иерархия соответствующих им потребностей (Асмолов) [5] . Два ряда детерминант — биологические и социальные — здесь не выступают как два равноправных фактора. Напротив, проводится мысль, что личность с самого начала задана в системе социальных связей, что нет вначале лишь биологически детерминированной личности, на которую впоследствии лишь «наложились» социальные связи.

Хотя формально в этой схеме не присутствует перечень элементов структуры личности, по существу такая структура предполагается как структура характеристик, производных от характеристик деятельности. Идея социальной детерминации проведена здесь наиболее последовательно: личность не может быть интерпретирована как интегрирование лишь биосоматических и психофизиологических параметров. Можно, конечно, утверждать, что здесь представлен не общепсихологический, а именно социально-психологический подход к личности, как это, кстати, иногда и делается оппонентами. Однако, если обратиться к самой сути всей концепции, к пониманию предмета психологии А.Н. Леонтьевым, то становится ясно, что здесь изложен подход общей психологии к проблеме личности, принципиально отличающийся от традиционных, а вопрос о том, как должна подойти к этой проблеме социальная психология, еще предстоит решить особо.

Трудности выделения специфического социально-психологического угла зрения при этом только начинаются. Было бы легко вычленить круг его проблем, если бы на его долю осталась вся область социальной детерминации личности. Но такой подход был бы уместен (и он, действительно, имеет место) в тех системах психологии, где допускается первоначальное рассмотрение личности вне ее социальных связей. Социальная психология в такой системе начинается там, где начинают анализироваться эти социальные связи. При последовательном же проведении идей, сформулированных Л.С. Выготским, С.Л. Рубинштейном, А.Н. Леонтьевым, такой подход просто неправомерен [6] . Все разделы психологической науки рассматривают личность как изначально данную в системе социальных связей и отношений, детерминированную ими и притом выступающую в качестве активного субъекта деятельности. Собственно социально-психологические проблемы личности начинают решаться на этой основе.


1.2 Специфика социально-психологической проблематики личности

Итак, какой же круг возможностей раскрывается перед социальной психологией в этой сфере? Ответ на этот вопрос широко обсуждается в литературе. В работах Б.Д. Парыгина модель личности, которая должна занять место в системе социальной психологии, предполагает соединение двух подходов: социологического и общепсихологического. Хотя сама эта идея не вызывает возражений, описание каждого из синтезируемых подходов представляется спорным. Так, социологический подход характеризуется тем, что в нем личность рассматривается преимущественно как объект социальных отношений, а общепсихологический — тем, что здесь акцент сделан лишь «на всеобщих механизмах психической деятельности индивида». Задача же социальной психологии — «раскрыть всю структурную сложность личности, которая является одновременно как объектом, так и субъектом общественных отношений. » [7] . Вряд ли и социолог, и психолог согласятся с таким членением задач: в большинстве концепций как социологии, так и общей психологии принимают тезис о том, что человек — одновременно и объект, и субъект исторического процесса, и эта идея не может быть воплощена только в социально-психологическом подходе к личности. По отношению же к социологии и психологии, принимающим идею социальной детерминации личности, это утверждение абсолютно неприложимо.

В частности, вызывает возражение анализ той модели личности, которая предписана общей психологии, когда отмечается, что общепсихологический подход «ограничивается обычно интеграцией лишь биосоматических и психофизиологических параметров структуры личности». Социально-психологический подход «характеризуется наложением друг на друга биосоматической и социальной программы»

Как уже отмечалось, традиция культурно-исторической обусловленности человеческой психики, заложенная Л.С. Выготским, направлена прямо против этого утверждения: не только личность, но и отдельные психические процессы рассматриваются как детерминированные общественными факторами. Тем более нельзя утверждать, что при моделировании личности здесь принимаются в расчет только биосоматические и психофизиологические параметры. Личность, как она представлена в этой системе взглядов, не может быть понята вне ее социальных характеристик. Поэтому общепсихологическая постановка проблемы личности никак не может отличаться от социально-психологического подхода по предложенному основанию.

Можно подойти к определению специфики социально-психологического подхода описательно, т.е. на основании практики исследований просто перечислить подлежащие решению задачи, и этот путь будет вполне оправдан.

Так, в частности отмечают, что в основе социально- психологического понимания личности лежит «характеристика социального типа личности как специфического образования, продукта социальных обстоятельств, ее структуры, совокупности ролевых функций личности, их влияния на общественную жизнь. » [8] Отличие от социологического подхода не схватывается здесь достаточно четко, и, очевидно, поэтому характеристика социально-психологического подхода дополняется перечнем задач исследования личности: социальная детерминация психического склада личности; социальная мотивация поведения и деятельности личности в различных общественно-исторических и социально-психологических условиях; классовые, национальные, профессиональные особенности личности; закономерности формирования и проявления общественной активности, пути и средства повышения этой активности; проблемы внутренней противоречивости личности и пути ее преодоления; самовоспитание личности и пр. Каждая из этих задач сама по себе представляется очень важной, но уловить определенный принцип в предложенном перечне не удается, так же как не удается ответить на вопрос: в чем же специфика исследования личности в социальной психологии?

Не решает вопроса и апелляция к тому, что в социальной психологии личность должна быть исследована в общении с другими личностями, хотя такой аргумент также иногда выдвигается. Он должен быть отвергнут потому, что в принципе и в общей психологии имеет место большой пласт исследования личности в общении. В современной общей психологии довольно настойчиво проводится мысль о том, что общение имеет право на существование как проблема именно в рамках общей психологии.

По-видимому, при определении специфики социально-психологического подхода к исследованию личности следует опереться на предложенное в самом начале определение предмета социальной психологии, а также на понимание личности, предложенное А.Н. Леонтьевым [9] . Тогда можно сформулировать ответ на поставленный вопрос. Социальная психология не исследует специально вопрос о социальной обусловленности личности не потому, что этот вопрос не является для нее важным, а потому, что он решается всей психологической наукой, и в первую очередь общей психологией. Социальная психология, пользуясь определением личности, которое дает общая психология, выясняет, каким образом, т.е. прежде всего в каких конкретных группах, личность, с одной стороны, усваивает социальные влияния (через какую из систем ее деятельности) а, с другой стороны, каким образом, в каких конкретных группах она реализует свою социальную сущность (через какие конкретные виды совместной деятельности).

Отличие такого подхода от социологического заключается не в том, что для социальной психологии не важно, каким образом в личности представлены социально-типические черты, а в том, что она выявляет, каким образом сформировались эти социально-типические черты, почему в одних условиях формирования личности они проявлялись в полной мере, а в других возникли какие-то иные социально-типические черты вопреки принадлежности личности к определенной социальной группе. Для этого в большей мере, чем в социологическом анализе, здесь делается акцент на микросреду формирования личности, хотя это не означает отказа от исследования и макросреды ее формирования. В большей мере, чем в социологическом подходе, здесь принимаются в расчет такие регуляторы поведения и деятельности личности, как вся система межличностных отношений, внутри которой наряду с их деятельностной опосредованностью изучается и их эмоциональная регуляция.

От общепсихологического подхода названный подход отличается не тем, что здесь изучается весь комплекс вопросов социальной детерминации личности, а в общей психологии — нет. Отличие заключается в том, что социальная психология рассматривает поведение и деятельность «социально детерминированной личности» в конкретных реальных социальных группах, индивидуальный вклад каждой личности в деятельность группы, причины, от которых зависит величина этого вклада в общую деятельность. Точнее, изучаются два ряда таких причин: коренящихся в характере и уровне развития тех групп, в которых личность действует, и коренящихся в самой личности, например, в условиях ее социализации.

Можно сказать, что для социальной психологии главным ориентиром в исследовании личности является взаимоотношение личности с группой (не просто личность в группе, а именно результат, который получается от взаимоотношения личности с конкретной группой). На основании таких отличий социально-психологического подхода от социологического и общепсихологического можно вычленить проблематику личности в социальной психологии.

Самое главное — это выявление тех закономерностей, которым подчиняются поведение и деятельность личности, включенной в определенную социальную группу. Но такая проблематика немыслима как отдельный, «самостоятельный» блок исследований, предпринятых вне исследований группы. Поэтому для реализации этой задачи надо по существу возвратиться ко всем тем проблемам, которые решались для группы, т.е. «повторить» проблемы, рассмотренные выше, но взглянуть на них с другой стороны — не со стороны группы, а со стороны личности. Тогда это будет, например, проблема лидерства, но с тем оттенком, который связан с личностными характеристиками лидерства как группового явления; или проблема мотивации личности при участии в коллективной деятельности (где закономерности этой мотивации будут изучаться в связи с типом совместной деятельности, уровнем развития группы), или проблема аттракции, рассмотренная теперь с точки зрения характеристики [10] некоторых черт эмоциональной сферы личности, проявляющихся особым образом при восприятии другого человека. Короче говоря, специфически социально-психологическое рассмотрение проблем личности — другая сторона рассмотрения проблем группы.

Но вместе с тем остается еще ряд специальных проблем, которые в меньшей степени затронуты при анализе групп и которые тоже входят в понятие «социальная психология личности». Если главный фокус анализа личности в социальной психологии — ее взаимодействие с группой, то очевидно, что прежде всего необходимо выявление того, через посредство каких групп осуществляется влияние общества на личность. Для этого важно изучение конкретного жизненного пути личности, тех ячеек микро- и макросреды, через которые проходит путь ее развития. Говоря традиционным языком социальной психологии, это проблема социализации. Несмотря на возможность выделения в этой проблеме социологических и общепсихологических аспектов, это — специфическая проблема именно социальной психологии личности.

С другой стороны, если изучена вся система воздействий на личность на протяжении ее формирования, то теперь важно проанализировать, каков же результат, получившийся не в ходе пассивного усвоения этих воздействий, но в ходе активного освоения личностью всей системы социальных связей. Как личность действует в условиях активного общения с другими в тех реальных ситуациях и группах, где протекает ее жизнедеятельность, — это другая социально-психологическая проблема, связанная с изучением личности. Опять-таки на традиционном языке социальной психологии эта проблема может быть обозначена как проблема социальной установки. Это направление анализа также достаточно логично укладывается в общую схему представлений социальной психологии о взаимоотношениях личности и группы. Хотя и в этой проблеме часто усматривают и социологические, и общепсихологические грани, она как проблема входит в компетенцию социальной психологии.

Не следует думать, что выявление такой проблематики осуществлено только на основании схематических рассуждений. Вместе с попыткой обосновать общую логику подхода здесь присутствует и апелляция к практике экспериментальных исследований: и в той, и в другой из перечисленных областей осуществлено, пожалуй, наибольшее количество исследований, выполненных социальными психологами. Все это не означает, что при дальнейшем развитии социальной психологии, при расширении сферы ее теоретического поиска и экспериментальной практики не обнаружатся и новые стороны в проблеме личности. Поэтому уже сегодня нужно признать в качестве «законных» среди проблем изучения личности не только проблемы социализации и социальной установки, но и, например, анализ так называемых социально-психологических качеств личности.

1. Личность как предмет психологического исследования.

Чтобы преодолеть господствующую в психологии диадическую схему, нужно было прежде всего вычленить то «среднее звено», которое опосредствует связи субъекта с реальным миром. Поэтому мы начали с анализа деятельности, ее общего строения. Однако тотчас обнаружилось, что в определение деятельности необходимо входит понятие о ее предмете, что деятельность по самой своей природе является предметной.

Другое дело — понятие о субъекте деятельности. Первоначально, т. е. до выяснения важнейших моментов, образующих процесс деятельности, субъект остается как бы за пределами исследования. Он выступает лишь в качестве предпосылки деятельности, ее условия. Только дальнейший анализ движения деятельности и порождаемых им форм психического отражения приводит к необходимости ввести понятие о конкретном субъекте, о личности как о внутреннем моменте деятельности. Категория деятельности открывается теперь в своей действительной полноте, в качестве объемлющей оба полюса — и полюс объекта, и полюс субъекта.

Изучение личности как момента деятельности и ее продукта составляет специальную, хотя и не отдельную, психологическую проблему. Проблема эта является одной из самых сложных. Серьезные трудности возникают уже при попытках выяснить, какая реальность описывается в научной психологии термином «личность».

Личность является не только предметом психологии, но и предметом философского, общественно-исторического познания; наконец, на определенном уровне анализа личность выступает со стороны своих природных, биологических особенностей как предмет антропологии, соматологии и генетики человека.

Интуитивно мы достаточно хорошо знаем, в чем состоят здесь различия. Тем не менее в психологических теориях личности постоянно возникают грубые смешения и неоправданные противопоставления этих подходов к исследованию личности.

Лишь немногие общие положения о личности принимаются, с теми или иными оговорками, всеми авторами. Одно из них состоит в том, что личность представляет собой некое неповторимое единство, некую целостность. Другое положение заключается в признании за личностью роли высшей интегрирующей инстанции, управляющей психическими процессами (Джемс называл личность «хозяином» психических функций, Г. Олпорт — «определителем поведений и мыслей»). Однако попытки дальнейшей интерпретации этих положений привели в психологии к ряду ложных идей, мистифицирующих проблему личности.

Прежде всего это идея, противопоставляющая «личностную психологию» психологии, изучающей конкретные процессы (психические функции). Одна из попыток преодолеть это противопоставление выражается в требовании сделать личность «исходным пунктом объяснения любых психических явлений», «центром, исходя из которого только и можно решать все проблемы психологии», так что необходимость в специальном разделе психологии — психологии личности — отпадает 114 . С этим требованием можно согласиться, — но лишь в том случае, если видеть в нем лишь выражение некоей весьма общей мысли, отвлекающейся от конкретных задач и методов психологического исследования. Несмотря на всю убедительность старого афоризма о том, что «мыслит не мышление, а человек», это требование является методологически наивным по той простой причине, что субъект до аналитического изучения его высших жизненных проявлений неизбежно выступает либо как абстрактная, «ненаполненная» целостность, либо как метапсихологическое «я» (persone), обладающее изначально заложенными в нем диспозициями или целями. Последнее, как известно, постулируется всеми персоналистическими теориями. При этом безразлично, рассматривается ли личность с биологизаторских, органистических позиций, или как чисто духовное начало, или, наконец, как некая «психофизиологическая нейтральность» 115 .

114 См. Е. В. Шорохова. Некоторые методологические вопросы психологии. «Проблемы личности». Материалы симпозиума, т. I, М. , 1969, стр. 29-30. Иначе ставит этот вопрос С. Л. Рубинштейн: сделать, говорит он, личностный аспект единственным — значит закрыть себе путь для исследования закономерностей психической деятельности (см. С. Л. Рубинштейн. Проблемы общей психологии. М. , 1973, стр. 248).

115 В современной психологии персоналистические взгляды развиваются в очень разных направлениях, включая социоантропологические (см. , например, A. Maslow. Motivation and personality. New York, 1954).

Впрочем, требование «личностного подхода» в психологии иногда понимается в том смысле, что при изучении отдельных психологических процессов внимание исследователя должно быть прежде всего сосредоточено на индивидуальных особенностях. Но это отнюдь не решает проблемы, так как a priori мы не можем судить о том, какие из этих особенностей характеризуют личность, а какие — нет. Входят ли в психологическую характеристику личности, например, скорость реакций человека, объем его памяти или умение печатать на машинке?

Один из способов обойти этот капитальный вопрос психологической теории состоит в том, что под понятием личности разумеется человек в его эмпирической тотальности. Психология личности превращается, таким образом, в особого рода антропологию, включающую в себя все — от исследования особенностей обменных процессов до исследования индивидуальных различий в отдельных психических функциях 116 .

116 См. , например, Б. Г. Ананьев. Человек как предмет познания. Л. , 1968.

Конечно, комплексный подход к человеку является не только возможным, но и необходимым. Комплексное изучение человека («человеческого фактора») приобрело сейчас первостепенное значение, но именно это обстоятельство и выдвигает психологическую проблему личности как особую. Ведь никакая система знаний о тотальном объекте не дает нам его действительного понимания, если в ней отсутствует одна из существенных специфических его характеристик. Так обстоит дело и с изучением человека: психологическое исследование его как личности отнюдь не может быть возмещено комплексом сопоставляемых между собой морфологических, физиологических и отдельных функционально-психологических данных. Растворяясь в них, она в конечном счете оказывается редуцированной либо к биологическим, либо к абстрактно-социологическим, культурологическим представлениям о человека.

Настоящим камнем преткновения в исследовании личности до сих пор остается вопрос о соотношении общей и дифференциальной психологии.

Большинство авторов избирает дифференциально-психологическое направление.

Беря свое начало от Гальтона и Спирмена, направление это вначале ограничивалось исследованием умственных способностей, впоследствии оно охватило изучение личности в целом. Уже Спирмен распространил идею факторов на особенности воли и аффективности, выделив наряду с общим фактором «g» фактор «s» 117 . Дальнейшие шаги были сделаны Кеттелом, предложившим многомерную и иерархическую модель факторов (черт) личности, среди которых рассматриваются такие, как эмоциональная стабильность, экспансивность, самоуверенность 118 .

117 H. Eysenck. Dimention of Personality. London, 1947.

118 R. B. Cattel. Personality. New York, 1950.

Метод исследования, развиваемый этим направлением, состоит, как известно, в изучении статистических связей между отдельными чертами личности (ее свойствами, способностями или поведениями), выявляемыми посредством их тестирования. Устанавливаемые корреляционные связи между ними и служат основанием для выделения гипотетических факторов и «суперфакторов», которые обусловливают эти связи. Таковы, например, факторы интроверсии и нейротизма, образующие, по Айзенку, вершину факторной иерархической структуры, которая отождествляется им с психологическим типом личности 119 . Таким образом, за понятием личности выступает некое «общее», которое выделяется посредством тех или иных процедур статистической обработки количественно выраженных признаков, отбираемых по статистическим же критериям. Поэтому, несмотря на то, что в основе характеристики этого «общего» лежат эмпирические данные, оно все же остается, по существу, метапсихологическим, не нуждающимся в психологическом объяснении. Если попытки его объяснения и предпринимаются, то они идут по линии поиска соответствующих морфофизиологических коррелятов (типы высшей нервной деятельности Павлова, конституции Кречмера-Шелдона, переменные Айзенка), что возвращает нас к органистическим теориям.

119 H. Eysenck. The Structure of Personaliti. London, 1960.

Характерный для этого направления эмпиризм, собственно, и не может дать большего. Изучение корреляций и факторный анализ имеют дело с вариациями признаков, которые выделяются лишь постольку, поскольку они выражаются в доступных измерению индивидуальных или групповых различиях. Соответствующие количественные данные — будут ли они относиться к скорости реакции, к строению скелета, особенностям вегетативной сферы или к числу и характеру образов, продуцируемых испытуемыми при рассматривании чернильных пятен, — подвергаются обработке безотносительно к тому, в каком отношении находятся измеренные признаки к особенностям, существенно характеризующим человеческую личность.

Сказанное, конечно, вовсе не значит, что применение в психологии личности метода корреляций вообще невозможно. Речь идет о другом: о том, что сам по себе метод корреляции эмпирического набора индивидуальных свойств является для психологического раскрытия личности еще недостаточным, так как выделение этих свойств нуждается в основаниях, которые не могут быть извлечены из них самих.

Задача найти эти основания возникает, как только мы отказываемся от понимания личности как некой целостности, охватывающей совокупность всех особенностей человека — «от политических взглядов до переваривания пищи» 120 .

120 R. B. Cattel. Personaliti.

Из факта множественности свойств и особенностей человека вовсе не следует, что психологическая теория личности должна стремиться к глобальному их охвату. Ведь человек как эмпирическая целостность проявляет свои свойства во всех формах взаимодействия, в которые он вовлечен. Падая из окна многоэтажного дома, он конечно же обнаружит свойства, присущие ему как физическому телу, обладающему массой, объемом и т. д. ; возможно, что, ударившись о мостовую, он получит увечья или погибнет, и в этом тоже проявятся его свойства, а именно свойства его морфологии. Никому, однако, не придет в голову включать подобные свойства в характеристику личности, сколь бы статистически надежно ни были установлены связи между весом тела или индивидуальными особенностями скелета и, скажем, памятью на цифры 121 .

121 См. «Проблемы личности». Материалы симпозиума, т. I. М. , 1969, стр. 117.

Когда в повседневной жизни мы даем характеристику личности человека, то мы без особых колебаний включаем в нее такие черты, как, например, силу воли («сильная личность», «слабохарактерный человек»), отношение к людям («доброжелательный», «равнодушный») и т. п. , но обычно не относим к числу личностных такие особенности, как, например, разрез глаз или умение считать на счетах; мы делаем это, не пользуясь никаким разумным критерием для различения «личностных» и «не-личностных» особенностей. Если идти путем перебора и сопоставления отдельных психологических и иных особенностей, то такой критерий вообще не может быть найден. Дело в том, что одни и те же особенности человека могут стоять в разном отношении к его личности. В одном случае они выступают как безразличные, в другом — те же особенности существенно входят в ее характеристику.

Последнее обстоятельство делает особенно очевидным то, что вопреки широко распространенным взглядам никакое эмпирическое дифференциальное исследование не способно дать решения психологической проблемы личности; что, напротив, само дифференциальное исследование возможно только на основе общепсихологической теории личности. Фактически именно так и обстоит дело: за любым дифференциально-психологическим исследованием личности — тестологическим или клиническим — всегда лежит та иди иная, явно или неявно выраженная, общетеоретическая концепция.

Несмотря на кажущуюся пестроту и даже взаимную непримиримость современных психологических теорий личности, большинство из них сохраняет характерную для домарксистской и внемарксистской психологии диадическую схему анализа, о несостоятельности которой я уже говорил. Теперь эта схема выступает в новом обличье — в виде теории двух факторов формирования личности: наследственности и среды. Какую бы особенность человека мы ни взяли, она объясняется, согласно этой теории, с одной стороны, действием наследственности (заложенными в генотипе инстинктами, влечениями, способностями или даже априорными категориями), а с другой — влиянием внешней среды (природной и социальной — языка, культуры, обучения и т. д. ). С точки зрения здравого рассудка другого объяснения, собственно, и нельзя предложить. Однако обыденный здравый рассудок, по остроумному замечанию Энгельса, весьма почтенный спутник в домашнем обиходе, переживает самые удивительные приключения, как только он отважится выйти на простор исследования 122 .

122 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. , т. 19, стр. 204.

Кажущаяся непреодолимость теории двух факторов приводит к тому, что споры ведутся главным образом вокруг вопроса о значении каждого их этих факторов: одни настаивают на том, что главной детерминантой является наследственность и что внешняя среда, социальные воздействия обусловливают лишь возможности и формы проявления той программы, с которой родится человек; другие выводят важнейшие особенности личности непосредственно из особенностей социальной среды, из «социокультурных матриц». Однако, при всем различии идейного и политического смысла высказываемых взглядов, все они сохраняют позицию двойной детерминации личности, так как просто игнорировать один из факторов, о которых идет речь, значило бы идти против эмпирически доказуемого влияния обоих 123 .

123 Теория двух факторов в этой, так сказать, обнаженной ее форме не заслужила бы внимания, если бы ей не приписывали иногда «диалектичности». Человек, читаем мы в уже цитированной книге, является диалектическим единством природного и общественного. «Все в нем, будучи производным двух факторов (социального и биологического) должно нести печать их на себе, только одно в большей, а другое в меньшей степени, в зависимости от содержания психического явления («Проблемы личности». Материалы симпозиума, стр. 76-77).

Взгляды на соотношения биологического и социального факторов как на простое их скрещивание или делящие психику человека на сосуществующие эндосферу и экзосферу уступили свое место более сложным представлениям. Они возникли в связи с тем, что движение анализа как бы обернулось: главной стала проблема внутренней структуры самой личности, образующие ее уровни, их соотношения. Так, в частности, возникло представление о характеризующем личность соотношении сознательного и бессознательного, развитое З. Фрейдом.

Выделенное им «либидо» представляет собой не только биоэнергетический источник активности, но и особую инстанцию в личности — «оно» (id), противостоящую «я» (ego) и «сверх-я» (super-ego); генетические и функциональные связи между этими инстанциями, осуществляемые посредством специальных механизмов (вытеснения, цензуры, символизации, сублимации), и образуют структуру личности.

Здесь нет необходимости вдаваться в критику фрейдизма, взглядов Адлера, Юнга и их современных продолжателей. Совершенно очевидно, что взгляды эти не только не преодолевают, но, напротив, обостряют теорию двух факторов, превращая идею их конвергенции в смысле В. Штерна или Д. Дьюи в идею конфронтации между ними.

Другое направление, в котором развивался подход к личности со стороны ее внутреннего строения, представлено культурно-антропологическими концепциями. Отправными для них явились этнологические данные, которые показали, что существенные психологические особенности определяются различиями не человеческой натуры, а человеческой культуры; что, соответственно, система личности есть не что иное, как индивидуализированная система культуры, в которую включается человек в процессе его «аккультуризации». Нужно сказать, что в этой связи приводится множество наблюдений, начиная с известных работ М. Мид, которая показала, например, что даже такое устойчивое явление, как психологический кризис в подростковом возрасте, не может быть объяснено наступлением полового созревания, так как в некоторых культурах этого кризиса не существует 124 . Аргументы черпаются также из обследований лиц, внезапно перемещенных в новое культурное окружение, и, наконец, из экспериментальных исследований таких специальных явлений, как влияние преобладающих в данной культуре объектов на исход борьбы зрительных полей и т. п. 125 Для психологии значение культурно-антропологических интерпретаций личности является, однако, иллюзорным: они неизбежно ведут к антипсихологизму. Уже в 40-х годах Линтон указывал на возникающую здесь трудность, которая состоит в том, что культура реально существует лишь в своей концептуализированной форме как обобщенный «конструкт». Ее носители — это, конечно, конкретные люди, каждый из которых частично ее усваивает; в них она персонифицируется и индивидуализируется, но при этом она образует не личностное в человека, а то, что, напротив, является в нем безличным, как, например, общий язык, знания, распространенные в данной социальной среде предрассудки, моды и т. д. 126 Поэтому для психологии личности значение обобщенного понятия (construct) культуры является, по выражению Олпорта, «обманчивым» 127 . Психолога интересует индивид как личность, а личность — это не просто сколок, частичная персонификация той или иной культуры. Культура, хотя она и существует в своих персонификациях, составляет предмет истории, социологии, а не психологии.

124 M. Meed. Coming in Age Samoa. New York, 1963.

125 Y. W. Bagby. A. Cross-Cultural Predinance of Perseptual Binocular Rivalry. «Journal of Abnormal and Social Psychology», vol. 54, 1957, p. 331-344.

126 R. Linton. The Cultural Backgraund of Personality. New York, 1945.

127 G. Allport. Pattern and growth in Personality. New York, 1961.

Культурологические теории вводят в этой связи различение собственно личности как продукта индивидуальной адаптации к внешним ситуациям и ее общей «базы», или архетипа, который проявляется у человека с детства под влиянием черт, свойственных данной расе, этнической группе, национальности, социальному классу. Введение этого различения, однако, ничего не решает, потому что образование архетипа само нуждается в дальнейшем объяснении и допускает различные интерпретации, в частности психоаналитические. При этом общая «двухфакторная» схема остается, хотя и в несколько трансформированном виде. Понятие генотипа (наследственности) теперь осложняется введением понятия базовой личности, архетипа, или первичных установок, а понятие внешней среды — введением понятий ситуации и роли. Последнее и стало сейчас чуть ли не центральным в социальной психологии личности.

По широко распространенному определению, «роль» — это программа, которая отвечает ожидаемому поведению человека, занимающего определенное место в структуре той или иной социальной группы, это структурированный способ его участия в жизни общества. Личность и представляет собой не что иное, как систему усвоенных (интернализированных) «ролей». В социальной группе, которая образует семью, это «роль» сына, отца и т. д. ; на работе — «роль», скажем, врача или учителя. В неопределенных ситуациях «роль» тоже возникает, только в этом случае в «роли» гораздо больше проявляются черты архетипа и индивидуально приобретенного опыта. Каждый из нас, разумеется, принимает на себя те или иные социальные (например, профессиональные) функции и в этом смысле — «роли». Однако идея прямого сведения личности к совокупности «ролей», которые исполняет человек, является — несмотря на всевозможные оговорки адептов этой идеи — одной из самых чудовищных.

Конечно, ребенок усваивает то, как он должен вести себя с мамой, скажем, что ее нужно слушаться, и он слушается, но можно ли сказать, что при этом он играет роль сына или дочери? Столь же нелепо говорить, например, о «роли» полярного исследователя, «акцептированной» Нансеном: для него это не «роль», а миссия. Иногда человек действительно разыгрывает ту или иную роль, но она все же остается для него только «ролью», независимо от того, насколько он интернализирована. «Роль» — не личность, а, скорее, изображение, за которым она скрывается. Если воспользоваться терминологией П. Жане, понятие роли соотносительно не понятию личности (personnalite), а понятию персонажа (personnage) 128 .

128 P. Janet. L`evolution psychologique de la personnalite. Paris, 1929. G. Berger. Caractere et personnalite. PUF, 1959, p. 69-71.

Важнейшими возражениями против «ролевых» теорий являются не те, которые идут по линии критики того или иного понимания места, отводимого ролям в структуре личности, а те, которые направлены против самой идеи, связывающей личность с запрограммированным поведение (Гандерсон), даже если программа поведения предусматривает ее самоизменение и создание новых программ и подпрограмм 129 . Что бы вы сказали, спрашивает цитируемый автор, если бы узнали, что «она» лишь искусно играла перед вами роль?

129 K. Gunderson. Robot, Consciousnes and Programmed Behavior. «The British Journal for Philosophy of Science», vol. 19, 1968, N2.

Судьба концепции ролей та же, что и других «социологических», культур-антропологических концепций, остающихся в плену теории двух факторов: чтобы спасти психологическое в личности, она вынуждена апеллировать к темпераменту и способностям, заложенным в генотипе индивида, и мы снова возвращаемся к ложному вопросу о том, что является главным — генотипические особенности человека или воздействия социальной среды. Более того, нас предупреждают об опасности любой односторонности. Лучше всего, говорят нам, сохранять в решении этой проблемы «разумное равновесие» 130 .

130 G. Allport. Pattern and Growth in Personality, p. 194.

Итак, на деле методологическая премудрость этих концепций сводится к формуле вульгарного эклектизма: «и то и другое», «с одной стороны, с другой стороны». С позиций сей премудрости свершается суд и над психологами-марксистами: они — де повинны (вместе с защитниками культурологии!) в недооценке внутреннего в личности, ее «внутренней структуры» 131 . Понятно, что высказывания такого рода могут возникнуть только в результате бессмысленных попыток уложить взгляды марксизма на личность в глубоко чуждые им концептуальные схемы.

131 G. Allport. Pattern and Growth in Personality, p. 194. В числе направлений, характеризующихся социологическим редукционизмом, указывает советскую психологию и Ж. Пиаже («Экспериментальная психология». Под ред. П. Фресса и Ж. Пиаже. вып. I и II. М. , 1966, стр. 172).

Дело вовсе не в том, чтобы констатировать, что человек есть и природное, и общественное существо. Это бесспорное положение указывает лишь на разные системные качества, проявляемые человеком, и ничего еще не говорит о сущности его личности, о том, что ее порождает. А в этом как раз и заключается научная задача. Задача эта требует понять личность как психологическое новообразование, которое формируется в жизненных отношениях индивида, в результате преобразования его деятельности. Но для этого необходимо с порога отбросить представление о личности как о продукте совокупного действия разных сил, из которых одна скрыта, как в мешке, «за поверхностью кожи» человека (что бы в этот мешок не сваливали), а другая лежит во внешней среде (как бы мы эту силу ни трактовали — как силу воздействия стимульных ситуаций, культурных матриц или социальных «экспектаций»). Ведь никакое развитие непосредственно не выводимо из того, что составляет лишь необходимые его предпосылки, сколь бы детально мы их ни описывали. Марксистский диалектический метод требует идти дальше и исследовать развитие как процесс «самодвижения», т. е. исследовать его внутренние движущие отношения, противоречия и взаимопереходы, так что его предпосылки выступают как в нем же трансформирующиеся, его собственные моменты 132 .

132 Принципиальная несовместимость буржуазно-психологических теорий личности с марксизмом весторонне освещена Л. Сэвом (см. его книгу «Марксизм и теория личности». М. , 1972).

Такой подход необходимо приводит к положению об общественно-исторической сущности личности. Положение это означает, что личность впервые возникает в обществе, что человек вступает в историю (и ребенок вступает в жизнь) лишь как индивид, наделенный определенными природными свойствами и способностями, и что личностью он становится лишь в качестве субъекта общественных отношений. Иначе говоря, в отличие от индивида личность человека ни в каком смысле не является предсуществующей по отношению к его деятельности, как и его сознание, она ею порождается.

Исследование процесса порождения и трансформаций личности человека в его деятельности, протекающей в конкретных социальных условиях, и является ключом к ее подлинно научному психологическому пониманию.

Представление о личности и ее компонентах в рамках социально-психологического знания, специфика социально–психологической проблематики. Изучение личности как субъекта деятельности и её продукта, особенности культурно–антропологической интерпретации.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Глава 1. Понятие личности в социальной психологии

1.1 Представление о личности и ее компонентах в рамках социально-психологического знания

1.2 Специфика социально-психологической проблематики личности

Глава 2. Социальнопсихологические проблемы исследования личности

2.1 Изучение личности как субъекта деятельности и её продукта

2.2 Теория двух факторов формирования личности

2.3 Культурно-антропологическая интерпретация личности

Личность — одна из базовых категорий психологической науки. Человек как сверхсложное существо живет в бесконечно сложном мире, точнее во множестве миров, из которых Юрген Хабермас, выдающийся социальный философ, в качестве основных предложил выделить три мира: внешний мир, социальный мир («наш мир», мир, в который вместе со мной входят и другие люди), внутренний мир («мой мир», индивидуальность и неповторимость «моего» существования).

Включение человека в социальный мир основано на его понимании и освоении системы существующих в этом мире субъект-объектных отношений. С этой точки зрения, субъективные, психологические отношения человека к окружающему его миру составляют его основное содержание как личности. Бытие личности в социальном и внешнем мире — это деятельность. В деятельности личность формируется, выражается и осуществляется. Трудно найти такую область деятельности, в которой использование психологических знаний и методов не было бы тесно связано с необходимостью учитывать целостность личности как субъекта и объекта психологического воздействия. В психологической практике невозможно «работать» лишь с одной частью личности, отдельным процессом, не затронув всей личности и ничего не изменив в системе ее отношений, в мотивах, переживаниях.

Сложность и многогранность феномена личности ведет к тому, что в области психологии личности сосуществуют различные теории, описывающие личность как интегрированное целое и вместе с тем объясняющие различия между людьми. В многочисленных и разнообразных определениях предмета социальной психологии заложена некоторая противоречивость суждений относительно того, какое место должна занять проблема личности в этой науке. Но, так или иначе, акцент был сделан на личность, на ее социально обусловленные характеристики, на формирование в ней определенных качеств в результате социального воздействия и т.д. Вместе с тем другая позиция в дискуссии основывалась на том, что для социальной психологии личность — отнюдь не главный объект исследования, поскольку сам «замысел» существования этой особой отрасли психологическом знания состоит в том, чтобы изучать «психологию группы». При такой аргументации предполагалось, хотя это и не всегда было выражено открыто, что собственно личность выступает как предмет исследования в общей психологии, а отличие социальной психологии от последней и состоит в другом фокусе интереса.

В настоящее время в современном обществе интерес к проблемам возможностей человеческой личности настолько велик, что практически все общественные науки обращаются к этому предмету исследования: проблема личности стоит в центре и философского, и социологического знания; ею занимается и этика, и педагогика, и генетика.

Итак, все выше сказанное позволяет нам назвать тему, выбранную для курсовой работы, чрезвычайно актуальной, так как необходимость исследования личности очень важна. Именно в рамках социальной психологии выясняется и объясняется, каким образом личность усваивает социальные влияния (через какую из систем ее деятельности), а с другой стороны, каким образом она реализует свою социальную сущность (через какие конкретные виды совместной деятельности). Несомненный интерес данная тема представляет как для психологов, так и для психиатров, педагогов, философов, социологов.

Объектом данного исследования, на наш взгляд, могут выступать психологические закономерности поведения, деятельности и взаимодействия людей, обусловленные включением их в социальные группы, что, по сути, и определяет специфику социальной психологии как науки.

Предмет исследования — личность человека в совокупности всех его психологических свойств и качеств.

Цель нашей работы — изучить понятие, структуру и формирование личности с точки зрения различных подходов; выявить социально-психологические проблемы, обусловленные включением личности в деятельность; рассмотреть культурно-антропологическую интерпретацию личности.

Данная цель обусловила выполнение следующих задач:

1. Изучение и анализ научно-методической литературы.

2. Определение ключевых понятий и структур.

3. Изучение закономерностей формирования и развития личности в рамках социальной психологии.

4. Изучение социально-психологических проблем личности.

В процессе курсового исследования применялись следующие методы:

1. Теоретический — изучение литературных источников по данной проблеме.

2. Сравнительный анализ существующих подходов на проблему личности.

Структура курсового исследования включает в себя: введение, две главы и заключение.

Глава 1. Понятие личность в социальной психологии

1.1 Представление о личности и ее компонентах в рамках социально-психологического знания

Понятие «личность» относится к числу самых неопределенных и спорных в психологической науке. Можно сказать, сколько существует теорий личности, столько имеется и ее определений. Рассмотрим несколько определений личности, данных ведущими специалистами в этой области. Б.Г. Ананьев отмечал, что «личность — прежде всего современник определенной эпохи, и это определяет множество ее социально-психологических свойств». К их числу он относил принадлежность личности к определенному классу, национальности, профессии и пр. А.В. Петровский охарактеризовал личность в системе межличностных отношений, в связи с чем им были выделены три аспекта личности: интраиндивидный, который отражает свойства, присущие самому субъекту; интериндивидный, рассматривающий особенности взаимодействия личности с другими людьми; и метаиндивидный, описывающий воздействие данной личности на других людей. Л.И. Анцыферова определяет личность «как способ бытия человека в обществе, в конкретно-исторических условиях, это индивидуальная форма существования и развития социальных связей и отношений».

Все психологи согласны с тем, что личностью не рождаются, а становятся и для этого человек должен предпринять немалые усилия: вначале овладеть речью, а затем с ее помощью многими моторными, интеллектуальными и социокультурными навыками. Личность рассматривается как результат социализации индивида, который усваивает традиции и систему ценностных ориентаций, выработанных человечеством. Чем больше человек смог воспринять и усвоить в процессе социализации, тем более развитую личность он собой представляет.

Всеобщий интерес многих наук к проблеме изучения личности является очень важным, так как решить ее можно только совместными усилиями всех научных дисциплин, имеющих отношение к делу. Совместность таких усилий предполагает комплексный подход к исследованию личности, а он возможен лишь при достаточно точном определении области поиска для каждой из вовлеченных дисциплин.

Таким образом, для социальной психологии важно как минимум установить отличие своего подхода к личности от подхода к ней в двух «родительских» дисциплинах: социологии и психологии. Практически в социологический анализ сплошь и рядом вкрапливаются проблемы, в частности те, которые являются специальными проблемами социальной психологии. К ним относятся, например, проблема социализации и некоторые другие. Но отчасти такое вкрапление объясняется тем простым фактом, что социальная психология в силу особенностей своего становления в нашей стране до определенного периода времени не занималась этими проблемами, отчасти же тем, что практически в каждом вопросе, касающемся личности, можно усмотреть и некоторый социологический аспект. Основная же направленность социологического подхода достаточно определенна. Гораздо сложнее обстоит дело с разделением проблематики личности в общей и социальной психологии. Косвенным доказательством этого является многообразие точек зрения, существующих по этому поводу в литературе и зависящих от того, что и в самой общей психологии нет единства в подходе к пониманию личности. Правда, тот факт, что личность описывается по-разному в системе общепсихологической науки различными авторами, не касается вопроса о ее социальной детерминации. В этом вопросе согласны все, исследующие проблему личности в отечественной общей психологии Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.-214 с. .

Различия в трактовке личности касаются других сторон проблемы, пожалуй, больше всего — представления о структуре личности. Предложено несколько объяснений тех способов, которыми можно описать личность, и каждый из них соответствует определенному представлению о структуре личности. Меньше всего согласия существует по вопросу о том, «включаются» или нет в личность индивидуальные психологические особенности. Ответ на этот вопрос различен у разных авторов. Как справедливо отмечает И.С. Кон, многозначность понятия личности приводит к тому, что одни понимают под личностью конкретного субъекта деятельности в единстве его индивидуальных свойств и его социальных ролей, а другие понимают личность «как социальное свойство индивида, как совокупность интегрированных в нем социально значимых черт, образовавшихся в прямом и косвенном взаимодействии данного лица с другими людьми и делающих его, в свою очередь, субъектом труда, познания и общения» Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 24 с. . Хотя второй подход чаще всего рассматривается как социологический, он присутствует также внутри общей психологии в качестве одного из полюсов. Спор здесь идет именно по вопросу о том, должна ли личность в психологии быть рассмотрена преимущественно в этом втором значении или в системе данной науки главное — соединение в личности (а не просто в «человеке») социально значимых черт и индивидуальных свойств.

В одной из обобщающих работ по психологии личности, представляющих первый подход, было предложено различать в личности три образования: психические процессы, психические состояния и психические свойства; в рамках интегративного подхода к личности набор характеристик, принимаемых в расчет, значительно расширяется. Специально вопрос о структуре личности освещался К.К. Платоновым, выделившим в структуре личности ее различные подструктуры, перечень которых варьировал и в последней редакции состоял из четырех подструктур или уровней:

1) биологически обусловленная подструктура (куда входят темперамент, половые, возрастные, иногда патологические свойства психики);

2) психологическая подструктура, включающая индивидуальные свойства отдельных психических процессов, ставших свойствами личности (памяти, эмоций, ощущений, мышления, восприятия, чувств и воли);

3) подструктура социального опыта (куда входят приобретенные человеком знания, навыки, умения и привычки);

4) подструктура направленности личности (внутри которой имеется в свою очередь особый иерархически взаимосвязанный ряд подструктур: влечения, желания, интересы, склонности, идеалы, индивидуальная картина мира и высшая форма направленности — убеждения) (Платонов) Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 124 с. .

По мнению К.К. Платонова, подструктуры эти различаются по «удельному весу» социального и биологического содержаний; именно по выбору таких подструктур как предмета анализа общая психология отличается от социальной. Если общая психология концентрирует свое внимание на трех первых подструктурах, то социальная психология, согласно этой схеме, анализирует преимущественно четвертую подструктуру, поскольку социальная детерминация личности представлена именно на уровне этой подструктуры. На долю общей психологии остается лишь анализ таких характеристик, как пол, возраст, темперамент (что сведено в биологическую подструктуру) и свойств отдельных психических процессов — памяти, эмоций, мышления (что сведено в подструктуру индивидуальных психологических особенностей). В определенном смысле сюда же относится социальный опыт. Собственно психология личности в общей психологии в такой схеме просто не представлена.

Принципиально иной подход к вопросу был предложен А.Н. Леонтьевым. Там же Прежде чем перейти к характеристике структуры личности, он формулирует некоторые общие предпосылки рассмотрения личности в психологии. Суть их сводится к тому, что личность рассматривается в неразрывной связи с деятельностью. Принцип деятельности здесь последовательно проводится для того, чтобы задать всю теоретическую схему исследования личности. Главная идея заключается в том, что «личность человека ни в каком смысле не является предсуществующей по отношению к его деятельности, как и его сознание, она ею порождается» Поэтому ключом к научному пониманию личности может быть только исследование процесса порождения и трансформаций личности человека в его деятельности. Личность выступает в таком контексте, с одной стороны, как условие деятельности, а с другой — как ее продукт. Такое понимание этого соотношения дает основание и для структурирования личности: если в основе личности лежат отношения соподчиненности видов человеческой деятельности, то основанием для выявления структуры личности должна быть иерархия этих деятельностей. Но поскольку признаком деятельности является наличие мотива, то за иерархией деятельностей личности лежит иерархия ее мотивов, а также иерархия соответствующих им потребностей (Асмолов) Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 124 с. . Два ряда детерминант — биологические и социальные — здесь не выступают как два равноправных фактора. Напротив, проводится мысль, что личность с самого начала задана в системе социальных связей, что нет вначале лишь биологически детерминированной личности, на которую впоследствии лишь «наложились» социальные связи.

Хотя формально в этой схеме не присутствует перечень элементов структуры личности, по существу такая структура предполагается как структура характеристик, производных от характеристик деятельности. Идея социальной детерминации проведена здесь наиболее последовательно: личность не может быть интерпретирована как интегрирование лишь биосоматических и психофизиологических параметров. Можно, конечно, утверждать, что здесь представлен не общепсихологический, а именно социально-психологический подход к личности, как это, кстати, иногда и делается оппонентами. Однако, если обратиться к самой сути всей концепции, к пониманию предмета психологии А.Н. Леонтьевым, то становится ясно, что здесь изложен подход общей психологии к проблеме личности, принципиально отличающийся от традиционных, а вопрос о том, как должна подойти к этой проблеме социальная психология, еще предстоит решить особо.

Трудности выделения специфического социально-психологического угла зрения при этом только начинаются. Было бы легко вычленить круг его проблем, если бы на его долю осталась вся область социальной детерминации личности. Но такой подход был бы уместен (и он, действительно, имеет место) в тех системах психологии, где допускается первоначальное рассмотрение личности вне ее социальных связей. Социальная психология в такой системе начинается там, где начинают анализироваться эти социальные связи. При последовательном же проведении идей, сформулированных Л.С. Выготским, С.Л. Рубинштейном, А.Н. Леонтьевым, такой подход просто неправомерен Кон И.С. Социология личности. М., 1967-243с. . Все разделы психологической науки рассматривают личность как изначально данную в системе социальных связей и отношений, детерминированную ими и притом выступающую в качестве активного субъекта деятельности. Собственно социально-психологические проблемы личности начинают решаться на этой основе.

1.2 Специфика социально-психологической проблематики личности

Итак, какой же круг возможностей раскрывается перед социальной психологией в этой сфере? Ответ на этот вопрос широко обсуждается в литературе. В работах Б.Д. Парыгина модель личности, которая должна занять место в системе социальной психологии, предполагает соединение двух подходов: социологического и общепсихологического. Хотя сама эта идея не вызывает возражений, описание каждого из синтезируемых подходов представляется спорным. Так, социологический подход характеризуется тем, что в нем личность рассматривается преимущественно как объект социальных отношений, а общепсихологический — тем, что здесь акцент сделан лишь «на всеобщих механизмах психической деятельности индивида». Задача же социальной психологии — «раскрыть всю структурную сложность личности, которая является одновременно как объектом, так и субъектом общественных отношений. » Парыгин Б.Я. Основы социально-психологической теории. М., 1971. . Вряд ли и социолог, и психолог согласятся с таким членением задач: в большинстве концепций как социологии, так и общей психологии принимают тезис о том, что человек — одновременно и объект, и субъект исторического процесса, и эта идея не может быть воплощена только в социально-психологическом подходе к личности. По отношению же к социологии и психологии, принимающим идею социальной детерминации личности, это утверждение абсолютно неприложимо.

В частности, вызывает возражение анализ той модели личности, которая предписана общей психологии, когда отмечается, что общепсихологический подход «ограничивается обычно интеграцией лишь биосоматических и психофизиологических параметров структуры личности». Социально-психологический подход «характеризуется наложением друг на друга биосоматической и социальной программы»

Как уже отмечалось, традиция культурно-исторической обусловленности человеческой психики, заложенная Л.С. Выготским, направлена прямо против этого утверждения: не только личность, но и отдельные психические процессы рассматриваются как детерминированные общественными факторами. Тем более нельзя утверждать, что при моделировании личности здесь принимаются в расчет только биосоматические и психофизиологические параметры. Личность, как она представлена в этой системе взглядов, не может быть понята вне ее социальных характеристик. Поэтому общепсихологическая постановка проблемы личности никак не может отличаться от социально-психологического подхода по предложенному основанию.

Можно подойти к определению специфики социально-психологического подхода описательно, т.е. на основании практики исследований просто перечислить подлежащие решению задачи, и этот путь будет вполне оправдан.

Так, в частности отмечают, что в основе социально- психологического понимания личности лежит «характеристика социального типа личности как специфического образования, продукта социальных обстоятельств, ее структуры, совокупности ролевых функций личности, их влияния на общественную жизнь. » Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970-211 с. Отличие от социологического подхода не схватывается здесь достаточно четко, и, очевидно, поэтому характеристика социально-психологического подхода дополняется перечнем задач исследования личности: социальная детерминация психического склада личности; социальная мотивация поведения и деятельности личности в различных общественно-исторических и социально-психологических условиях; классовые, национальные, профессиональные особенности личности; закономерности формирования и проявления общественной активности, пути и средства повышения этой активности; проблемы внутренней противоречивости личности и пути ее преодоления; самовоспитание личности и пр. Каждая из этих задач сама по себе представляется очень важной, но уловить определенный принцип в предложенном перечне не удается, так же как не удается ответить на вопрос: в чем же специфика исследования личности в социальной психологии?

Не решает вопроса и апелляция к тому, что в социальной психологии личность должна быть исследована в общении с другими личностями, хотя такой аргумент также иногда выдвигается. Он должен быть отвергнут потому, что в принципе и в общей психологии имеет место большой пласт исследования личности в общении. В современной общей психологии довольно настойчиво проводится мысль о том, что общение имеет право на существование как проблема именно в рамках общей психологии.

По-видимому, при определении специфики социально-психологического подхода к исследованию личности следует опереться на предложенное в самом начале определение предмета социальной психологии, а также на понимание личности, предложенное А.Н. Леонтьевым Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975-186 с. . Тогда можно сформулировать ответ на поставленный вопрос. Социальная психология не исследует специально вопрос о социальной обусловленности личности не потому, что этот вопрос не является для нее важным, а потому, что он решается всей психологической наукой, и в первую очередь общей психологией. Социальная психология, пользуясь определением личности, которое дает общая психология, выясняет, каким образом, т.е. прежде всего в каких конкретных группах, личность, с одной стороны, усваивает социальные влияния (через какую из систем ее деятельности) а, с другой стороны, каким образом, в каких конкретных группах она реализует свою социальную сущность (через какие конкретные виды совместной деятельности).

Отличие такого подхода от социологического заключается не в том, что для социальной психологии не важно, каким образом в личности представлены социально-типические черты, а в том, что она выявляет, каким образом сформировались эти социально-типические черты, почему в одних условиях формирования личности они проявлялись в полной мере, а в других возникли какие-то иные социально-типические черты вопреки принадлежности личности к определенной социальной группе. Для этого в большей мере, чем в социологическом анализе, здесь делается акцент на микросреду формирования личности, хотя это не означает отказа от исследования и макросреды ее формирования. В большей мере, чем в социологическом подходе, здесь принимаются в расчет такие регуляторы поведения и деятельности личности, как вся система межличностных отношений, внутри которой наряду с их деятельностной опосредованностью изучается и их эмоциональная регуляция.

От общепсихологического подхода названный подход отличается не тем, что здесь изучается весь комплекс вопросов социальной детерминации личности, а в общей психологии — нет. Отличие заключается в том, что социальная психология рассматривает поведение и деятельность «социально детерминированной личности» в конкретных реальных социальных группах, индивидуальный вклад каждой личности в деятельность группы, причины, от которых зависит величина этого вклада в общую деятельность. Точнее, изучаются два ряда таких причин: коренящихся в характере и уровне развития тех групп, в которых личность действует, и коренящихся в самой личности, например, в условиях ее социализации.

Можно сказать, что для социальной психологии главным ориентиром в исследовании личности является взаимоотношение личности с группой (не просто личность в группе, а именно результат, который получается от взаимоотношения личности с конкретной группой). На основании таких отличий социально-психологического подхода от социологического и общепсихологического можно вычленить проблематику личности в социальной психологии.

Самое главное — это выявление тех закономерностей, которым подчиняются поведение и деятельность личности, включенной в определенную социальную группу. Но такая проблематика немыслима как отдельный, «самостоятельный» блок исследований, предпринятых вне исследований группы. Поэтому для реализации этой задачи надо по существу возвратиться ко всем тем проблемам, которые решались для группы, т.е. «повторить» проблемы, рассмотренные выше, но взглянуть на них с другой стороны — не со стороны группы, а со стороны личности. Тогда это будет, например, проблема лидерства, но с тем оттенком, который связан с личностными характеристиками лидерства как группового явления; или проблема мотивации личности при участии в коллективной деятельности (где закономерности этой мотивации будут изучаться в связи с типом совместной деятельности, уровнем развития группы), или проблема аттракции, рассмотренная теперь с точки зрения характеристики Платонов К.К. Личность как социально-психологический феномен // Социальная психология.М.,1975-212 с. некоторых черт эмоциональной сферы личности, проявляющихся особым образом при восприятии другого человека. Короче говоря, специфически социально-психологическое рассмотрение проблем личности — другая сторона рассмотрения проблем группы.

Но вместе с тем остается еще ряд специальных проблем, которые в меньшей степени затронуты при анализе групп и которые тоже входят в понятие «социальная психология личности». Если главный фокус анализа личности в социальной психологии — ее взаимодействие с группой, то очевидно, что прежде всего необходимо выявление того, через посредство каких групп осуществляется влияние общества на личность. Для этого важно изучение конкретного жизненного пути личности, тех ячеек микро- и макросреды, через которые проходит путь ее развития. Говоря традиционным языком социальной психологии, это проблема социализации. Несмотря на возможность выделения в этой проблеме социологических и общепсихологических аспектов, это — специфическая проблема именно социальной психологии личности.

С другой стороны, если изучена вся система воздействий на личность на протяжении ее формирования, то теперь важно проанализировать, каков же результат, получившийся не в ходе пассивного усвоения этих воздействий, но в ходе активного освоения личностью всей системы социальных связей. Как личность действует в условиях активного общения с другими в тех реальных ситуациях и группах, где протекает ее жизнедеятельность, — это другая социально-психологическая проблема, связанная с изучением личности. Опять-таки на традиционном языке социальной психологии эта проблема может быть обозначена как проблема социальной установки. Это направление анализа также достаточно логично укладывается в общую схему представлений социальной психологии о взаимоотношениях личности и группы. Хотя и в этой проблеме часто усматривают и социологические, и общепсихологические грани, она как проблема входит в компетенцию социальной психологии.

Не следует думать, что выявление такой проблематики осуществлено только на основании схематических рассуждений. Вместе с попыткой обосновать общую логику подхода здесь присутствует и апелляция к практике экспериментальных исследований: и в той, и в другой из перечисленных областей осуществлено, пожалуй, наибольшее количество исследований, выполненных социальными психологами. Все это не означает, что при дальнейшем развитии социальной психологии, при расширении сферы ее теоретического поиска и экспериментальной практики не обнаружатся и новые стороны в проблеме личности. Поэтому уже сегодня нужно признать в качестве «законных» среди проблем изучения личности не только проблемы социализации и социальной установки, но и, например, анализ так называемых социально-психологических качеств личности.

Полную версию данного документа с таблицами, графикам и рисунками можно скачать с нашего сайта бесплатно!
Ссылка для скачивания файла находится внизу страницы.

Ссылка для вставки в сайты и блоги :

Воспользоваться поиском

— В в е д е н и е —

Глава 1. Понятие личности в социальной психологии

1.1 Представление о личности и ее компонентах в рамках социально-психологического знания

1.2 Сᴨȇцифика социально-психологической проблематики личности

Глава 2. Социальнопсихологические проблемы исследования личности

2.1 Изучение личности как субъекта деятельности и её продукта

2.2 Теория двух факторов формирования личности

2.3 Культурно-антропологическая интерпретация личности

— З а к л ю ч е н и е —

— В в е д е н и е —

Личность — одна из базовых категорий психологической науки. Человек как сверхсложное существо живет в бесконечно сложном мире, точнее во множестве миров, из котоҏыҳ Юрген Хабермас, выдающийся социальный философ, в качестве основных предложил выделить три мира: внешний мир, социальный мир («наш мир», мир, в который вместе со мной входят и другие люди), внутренний мир («мой мир», индивидуальность и неповторимость «моего» существования).

Включение человека в социальный мир основано на его понимании и освоении системы существующих в этом мире субъект-объектных отношений. С этой точки зрения, субъективные, психологические отношения человека к окружающему его миру составляют его основное содержание как личности. Бытие личности в социальном и внешнем мире — это деятельность. В деятельности личность формируется, выражается и осуществляется. Трудно найти такую область деятельности, в которой использование психологических знаний и методов не было бы тесно связано с необходимостью учитывать целостность личности как субъекта и объекта психологического воздействия. В психологической практике невозможно «работать» лишь с одной частью личности, отдельным процессом, не затронув всей личности и ничего не изменив в системе ее отношений, в мотивах, ᴨȇреживаниях.

Сложность и многогранность феномена личности ведет к тому, что в области психологии личности сосуществуют различные теории, описывающие личность как интегрированное целое и вместе с тем объясняющие различия между людьми. В многочисленных и разнообразных определениях предмета социальной психологии заложена некоторая противоречивость суждений относительно того, какое место должна занять проблема личности в этой науке. Но, так или иначе, акцент был сделан на личность, на ее социально обусловленные характеристики, на формирование в ней определенных качеств в результате социального воздействия и т.д. Вместе с тем другая позиция в дискуссии основывалась на том, что для социальной психологии личность — отнюдь не главный объект исследования, поскольку сам «замысел» существования этой особой отрасли психологическом знания состоит в том, чтобы изучать «психологию группы». При такой аргументации предполагалось, хотя это и не всегда было выражено открыто, что собственно личность выступает как предмет исследования в общей психологии, а отличие социальной психологии от последней и состоит в другом фокусе интереса.

В настоящее время в современном обществе интерес к проблемам возможностей человеческой личности настолько велик, что практически все общественные науки обращаются к этому предмету исследования: проблема личности стоит в центре и философского, и социологического знания; ею занимается и этика, и ᴨȇдагогика, и генетика.

Итак, все выше сказанное позволяет нам назвать тему, выбранную для курсовой работы, чрезвычайно актуальной, так как необходимость исследования личности очень важна. Именно в рамках социальной психологии выясняется и объясняется, каким образом личность усваивает социальные влияния (через какую из систем ее деятельности), а с другой стороны, каким образом она реализует свою социальную сущность (через какие конкретные виды совместной деятельности). Несомненный интерес данная тема представляет как для психологов, так и для психиатров, ᴨȇдагогов, философов, социологов.

Объектом данного исследования, на наш взгляд, могут выступать психологические закономерности поведения, деятельности и взаимодействия людей, обусловленные включением их в социальные группы, что, по сути, и определяет сᴨȇцифику социальной психологии как науки.

Предмет исследования — личность человека в совокупности всех его психологических свойств и качеств.

Цель нашей работы — изучить понятие, структуру и формирование личности с точки зрения различных подходов; выявить социально-психологические проблемы, обусловленные включением личности в деятельность; рассмотреть культурно-антропологическую интерпретацию личности.

Данная цель обусловила выполнение следующих задач:

1. Изучение и анализ научно-методической литературы.

2. Определение ключевых понятий и структур.

3. Изучение закономерностей формирования и развития личности в рамках социальной психологии.

4. Изучение социально-психологических проблем личности.

В процессе курсового исследования применялись следующие методы:

1. Теоретический — изучение литературных источников по данной проблеме.

2. Сравнительный анализ существующих подходов на проблему личности.

Структура курсового исследования включает в себя: введение, две главы и заключение.

Глава 1. Понятие личность в социальной психологии

1.1 Представление о личности и ее компонентах в рамках социально-психологического знания

Понятие «личность» относится к числу самых неопределенных и спорных в психологической науке. Можно сказать, сколько существует теорий личности, столько имеется и ее определений. Рассмотрим несколько определений личности, данных ведущими сᴨȇциалистами в этой области. Б.Г. Ананьев отмечал, что «личность — прежде всего современник определенной эпохи, и это определяет множество ее социально-психологических свойств». К их числу он относил принадлежность личности к определенному классу, национальности, профессии и пр. А.В. Петровский охарактеризовал личность в системе межличностных отношений, в связи с чем им были выделены три асᴨȇкта личности: интраиндивидный, который отражает свойства, присущие самому субъекту; интериндивидный, рассматривающий особенности взаимодействия личности с другими людьми; и метаиндивидный, описывающий воздействие данной личности на других людей. Л.И. Анцыферова определяет личность «как способ бытия человека в обществе, в конкретно-исторических условиях, это индивидуальная форма существования и развития социальных связей и отношений».

Все психологи согласны с тем, что личностью не рождаются, а становятся и для этого человек должен предпринять немалые усилия: вначале овладеть речью, а затем с ее помощью многими моторными, интеллектуальными и социокультурными навыками. Личность рассматривается как результат социализации индивида, который усваивает традиции и систему ценностных ориентаций, выработанных человечеством. Чем больше человек смог воспринять и усвоить в процессе социализации, тем более развитую личность он собой представляет.

Всеобщий интерес многих наук к проблеме изучения личности является очень важным, так как решить ее можно только совместными усилиями всех научных дисциплин, имеющих отношение к делу. Совместность таких усилий предполагает комплексный подход к исследованию личности, а он возможен лишь при достаточно точном определении области поиска для каждой из вовлеченных дисциплин.

Итак, для социальной психологии важно как минимум установить отличие своего подхода к личности от подхода к ней в двух «родительских» дисциплинах: социологии и психологии. Практически в социологический анализ сплошь и рядом вкрапливаются проблемы, в частности те, которые являются сᴨȇциальными проблемами социальной психологии. К ним относятся, например, проблема социализации и некоторые другие. Но отчасти такое вкрапление объясняется тем простым фактом, что социальная психология в силу особенностей своего становления в нашей стране до определенного ᴨȇриода времени не занималась этими проблемами, отчасти же тем, что практически в каждом вопросе, касающемся личности, можно усмотреть и некоторый социологический асᴨȇкт. Основная же направленность социологического подхода достаточно определенна. Гораздо сложнее обстоит дело с разделением проблематики личности в общей и социальной психологии. Косвенным доказательством этого является многообразие точек зрения, существующих по этому поводу в литературе и зависящих от того, что и в самой общей психологии нет единства в подходе к пониманию личности. Правда, тот факт, что личность описывается по-разному в системе общепсихологической науки различными авторами, не касается вопроса о ее социальной детерминации. В этом вопросе согласны все, исследующие проблему личности в отечественной общей психологии Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.-214 с. .

Различия в трактовке личности касаются других сторон проблемы, пожалуй, больше всего — представления о структуре личности. Предложено несколько объяснений тех способов, которыми можно описать личность, и каждый из них соответствует определенному представлению о структуре личности. Меньше всего согласия существует по вопросу о том, «включаются» или нет в личность индивидуальные психологические особенности. Ответ на этот самый вопрос различен у разных авторов. Как справедливо отмечает И.С. Кон, многозначность понятия личности приводит к тому, что одни понимают под личностью конкретного субъекта деятельности в единстве его индивидуальных свойств и его социальных ролей, а другие понимают личность «как социальное свойство индивида, как совокупность интегрированных в нем социально значимых черт, образовавшихся в прямом и косвенном взаимодействии данного лица с другими людьми и делающих его, в свою очередь, субъектом труда, познания и общения» Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 24 с. . Хотя второй подход чаще всего рассматривается как социологический, он присутствует также внутри общей психологии в качестве одного из полюсов. Спор здесь идет именно по вопросу о том, должна ли личность в психологии быть рассмотрена преимущественно в этом втором значении или в системе данной науки главное — соединение в личности (а не просто в «человеке») социально значимых черт и индивидуальных свойств.

В одной из обобщающих работ по психологии личности, представляющих ᴨȇрвый подход, было предложено различать в личности три образования: психические процессы, психические состояния и психические свойства; в рамках интегративного подхода к личности набор характеристик, принимаемых в расчет, значительно расширяется. Сᴨȇциально вопрос о структуре личности освещался К.К. Платоновым, выделившим в структуре личности ее различные подструктуры, ᴨȇречень котоҏыҳ варьировал и в последней редакции состоял из четырех подструктур или уровней:

1) биологически обусловленная подструктура (куда входят темᴨȇрамент, половые, возрастные, иногда патологические свойства психики);

2) психологическая подструктура, включающая индивидуальные свойства отдельных психических процессов, ставших свойствами личности (памяти, эмоций, ощущений, мышления, восприятия, чувств и воли);

3) подструктура социального опыта (куда входят приобретенные человеком знания, навыки, умения и привычки);

4) подструктура направленности личности (внутри которой имеется в свою очередь особый иерархически взаимосвязанный ряд подструктур: влечения, желания, интересы, склонности, идеалы, индивидуальная картина мира и высшая форма направленности — убеждения) (Платонов) Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 124 с. .

По мнению К.К. Платонова, подструктуры эти различаются по «удельному весу» социального и биологического содержаний; именно по выбору таких подструктур как предмета анализа общая психология отличается от социальной. Если общая психология концентрирует свое внимание на трех ᴨȇрвых подструктурах, то социальная психология, согласно этой схеме, анализирует преимущественно четвертую подструктуру, поскольку социальная детерминация личности представлена именно на уровне этой подструктуры. На долю общей психологии остается лишь анализ таких характеристик, как пол, возраст, темᴨȇрамент (что сведено в биологическую подструктуру) и свойств отдельных психических процессов — памяти, эмоций, мышления (что сведено в подструктуру индивидуальных психологических особенностей). В определенном смысле сюда же относится социальный опыт. Собственно психология личности в общей психологии в такой схеме просто не представлена.

Принципиально иной подход к вопросу был предложен А.Н. Леонтьевым. Там же Прежде чем ᴨȇрейти к характеристике структуры личности, он формулирует некоторые общие предпосылки рассмотрения личности в психологии. Суть их сводится к тому, что личность рассматривается в неразрывной связи с деятельностью. Принцип деятельности здесь последовательно проводится для того, чтобы задать всю теоретическую схему исследования личности. Главная идея заключается в том, что «личность человека ни в каком смысле не является предсуществующей по отношению к его деятельности, как и его сознание, она ею порождается» В связи с этим ключом к научному пониманию личности может быть только исследование процесса порождения и трансформаций личности человека в его деятельности. Личность выступает в таком контексте, с одной стороны, как условие деятельности, а с другой — как ее продукт. Такое понимание этого соотношения дает основание и для структурирования личности: если в основе личности лежат отношения соподчиненности видов человеческой деятельности, то основанием для выявления структуры личности должна быть иерархия этих деятельностей. Но поскольку признаком деятельности является наличие мотива, то за иерархией деятельностей личности лежит иерархия ее мотивов, а также иерархия соответствующих им потребностей (Асмолов) Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 124 с. . Два ряда детерминант — биологические и социальные — здесь не выступают как два равноправных фактора. Напротив, проводится мысль, что личность с самого начала задана в системе социальных связей, что нет вначале лишь биологически детерминированной личности, на которую впоследствии лишь «наложились» социальные связи.

Хотя формально в этой схеме не присутствует ᴨȇречень элементов структуры личности, по существу такая структура предполагается как структура характеристик, производных от характеристик деятельности. Идея социальной детерминации проведена здесь наиболее последовательно: личность не может быть интерпретирована как интегрирование лишь биосоматических и психофизиологических параметров. Можно, конечно, утверждать, что здесь представлен не общепсихологический, а именно социально-психологический подход к личности, как это, кстати, иногда и делается оппонентами. Однако, если обратиться к самой сути всей концепции, к пониманию предмета психологии А.Н. Леонтьевым, то становится ясно, что здесь изложен подход общей психологии к проблеме личности, принципиально отличающийся от традиционных, а вопрос о том, как должна подойти к этой проблеме социальная психология, еще предстоит решить особо.

Трудности выделения сᴨȇцифического социально-психологического угла зрения при этом только начинаются. Было бы легко вычленить круг его проблем, если бы на его долю осталась вся область социальной детерминации личности. Но такой подход был бы уместен (и он, действительно, имеет место) в тех системах психологии, где допускается ᴨȇрвоначальное рассмотрение личности вне ее социальных связей. Социальная психология в такой системе начинается там, где начинают анализироваться эти социальные связи. При последовательном же проведении идей, сформулированных Л.С. Выготским, С.Л. Рубинштейном, А.Н. Леонтьевым, такой подход просто неправомерен Кон И.С. Социология личности. М., 1967-243с. . Все разделы психологической науки рассматривают личность как изначально данную в системе социальных связей и отношений, детерминированную ими и притом выступающую в качестве активного субъекта деятельности. Собственно социально-психологические проблемы личности начинают решаться на этой основе.

1.2 Сᴨȇцифика социально-психологической проблематики личности

Итак, какой же круг возможностей раскрывается ᴨȇред социальной психологией в этой сфере? Ответ на этот самый вопрос широко обсуждается в литературе. В работах Б.Д. Парыгина модель личности, которая должна занять место в системе социальной психологии, предполагает соединение двух подходов: социологического и общепсихологического. Хотя сама эта идея не вызывает возражений, описание каждого из синтезируемых подходов представляется спорным. Так, социологический подход характеризуется тем, что в нем личность рассматривается преимущественно как объект социальных отношений, а общепсихологический — тем, что здесь акцент сделан лишь «на всеобщих механизмах психической деятельности индивида». Задача же социальной психологии — «раскрыть всю структурную сложность личности, которая является одновременно как объектом, так и субъектом общественных отношений. » Парыгин Б.Я. Основы социально-психологической теории. М., 1971. . Вряд ли и социолог, и психолог согласятся с таким членением задач: в большинстве концепций как социологии, так и общей психологии принимают тезис о том, что человек — одновременно и объект, и субъект исторического процесса, и эта идея не может быть воплощена только в социально-психологическом подходе к личности. По отношению же к социологии и психологии, принимающим идею социальной детерминации личности, это утверждение абсолютно неприложимо.

В частности, вызывает возражение анализ той модели личности, которая предписана общей психологии, когда отмечается, что общепсихологический подход «ограничивается обычно интеграцией лишь биосоматических и психофизиологических параметров структуры личности». Социально-психологический подход «характеризуется наложением друг на друга биосоматической и социальной программы»

Как уже отмечалось, традиция культурно-исторической обусловленности человеческой психики, заложенная Л.С. Выготским, направлена прямо против этого утверждения: не только личность, но и отдельные психические процессы рассматриваются как детерминированные общественными факторами. Тем более нельзя утверждать, что при моделировании личности здесь принимаются в расчет только биосоматические и психофизиологические параметры. Личность, как она представлена в этой системе взглядов, не может быть понята вне ее социальных характеристик. В связи с этим общепсихологическая постановка проблемы личности никак не может отличаться от социально-психологического подхода по предложенному основанию.

Можно подойти к определению сᴨȇцифики социально-психологического подхода описательно, т.е. на основании практики исследований просто ᴨȇречислить подлежащие решению задачи, и этот путь будет вполне оправдан.

Так, в частности отмечают, что в основе социально- психологического понимания личности лежит «характеристика социального типа личности как сᴨȇцифического образования, продукта социальных обстоятельств, ее структуры, совокупности ролевых функций личности, их влияния на общественную жизнь. » Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970-211 с. Отличие от социологического подхода не схватывается здесь достаточно четко, и, вполне понятно, в связи с этим характеристика социально-психологического подхода дополняется ᴨȇречнем задач исследования личности: социальная детерминация психического склада личности; социальная мотивация поведения и деятельности личности в различных общественно-исторических и социально-психологических условиях; классовые, национальные, профессиональные особенности личности; закономерности формирования и проявления общественной активности, пути и средства повышения этой активности; проблемы внутренней противоречивости личности и пути ее преодоления; самовоспитание личности и пр. Каждая из этих задач сама по себе представляется очень важной, но уловить определенный принцип в предложенном ᴨȇречне не удается, так же как не удается ответить на вопрос: в чем же сᴨȇцифика исследования личности в социальной психологии?

Не решает вопроса и аᴨȇлляция к тому, что в социальной психологии личность должна быть исследована в общении с другими личностями, хотя такой аргумент также иногда выдвигается. Он должен быть отвергнут потому, что в принциᴨȇ и в общей психологии имеет место большой пласт исследования личности в общении. В современной общей психологии довольно настойчиво проводится мысль о том, что общение имеет право на существование как проблема именно в рамках общей психологии.

По-видимому, при определении сᴨȇцифики социально-психологического подхода к исследованию личности следует оᴨȇреться на предложенное в самом начале определение предмета социальной психологии, а также на понимание личности, предложенное А.Н. Леонтьевым Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975-186 с. . Тогда можно сформулировать ответ на поставленный вопрос. Социальная психология не исследует сᴨȇциально вопрос о социальной обусловленности личности не потому, что этот самый вопрос не является для нее важным, а потому, что он решается всей психологической наукой, и в ᴨȇрвую очередь общей психологией. Социальная психология, пользуясь определением личности, которое дает общая психология, выясняет, каким образом, т.е. прежде всего в каких конкретных группах, личность, с одной стороны, усваивает социальные влияния (через какую из систем ее деятельности) а, с другой стороны, каким образом, в каких конкретных группах она реализует свою социальную сущность (через какие конкретные виды совместной деятельности).

Отличие такого подхода от социологического заключается не в том, что для социальной психологии не важно, каким образом в личности представлены социально-типические черты, а в том, что она выявляет, каким образом сформировались эти социально-типические черты, почему в одних условиях формирования личности они проявлялись в полной мере, а в других возникли какие-то иные социально-типические черты вопреки принадлежности личности к определенной социальной групᴨȇ. Для этого в большей мере, чем в социологическом анализе, здесь делается акцент на микросреду формирования личности, хотя это не означает отказа от исследования и макросреды ее формирования. В большей мере, чем в социологическом подходе, здесь принимаются в расчет такие регуляторы поведения и деятельности личности, как вся система межличностных отношений, внутри которой наряду с их деятельностной опосредованностью изучается и их эмоциональная регуляция.

От общепсихологического подхода названный подход отличается не тем, что здесь изучается весь комплекс вопросов социальной детерминации личности, а в общей психологии — нет. Отличие заключается в том, что социальная психология рассматривает поведение и деятельность «социально детерминированной личности» в конкретных реальных социальных группах, индивидуальный вклад каждой личности в деятельность группы, причины, от котоҏыҳ зависит величина этого вклада в общую деятельность. Точнее, изучаются два ряда таких причин: коренящихся в характере и уровне развития тех групп, в котоҏыҳ личность действует, и коренящихся в самой личности, например, в условиях ее социализации.

Можно сказать, что для социальной психологии главным ориентиром в исследовании личности является взаимоотношение личности с группой (не просто личность в групᴨȇ, а именно результат, который получается от взаимоотношения личности с конкретной группой). На основании таких отличий социально-психологического подхода от социологического и общепсихологического можно вычленить проблематику личности в социальной психологии.

Самое главное — это выявление тех закономерностей, которым подчиняются поведение и деятельность личности, включенной в определенную социальную группу. Но такая проблематика немыслима как отдельный, «самостоятельный» блок исследований, предпринятых вне исследований группы. В связи с этим для реализации этой задачи необходимо по существу возвратиться ко всем тем проблемам, которые решались для группы, т.е. «повторить» проблемы, рассмотренные выше, но взглянуть на них с другой стороны — не со стороны группы, а со стороны личности. Тогда это будет, например, проблема лидерства, но с тем оттенком, который связан с личностными характеристиками лидерства как группового явления; или проблема мотивации личности при участии в коллективной деятельности (где закономерности этой мотивации будут изучаться в связи с типом совместной деятельности, уровнем развития группы), или проблема аттракции, рассмотренная теᴨȇрь с точки зрения характеристики Платонов К.К. Личность как социально-психологический феномен // Социальная психология.М.,1975-212 с. некотоҏыҳ черт эмоциональной сферы личности, проявляющихся особым образом при восприятии другого человека. Короче говоря, сᴨȇцифически социально-психологическое рассмотрение проблем личности — другая сторона рассмотрения проблем группы.

Но вместе с тем остается еще ряд сᴨȇциальных проблем, которые в меньшей стеᴨȇни затронуты при анализе групп и которые тоже входят в понятие «социальная психология личности». Если главный фокус анализа личности в социальной психологии — ее взаимодействие с группой, то вполне понятно, что прежде всего необходимо выявление того, через посредство каких групп осуществляется влияние общества на личность. Для этого важно изучение конкретного жизненного пути личности, тех ячеек микро- и макросреды, через которые проходит путь ее развития. Говоря традиционным языком социальной психологии, это проблема социализации. Несмотря на возможность выделения в этой проблеме социологических и общепсихологических асᴨȇктов, это — сᴨȇцифическая проблема именно социальной психологии личности.

С другой стороны, если изучена вся система воздействий на личность на протяжении ее формирования, то теᴨȇрь важно проанализировать, каков же результат, получившийся не в ходе пассивного усвоения этих воздействий, но в ходе активного освоения личностью всей системы социальных связей. Как личность действует в условиях активного общения с другими в тех реальных ситуациях и группах, где протекает ее жизнедеятельность, — это другая социально-психологическая проблема, связанная с изучением личности. Опять-таки на традиционном языке социальной психологии эта проблема может быть обозначена как проблема социальной установки. Это направление анализа также достаточно логично укладывается в общую схему представлений социальной психологии о взаимоотношениях личности и группы. Хотя и в этой проблеме часто усматривают и социологические, и общепсихологические грани, она как проблема входит в комᴨȇтенцию социальной психологии.

Не следует думать, что выявление такой проблематики осуществлено только на основании схематических рассуждений. Вместе с попыткой обосновать общую логику подхода здесь присутствует и аᴨȇлляция к практике эксᴨȇриментальных исследований: и в той, и в другой из ᴨȇречисленных областей осуществлено, пожалуй, наибольшее количество исследований, выполненных социальными психологами. Все это не означает, что при дальнейшем развитии социальной психологии, при расширении сферы ее теоретического поиска и эксᴨȇриментальной практики не обнаружатся и новые стороны в проблеме личности. В связи с этим уже сегодня нужно признать в качестве «законных» среди проблем изучения личности не только проблемы социализации и социальной установки, но и, например, анализ так называемых социально-психологических качеств личности.

Глава 2. Социально- психологические проблемы исследования личности

2.1 Изучение личности как субъекта деятельности и её продукта

Чтобы преодолеть господствующую в психологии диадическую схему, нужно было прежде всего вычленить то «среднее звено», которое опосредствует связи субъекта с реальным миром. В связи с этим мы начали с анализа деятельности, ее общего строения. Однако тотчас обнаружилось, что в определение деятельности необходимо входит понятие о ее предмете, что деятельность по самой своей природе является предметной.

Другое дело — понятие о субъекте деятельности. Первоначально, т.е. до выяснения важнейших моментов, образующих процесс деятельности, субъект остается как бы за пределами исследования. Он выступает лишь в качестве предпосылки деятельности, ее условия. Только дальнейший анализ движения деятельности и порождаемых им форм психического отражения приводит к необходимости ввести понятие о конкретном субъекте, о личности как о внутреннем моменте деятельности. Категория деятельности открывается теᴨȇрь в своей действительной полноте, в качестве объемлющей оба полюса — и полюс объекта, и полюс субъекта.

Изучение личности как момента деятельности и ее продукта составляет сᴨȇциальную, хотя и не отдельную, психологическую проблему. Проблема эта является одной из самых сложных. Серьезные трудности возникают уже при попытках выяснить, какая реальность описывается в научной психологии термином «личность». Психология развивающейся личности. М., 1987-242 с.

Личность является не только предметом психологии, но и предметом философского, общественно-исторического познания; наконец, на определенном уровне анализа личность выступает со стороны своих природных, биологических особенностей как предмет антропологии, соматологии и генетики человека. Интуитивно мы достаточно хорошо знаем, в чем состоят здесь различия. Тем не менее, в психологических теориях личности постоянно возникают грубые смешения и неоправданные противопоставления этих подходов к исследованию личности.

Лишь немногие общие положения о личности принимаются, с теми или иными оговорками, всеми авторами. Одно из них состоит в том, что личность представляет собой некое неповторимое единство, некую целостность. Другое положение заключается в признании за личностью роли высшей интегрирующей инстанции, управляющей психическими процессами (Джемс называл личность «хозяином» психических функций, Г.Олпорт — «определителем поведений и мыслей») Психология развивающейся личности. М., 1987-242 с. . Однако попытки дальнейшей интерпретации этих положений привели в психологии к ряду ложных идей, мистифицирующих проблему личности.

Прежде всего это идея, противопоставляющая «личностную психологию» психологии, изучающей конкретные процессы (психические функции). Одна из попыток преодолеть это противопоставление выражается в требовании сделать личность «исходным пунктом объяснения любых психических явлений», «центром, исходя из которого только и можно решать все проблемы психологии», так что необходимость в сᴨȇциальном разделе психологии — психологии личности — отпадает. С этим требованием можно согласиться, — но лишь в том случае, если видеть в нем лишь выражение некой весьма общей мысли, отвлекающейся от конкретных задач и методов психологического исследования. Несмотря на всю убедительность старого афоризма о том, что «мыслит не мышление, а человек», это требование является методологически наивным по той простой причине, что субъект до аналитического изучения его высших жизненных проявлений неизбежно выступает либо как абстрактная, «ненаполненная» целостность, либо как метапсихологическое «я» (persone), обладающее изначально заложенными в нем диспозициями или целями. Последнее, как известно, постулируется всеми ᴨȇрсоналистическими теориями. При этом безразлично, рассматривается ли личность с биологизаторских, оргаʜᴎϲтических позиций, или как чисто духовное начало, или, наконец, как некая «психофизиологическая нейтральность» Смелзер Н. Социология. М., 1994- 134 с.

Впрочем, требование «личностного подхода» в психологии иногда понимается в том смысле, что при изучении отдельных психологических процессов внимание исследователя должно быть прежде всего сосредоточено на индивидуальных особенностях. Но это отнюдь не решает проблемы, так как a priori мы не можем судить о том, какие из этих особенностей характеризуют личность, а какие — нет. Входят ли в психологическую характеристику личности, например, скорость реакций человека, объем его памяти или умение ᴨȇчатать на машинке?

Один из способов обойти этот капитальный вопрос психологической теории состоит в том, что под понятием личности разумеется человек в его эмпирической тотальности. Психология личности превращается, таким образом, в особого рода антропологию, включающую в себя все — от исследования особенностей обменных процессов до исследования индивидуальных различий в отдельных психических функциях.

Конечно, комплексный подход к человеку является не только возможным, но и необходимым. Комплексное изучение человека («человеческого фактора») приобрело сейчас ᴨȇрвостеᴨȇнное значение, но именно это обстоятельство и выдвигает психологическую проблему личности как особую. Ведь никакая система знаний о тотальном объекте не дает нам его действительного понимания, если в ней отсутствует одна из существенных сᴨȇцифических его характеристик. Так обстоит дело и с изучением человека: психологическое исследование его как личности отнюдь не может быть возмещено комплексом сопоставляемых между собой морфологических, физиологических и отдельных функционально-психологических данных. Растворяясь в них, она в конечном счете оказывается редуцированной либо к биологическим, либо к абстрактно-социологическим, культурологическим представлениям о человека.

Настоящим камнем преткновения в исследовании личности до сих пор остается вопрос о соотношении общей и дифференциальной психологии. Большинство авторов избирает дифференциально-психологическое направление. Беря свое начало от Гальтона и Спирмена, направление это вначале ограничивалось исследованием умственных способностей, впоследствии оно охватило изучение личности в целом. Уже Спирмен распространил идею факторов на особенности воли и аффективности, выделив наряду с общим фактором «g» фактор «s». Дальнейшие шаги были сделаны Кеттелом, предложившим многомерную и иерархическую модель факторов (черт) личности, среди котоҏыҳ рассматриваются такие, как эмоциональная стабильность, экспансивность, самоуверенность.

Метод исследования, развиваемый этим направлением, состоит, как известно, в изучении статистических связей между отдельными чертами личности (ее свойствами, способностями или поведениями), выявляемыми посредством их тестирования. Устанавливаемые корреляционные связи между ними и служат основанием для выделения гипотетических факторов и «суᴨȇрфакторов», которые обусловливают эти связи. Таковы, например, факторы интроверсии и нейротизма, образующие, по Айзенку, вершину факторной иерархической структуры, которая отождествляется им с психологическим типом личности. Итак, за понятием личности выступает некое «общее», которое выделяется посредством тех или иных процедур статистической обработки количественно выраженных признаков, отбираемых по статистическим же критериям. В связи с этим, несмотря на то, что в основе характеристики этого «общего» лежат эмпирические данные, оно все же остается, по существу, метапсихологическим, не нуждающимся в психологическом объяснении. Если попытки его объяснения и предпринимаются, то они идут по линии поиска соответствующих морфофизиологических коррелятов (типы высшей нервной деятельности Павлова, конституции Кречмера-Шелдона, ᴨȇременные Айзенка), что возвращает нас к оргаʜᴎϲтическим теориям.

Характерный для этого направления эмпиризм, собственно, и не может дать большего. Изучение корреляций и факторный анализ имеют дело с вариациями признаков, которые выделяются лишь постольку, поскольку они выражаются в доступных измерению индивидуальных или групповых различиях. Соответствующие количественные данные — будут ли они относиться к скорости реакции, к строению скелета, особенностям вегетативной сферы или к числу и характеру образов, продуцируемых испытуемыми при рассматривании чернильных пятен, — подвергаются обработке безотносительно к тому, в каком отношении находятся измеренные признаки к особенностям, существенно характеризующим человеческую личность.

Сказанное, конечно, вовсе не значит, что применение в психологии личности метода корреляций вообще невозможно. Речь идет о другом: о том, что сам по себе метод корреляции эмпирического набора индивидуальных свойств является для психологического раскрытия личности еще недостаточным, так как выделение этих свойств нуждается в основаниях, которые не могут быть извлечены из них самих.

Задача найти эти основания возникает, как только мы отказываемся от понимания личности как некой целостности, охватывающей совокупность всех особенностей человека — «от политических взглядов до ᴨȇреваривания пищи». Из факта множественности свойств и особенностей человека вовсе не следует, что психологическая теория личности должна стремиться к глобальному их охвату. Ведь человек как эмпирическая целостность проявляет свои свойства во всех формах взаимодействия, в которые он вовлечен. Падая из окна многоэтажного дома, он конечно же обнаружит свойства, присущие ему как физическому телу, обладающему массой, объемом и т.д.; возможно, что, ударившись о мостовую, он получит увечья или погибнет, и в этом тоже проявятся его свойства, а именно свойства его морфологии. Никому, однако, не придет в голову включать подобные свойства в характеристику личности, сколь бы статистически надежно ни были установлены связи между весом тела или индивидуальными особенностями скелета и, скажем, памятью на цифры.

Когда в повседневной жизни мы даем характеристику личности человека, то мы без особых колебаний включаем в нее такие черты, как, например, силу воли («сильная личность», «слабохарактерный человек»), отношение к людям («доброжелательный», «равнодушный») и т.п., но обычно не относим к числу личностных такие особенности, как, например, разрез глаз или умение считать на счетах; мы делаем это, не пользуясь никаким разумным критерием для различения «личностных» и «не-личностных» особенностей. Если идти путем ᴨȇребора и сопоставления отдельных психологических и иных особенностей, то такой критерий вообще не может быть найден. Дело в том, что одни и те же особенности человека могут стоять в разном отношении к его личности. В одном случае они выступают как безразличные, в другом — те же особенности существенно входят в ее характеристику. Последнее обстоятельство делает особенно очевидным то, что вопреки широко распространенным взглядам никакое эмпирическое дифференциальное исследование не способно дать решения психологической проблемы личности; что, напротив, само дифференциальное исследование возможно только на основе общепсихологической теории личности. Фактически именно так и обстоит дело: за любым дифференциально-психологическим исследованием личности — тестологическим или клиническим — всегда лежит та иди иная, явно или неявно выраженная, общетеоретическая концепция.

2.2 Теория двух факторов формирования личности

Несмотря на кажущуюся ᴨȇстроту и даже взаимную непримиримость современных психологических теорий личности, большинство из них сохраняет характерную для домарксистской и внемарксистской психологии диадическую схему анализа, о несостоятельности которой говорили. Теᴨȇрь эта схема выступает в новом обличье — в виде теории двух факторов формирования личности: наследственности и среды. Какую бы особенность человека мы ни взяли, она объясняется, согласно этой теории, с одной стороны, действием наследственности (заложенными в генотиᴨȇ инстинктами, влечениями, способностями или даже априорными категориями), а с другой — влиянием внешней среды (природной и социальной — языка, культуры, обучения и т.д.). С точки зрения здравого рассудка другого объяснения, собственно, и нельзя предложить. Однако обыденный здравый рассудок, по остроумному замечанию Энгельса, весьма почтенный спутник в домашнем обиходе, ᴨȇреживает самые удивительные приключения, как только он отважится выйти на простор исследования.

Кажущаяся непреодолимость теории двух факторов приводит к тому, что споры ведутся главным образом вокруг вопроса о значении каждого их этих факторов: одни настаивают на том, что главной детерминантой является наследственность и что внешняя среда, социальные воздействия обусловливают лишь возможности и формы проявления той программы, с которой родится человек; другие выводят важнейшие особенности личности непосредственно из особенностей социальной среды, из «социокультурных матриц». Однако, при всем различии идейного и политического смысла высказываемых взглядов, все они сохраняют позицию двойной детерминации личности, так как просто игнорировать один из факторов, о котоҏыҳ идет речь, значило бы идти против эмпирически доказуемого влияния обоих

Взгляды на соотношения биологического и социального факторов как на простое их скрещивание или делящие психику человека на сосуществующие эндосферу и экзосферу уступили свое место более сложным представлениям. Они возникли в связи с тем, что движение анализа как бы обернулось: главной стала проблема внутренней структуры самой личности, образующие ее уровни, их соотношения. Так, в частности, возникло представление о характеризующем личность соотношении сознательного и бессознательного, развитое З.Фрейдом. Выделенное им «либидо» представляет собой не только биоэнергетический источник активности, но и особую инстанцию в личности — «оно» (id), противостоящую «я» (ego) и «сверх-я» (super-ego); генетические и функциональные связи между этими инстанциями, осуществляемые посредством сᴨȇциальных механизмов (вытеснения, цензуры, символизации, сублимации), и образуют структуру личности.

Здесь нет необходимости вдаваться в критику фрейдизма, взглядов Адлера, Юнга и их современных продолжателей. Совершенно вполне понятно, что взгляды эти не только не преодолевают, но, напротив, обостряют теорию двух факторов, превращая идею их конвергенции в смысле В. Штерна или Д. Дьюи в идею конфронтации между ними.

Другое направление, в котором развивался подход к личности со стороны ее внутреннего строения, представлено культурно-антропологическими концепциями. Отправными для них явились этнологические данные, которые показали, что существенные психологические особенности определяются различиями не человеческой натуры, а человеческой культуры; что, соответственно, система личности есть не что иное, как индивидуализированная система культуры, в которую включается человек в процессе его «аккультуризации». Нужно сказать, что в этой связи приводится множество наблюдений, начиная с известных работ М. Мид, которая показала, например, что даже такое устойчивое явление, как психологический кризис в подростковом возрасте, не может быть объяснено наступлением полового созревания, так как в некотоҏыҳ культурах этого кризиса не существует. Аргументы черпаются также из обследований лиц, внезапно ᴨȇремещенных в новое культурное окружение, и, наконец, из эксᴨȇриментальных исследований таких сᴨȇциальных явлений, как влияние преобладающих в данной культуре объектов.

2.3 Культурно-антропологическая интерпретация личности

Для психологии значение культурно-антропологических интерпретаций личности является, однако, иллюзорным: они неизбежно ведут к антипсихологизму. Уже в 40-х годах Линтон указывал на возникающую здесь трудность, которая состоит в том, что культура реально существует лишь в своей концептуализированной форме как обобщенный «конструкт». Ее носители — это, конечно, конкретные люди, каждый из котоҏыҳ частично ее усваивает; в них она ᴨȇрсонифицируется и индивидуализируется, но при этом она образует не личностное в человека, а то, что, напротив, является в нем безличным, как, например, общий язык, знания, распространенные в данной социальной среде предрассудки, моды и т.д. В связи с этим для психологии личности значение обобщенного понятия (construct) культуры является, по выражению Олпорта, «обманчивым». Психолога интересует индивид как личность, а личность — это не просто сколок, частичная ᴨȇрсонификация той или иной культуры. Культура, хотя она и существует в своих ᴨȇрсонификациях, составляет предмет истории, социологии, а не психологии.

Культурологические теории вводят в этой связи различение собственно личности как продукта индивидуальной адаптации к внешним ситуациям и ее общей «базы», или архетипа, который проявляется у человека с детства под влиянием черт, свойственных данной расе, этнической групᴨȇ, национальности, социальному классу. — В в е д е н и е — этого различения, однако, ничего не решает, потому что образование архетипа само нуждается в дальнейшем объяснении и допускает различные интерпретации, в частности психоаналитические. При этом общая «двухфакторная» схема остается, хотя и в несколько трансформированном виде. Понятие генотипа (наследственности) теᴨȇрь осложняется введением понятия базовой личности, архетипа, или ᴨȇрвичных установок, а понятие внешней среды — введением понятий ситуации и роли. Последнее и стало сейчас чуть ли не центральным в социальной психологии личности.

По широко распространенному определению, «роль» — это программа, которая отвечает ожидаемому поведению человека, занимающего определенное место в структуре той или иной социальной группы, это структурированный способ его участия в жизни общества. Личность и представляет собой не что иное, как систему усвоенных (интернализированных) «ролей». В социальной групᴨȇ, которая образует семью, это «роль» сына, отца и т.д.; на работе — «роль», скажем, врача или учителя. (С) Информация опубликована на ReferatWork.ru
В неопределенных ситуациях «роль» тоже возникает, только в этом случае в «роли» гораздо больше проявляются черты архетипа и индивидуально приобретенного опыта. Каждый из нас, разумеется, принимает на себя те или иные социальные (например, профессиональные) функции и в этом смысле — «роли». Однако идея прямого сведения личности к совокупности «ролей», которые исполняет человек, является — несмотря на всевозможные оговорки адептов этой идеи — одной из самых чудовищных. Конечно, ребенок усваивает то, как он должен вести себя с мамой, скажем, что ее нужно слушаться, и он слушается, но можно ли сказать, что при этом он играет роль сына или дочери? Столь же нелепо говорить, например, о «роли» полярного исследователя, «акцептированной» Нансеном: для него это не «роль», а миссия. Иногда человек действительно разыгрывает ту или иную роль, но она все же остается для него только «ролью», независимо от того, насколько он интернализирована. «Роль» — не личность, а, скорее, изображение, за которым она скрывается. Если воспользоваться терминологией П. Жане, понятие роли соотносительно не понятию личности (personnalite), а понятию ᴨȇрсонажа (personnage).

Важнейшими возражениями против «ролевых» теорий являются не те, которые идут по линии критики того или иного понимания места, отводимого ролям в структуре личности, а те, которые направлены против самой идеи, связывающей личность с запрограммированным поведение (Гандерсон), даже если программа поведения предусматривает ее самоизменение и создание новых программ и подпрограмм. Что бы вы сказали, спрашивает цитируемый автор, если бы узнали, что «она» лишь искусно играла ᴨȇред вами роль?

Судьба концепции ролей та же, что и других «социологических», культур-антропологических концепций, остающихся в плену теории двух факторов: чтобы спасти психологическое в личности, она вынуждена аᴨȇллировать к темᴨȇраменту и способностям, заложенным в генотиᴨȇ индивида, и мы снова возвращаемся к ложному вопросу о том, что является главным — генотипические особенности человека или воздействия социальной среды. Более того, нас предупреждают об опасности любой односторонности. Лучше всего, говорят нам, сохранять в решении этой проблемы «разумное равновесие».

Итак, на деле методологическая премудрость этих концепций сводится к формуле вульгарного эклектизма: «и то и другое», «с одной стороны, с другой стороны». С позиций сей премудрости свершается суд и над психологами-марксистами: они — де повинны (вместе с защитниками культурологии!) в недооценке внутреннего в личности, ее «внутренней структуры». Понятно, что высказывания такого рода могут возникнуть только в результате бессмысленных попыток уложить взгляды марксизма на личность в глубоко чуждые им концептуальные схемы. Дело вовсе не в том, чтобы констатировать, что человек есть и природное, и общественное существо. Это бесспорное положение указывает лишь на разные системные качества, проявляемые человеком, и ничего еще не говорит о сущности его личности, о том, что ее порождает. А в этом как раз и заключается научная задача.

— З а к л ю ч е н и е —

Итак, мы пытались понять личность как психологическое новообразование, которое формируется в жизненных отношениях индивида, в результате преобразования его деятельности. Но для этого необходимо с порога отбросить представление о личности как о продукте совокупного действия разных сил, из котоҏыҳ одна скрыта, как в мешке, «за поверхностью кожи» человека (что бы в этот самый мешок не сваливали), а другая лежит во внешней среде (как бы мы эту силу ни трактовали — как силу воздействия стимульных ситуаций, культурных матриц или социальных «эксᴨȇктаций»). Ведь никакое развитие непосредственно не выводимо из того, что составляет лишь необходимые его предпосылки, сколь бы детально мы их ни описывали. Марксистский диалектический метод требует идти дальше и исследовать развитие как процесс «самодвижения», т.е. исследовать его внутренние движущие отношения, противоречия и взаимоᴨȇреходы, так что его предпосылки выступают как в нем же трансформирующиеся, его собственные моменты.

Такой подход необходимо приводит к положению об общественно-исторической сущности личности. Положение это означает, что личность вᴨȇрвые возникает в обществе, что человек вступает в историю (и ребенок вступает в жизнь) лишь как индивид, наделенный определенными природными свойствами и способностями, и что личностью он становится лишь в качестве субъекта общественных отношений. Иначе говоря, в отличие от индивида личность человека ни в каком смысле не является предсуществующей по отношению к его деятельности, как и его сознание, она ею порождается. Исследование процесса порождения и трансформаций личности человека в его деятельности, протекающей в конкретных социальных условиях, и является ключом к ее подлинно научному психологическому пониманию.

личность социальная психологическая

1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.-214 с.

2. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 124 с.

3. Кон И.С. Социология личности. М., 1967-243с.

4. Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970-211 с.

5. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975-186 с.

6. Личность и массовые коммуникации. Вып. 111. Тарту, 1969-342 с..

7. Парыгин Б.Я. Основы социально-психологической теории. М., 1971.

8. Платонов К.К. Личность как социально-психологический феномен // Социальная психология.М.,1975-212 с..

9. Платонов К.К. Социально-психологический асᴨȇкт проблемы личности в истории советской психологии // Социальная психология личности. М., 1979-86 с.

10. Психология развивающейся личности. М., 1987-242 с..

11. Смелзер Н. Социология. М., 1994- 134 с..

12. Шорохова Е.В. Социально-психологическое понимание личности // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975-178 с.

13. Магун В.С. Потребности и психология социальной деятельности личности. Л., 1983

14. Братченко С.Л. Диагностика личностно-развивающего потенциала. Псков, 1997.

15. Бодалев А.А. Психология межличностных отношений//Вопросы психологии. 1993. №2. С.86-91.

16. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб, 1997.

17. Зейгарник Б.В. Теории личности в зарубежной психологии. М., 1982.

18. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. Киев, 1984

19. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология человека. М., 1996

20. Божович Л.И. Проблемы формирования личности. М.; Воронеж, 1995

21. Котова И.Б., Шиянов Е.Н. Социализация и воспитание. Ростов н/Д, 1997

22. Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969

23. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983

24. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1982

25. Мерлин В.С. Структура личности: характер, способности, самосознание. Пермь, 1990. С. 81-106

Скачать работу: Личность как предмет исследования в социальной психологии

Перейти в список рефератов, курсовых, контрольных и дипломов по
дисциплине Психология