Малявин максим психиатрию народу доктору коньяк

Автор

Максим Малявин

Лучшая рецензия на книгу

Книга очень понравилась. Все подробно, все доступно, все по полочкам.
Юмор тоже весьма кстати.
Единственное чего не хватило для совершенства — примеры из практики. Клинические случаи. Они бы многое прояснили и проиллюстрировали.
Я вот, например, до конца так и не уяснил отличие рекуррентной шизофрении от шубообразной. Ведь если данное заболевание по определению прогредиентное, то значит и дефект личности должен нарастать. А если в первом случае нарастания все же не происходит, то как отличить рекуррентную шизофрению от шизотипического расстройства? Вот бы кто пояснил.
Ну да это мелочи. Подобные детали нужны только специалистам. Для простых же обывателей книга что надо!

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Зная Малявина ещё по жж, ожидала, что эта книга — продолжение двух других, с байками про будни психиатра (чтение аннотаций для слабаков).

Оказалось, это своего рода популярный справочник по психиатрии. Хорошая штука для студентов мед.вузов и желающих, например, освежить свои знания. Почти нет воды, есть шутки-прибаутки автора (в умеренных дозах), никакой зауми. И актуальная информация — автор оперирует данными последних лет, что дюже приятно.

Не отлично, но хорошо — под конец все-таки начала увязать в концентрированной информации. Как вариант — читать не так быстро, как я, чтобы успеть уложить и переварить.

Книжный вызов 2016: книга, выбранная по названию.

Кратко главное: книга НЕ художественная! Это очень добротный учебник/справочник по патопсихологии, где просто перечислены и кратко описаны основные патопсихологические симптомы и синдромы.

Симптомы автор разбавил шутками-прибаутками, анекдотами и прочими юмористическими примерами. Литературный «метод», конечно, прекрасен :))) — так можно переписать руководство к пылесосу, поваренную книгу или газетную передовицу.

Но если рассматривать книгу как текст, предназначенный очень узкой аудитории — студентам-медикам или психологам — то она очень даже неплоха! Во всяком случае, запомнить всю эту тьму симптомов-синдромов гораздо легче и проще с юмором, чем просто зубрёжкой.

. и ещё: в каком-то практическом плане (для саморазвития или самолечения :)) книга абсолютно бесполезна! Разве что, обнаружив у себя много чего из описанного, можно быть уверенным, что надо срочно топать к психиатру.

Кратко главное: книга НЕ художественная! Это очень добротный учебник/справочник по патопсихологии, где просто перечислены и кратко описаны основные патопсихологические симптомы и синдромы.

Симптомы автор разбавил шутками-прибаутками, анекдотами и прочими юмористическими примерами. Литературный «метод», конечно, прекрасен :))) — так можно переписать руководство к пылесосу, поваренную книгу или газетную передовицу.

Но если рассматривать книгу как текст, предназначенный очень узкой аудитории — студентам-медикам или психологам — то она очень даже неплоха! Во всяком случае, запомнить всю эту тьму симптомов-синдромов гораздо легче и проще с юмором, чем просто зубрёжкой.

. и ещё: в каком-то практическом плане (для саморазвития или самолечения :)) книга абсолютно бесполезна! Разве что, обнаружив у… Развернуть

Книга написана с юмором, но не хватает художественности. Например, у Оливера Сакса произведения написаны более интересные и захватывающие.

Не знаю, по какой причине г-н Малявин решил опубликовать все им написанное, а самое главное — не знаю, насколько он хороший врач. Хотя есть предположения, если исходить из того, что он сам поверил в то, что пишет достаточно хорошо для публикаций.

Я бы наверное тоже могла написать такую книгу. Взяла бы учебник по бухучету, переписала термины и основные понятия, щедро добавила смешных и не очень историй из трудовой жизни бухгалтера, отнесла бы сей труд в издательство и ждала бы разгромных рецензий читателей. Но я так не сделаю, а Максим Малявин рискнул и написал такую книгу, только не по бухучету, а по своей специальности -психиатрии. В целом получилось неплохо, будущим психиатрам симпатичное подспорье в подготовке к экзамену, когда учебник зубрить уже нет сил, а тут в легкой и забавной манере автор напоминает основные термины и для лучшего запоминания приводит примеры из жизни или интересные метафоры. Простому читателю вроде меня было скучновато, и оценка книжке по-хорошему трояк или даже двойка, но вспоминая первую книгу Малявина, где он так ярко обрисовал клинический случай одного психа (не термин!) так похожего на моего бывшего директора, и вспоминая лица людей в метро, которые заглядывали ко мне через плечо, вчитывались в симптомы разных болезней и патологий, и так старательно от меня отодвигались на безопасное расстояние (и это в переполненном вагоне!), я с удовольствием добавлю балл этому произведению и оценю книгу на четверку.

Прочитано в рамках игры ТТТ
Тема «Книга из моего списка на прочтение, которую Вы не стали бы читать.»
За совет благодарю Katerinkina

Я бы наверное тоже могла написать такую книгу. Взяла бы учебник по бухучету, переписала термины и основные понятия, щедро добавила смешных и не очень историй из трудовой жизни бухгалтера, отнесла бы сей труд в издательство и ждала бы разгромных рецензий читателей. Но я так не сделаю, а Максим Малявин рискнул и написал такую книгу, только не по бухучету, а по своей специальности -психиатрии. В целом получилось неплохо, будущим психиатрам симпатичное подспорье в подготовке к экзамену, когда учебник зубрить уже нет сил, а тут в легкой и забавной манере автор напоминает основные термины и для лучшего запоминания приводит примеры из жизни или интересные метафоры. Простому читателю вроде меня было скучновато, и оценка книжке по-хорошему трояк или даже двойка, но вспоминая первую книгу… Развернуть

очень неплохая книга,помогла мне пополнить багаж знаний о проявлениях человеческого безумия, да и просто расширить кругозор. самыми интересными показались сведения о шизофрении,галлюцинациях, онейроидном синдроме и маниакально-депрессивном психозе. узнала много нового об акцентуациях характера и открыла для себя такое явление как »конституциональная глупость». автор раньше писал сборники баек,они меня не заинтересовали,в этой книге шутки куда уместней,да и эпиграфы порадовали-остроумные. изложение материала вполне доступное, недоумевать во время чтения не приходилось.

Такие книги открывать опасно. Особо впечатлительные найдут у себя все.
Особенно меня порадовало перечисление терминов боязни, фобий, страхов. Некоторые страхи вполне объяснимы и понятны, такие, как гемофобия (боязнь крови). А, некоторые абсурдны, такие, как боязнь числа 666 в пятницу 13 – го. Но, написать, а тем более выговорить ее научное название я не смогу.

Обнаружила у себя агирофобию (боязнь перейти оживленную улицу). Все время избегаю таких мест. Мнусь на тротуаре, боясь сделать шаг. Но, это не фобия. Это вполне реальное опасение. Особенно, в тех местах, где есть зебра, но нет светофора. А, полагаться на вежливость водителей, я бы не стала. И, еще нашла у себя (да и у знакомых) слуховую галлюцинацию Аленштиля. Ждешь звонка, и тебе кажется, что его слышишь. Хотя, на самом деле, нет. Или стук в дверь, когда очень хочешь, чтобы он случился.

Но, не понимаю, зачем издавать такие книги для массового чтения. Это пересказ многих учебников психиатрии под веселой обложкой, которая очень слабо сочетается с содержанием. Вроде говорим о серьезных вещах, но под маской шута. Читать сначала интересно, ты с энтузиазмом погружаешься в дебри психиатрии, потом потихоньку утомляешься от обилия терминов, а потом и вовсе бросаешь. Я так и не дочитала до конца несколько страниц, именно по причине сухого языка и слишком большого нагромождения информации. Пытаешься запомнить что – то одно, но на тебя вывалится столько, что голова идет кругом. Если читать по диагонали, то в целом интересно. Но, сухой стиль учебника с отсутствием примеров, перекрывает все достоинства.

Такие книги открывать опасно. Особо впечатлительные найдут у себя все.
Особенно меня порадовало перечисление терминов боязни, фобий, страхов. Некоторые страхи вполне объяснимы и понятны, такие, как гемофобия (боязнь крови). А, некоторые абсурдны, такие, как боязнь числа 666 в пятницу 13 – го. Но, написать, а тем более выговорить ее научное название я не смогу.

Обнаружила у себя агирофобию (боязнь перейти оживленную улицу). Все время избегаю таких мест. Мнусь на тротуаре, боясь сделать шаг. Но, это не фобия. Это вполне реальное опасение. Особенно, в тех местах, где есть зебра, но нет светофора. А, полагаться на вежливость водителей, я бы не стала. И, еще нашла у себя (да и у знакомых) слуховую галлюцинацию Аленштиля. Ждешь звонка, и тебе кажется, что его слышишь. Хотя, на самом деле, нет.… Развернуть

Психиатрию — народу! Доктору — коньяк

Любой предмет можно изложить скучно, сухо и непонятно. А можно — весело, увлекательно и доступно. Вспомните хотя бы пособие по географии Швеции. Не читали? Да не может быть! А «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», написанное Сельмой Лагерлеф? Да-да, это именно учебник географии для шведских первоклассников.

Психиатрия, как и все прочие дисциплины, невероятно интересна. Правда, знания ее погребены под культурным слоем малопонятных терминов — это очень удобно, когда надо блеснуть уровнем общей осведомленности, либо коротко и доступно (для посвященных) обрисовать клиническую картину, либо произвести неизгладимое впечатление на собеседника.

Моя задача — попытаться изложить психиатрию так, чтобы она стала понятной любому читателю, не растеряв при этом тех тонкостей и подробностей, что были бы важны для специалиста. И пояснить, наконец, откуда взялись все эти загадочные термины.

Начну с описания общей психопатологии — с описания симптомов и синдромов, которые вообще в психиатрии встречаются и из которых складывается клиническая картина болезни, а уже потом перейду к психопатологии частной, то есть к описанию собственно психических болезней.

Говорят, что пятидесятые годы кардинально изменили облик психиатрии. Почему? Да потому, что появился аминазин.[1] А следом — другие нейролептики. А еще — антидепрессанты. И пошло-поехало. Если верить преподавателям, с началом эпохи нейролептиков психически больных людей не осталось — в своем классическом варианте, который существовал до этого многие столетия. Теперь у психиатра под рукой имеется целый арсенал волшебных таблеток и уколов — от плохого настроения, от слежки спецслужб, от космических лучей и вторжения пришельцев — да от чего угодно. Нет только зелья интеллекта, порошка харизмы, прививки совести и еще чего-нибудь по мелочи. И да, по-прежнему никто так толком и не знает, что происходит в голове и откуда берется шизофрения. Зато теперь появилась возможность не держать больных в изоляции от общества пожизненно.

Закономерный вопрос: чем же лечили пациентов психиатрических больниц до пятидесятых годов? Приведу краткий обзор методов — чтобы вы составили о них общее представление.

Древние греки к психически больным были довольно суровы — могли и камнями побить. По некоторым сведениям, особо бесноватых они даже заковывали в цепи или сажали на электрического ската (как видим, основы электросудорожной терапии восходят к пятому веку до нашей эры).

Римляне предлагали свои варианты: следить, чтобы не было запоров (это при меланхолии), связывать и держать в темноте (при буйстве и неистовстве), давать рвотное средство и вовремя связывать при галлюцинациях и бреде (если не помогает, прописывать «лечебное голодание и целебные люли», рекомендовал Цельс).[2] А эпилепсию предлагали лечить кровью гладиатора. Нет-нет, не проливать. То есть проливать, конечно, а потом поить ею умалишенного.

Довольно разнообразны были подходы к лечению душевных болезней в средневековой Европе. Больных часто содержали при монастырях и пользовали экзорцизмом. Каленое железо и лечебное аутодафе применялись нечасто. Для лечения меланхолии предлагали съесть свиное сердце, фаршированное целебными травами. Применялись также розги (дабы переключить мысли больного на телесное неудобство), горчичники на всю персону (для разжижения крови, застоявшейся при меланхолии), кровопускания и, как акт снисхождения, — теплые ванны. В Швейцарии, в приюте в окрестностях Цюриха, практиковалось содержание на цепи и ежедневная выдача вина в лечебных целях. Чемеричная вода использовалась довольно широко — как от вшей на голове, так и от «тараканов» внутри (сейчас ее, кстати, иногда подливают алкоголикам заботливые жены, в полном соответствии с прилагаемой инструкцией).

В Европе XVIII века продолжают активно пользоваться чемеричной водой (она применялась в психиатрии еще долго) и практикуют холодные обливания. Англичане вместо веревок и кандалов начинают использовать смирительный жилет — прообраз смирительной рубашки. Правда, в Бедлам[3] все еще пускают зевак (по одному пенсу за вход), и в выходные здесь аншлаг. Французы, стараниями Филиппа Пинеля,[4] тоже отказываются от содержания больных в кандалах и начинают использовать смирительные рубашки — к началу XIX века. Фасон этого рода одежды актуален и по сей день.

Аминазин — первый синтезированный нейролептик (психотропный препарат, предназначенный в основном для лечения психотических расстройств), один из основных и наиболее типичных препаратов этого класса.

ОБЩАЯ ПСИХОПАТОЛОГИ

СИМПТОМЫ. ВСТУПЛЕНИЕ

А теперь постарайтесь расслабиться и вспомнить, с чего все началось.

Ну, вначале я сотворил небо и землю…

^ На приеме у психотерапевта
В эту часть я попробую, так сказать, впихнуть невпихуемое, потому запаситесь терпением, дальше будет проще и веселее. Ну, поехали.

Если рассматривать, из чего складывается картина заболевания, то условно ее можно разделить на три уровня сложности:

1. Симптомы, как отдельные проявления болезненного состояния.

2. Синдромы, как совокупность нескольких симптомов (и не с потолка набранных, а гармонично соседствующих).

3. Собственно болезнь, характеризующаяся:

а) непременно либо чаще всего встречающимися синдромами (что называется, «облигатными» — от лат. obligatus — обязательный, непременный);

б) синдромами, встречающимися время от времени, но необязательно долженствующими здесь быть (факультативными);

в) их сменой по мере течения болезни, или патокинезом.

Терминология, приведенная ниже, не преследует цель вводить в заблуждение пациентов или повергать в легкий транс охмуряемых девиц. Основная, если не единственная, ее задача — привести к некоему общему знаменателю такие емкие и образные, но слишком уж самобытные и живописные выражения, как заколбасило, вставляет не по-детски, улетный трип, планка рухнула, крыша отъехала, кукушка слетела, вся на нервозе, глюки, бред сивой кобылы в тихую лунную ночь и т. п., чтобы специалисты разных школ и регионов могли хоть о чем-то, помимо совместной выпивки, договориться.

Проясняя вопрос, что же в психической деятельности человека может пойти не так, представим себе то, как выглядит и на какие условные фрагменты делится сия деятельность в норме. Итак:

1. Сознание, куда же без него. Высшая форма отражения человеком окружающей действительности, характеризуется ориентировкой человека: а) в пространстве; б) во времени; в) в собственной личности.

2. Восприятие окружающего мира: сначала в виде ощущений, как элементарных составляющих процесса, а затем собственно восприятие как более сложный и целостный процесс, не только охватывающий предметы и явления целиком, но и раскладывающий их, что называется, по полочкам (тут же включаются осознание, понимание и осмысливание предмета и явления), а также представление (когда человек мысленно воспроизводит образы предметов и явлений, которые воспринимал ранее).

3. Внимание — не в смысле всеобщий ахтунг, а способность сосредоточиться на каких-либо событиях, предметах и видах деятельности.

4. Память — обобщающий, интегративный процесс, охватывающий результаты ощущений, восприятия и мышления. Обеспечивает запоминание (фиксацию), сохранение (ретенцию) и воспроизведение (репродукцию) прошлого опыта. Выделяется кратковременная (пока есть источник сигнала — есть его следы; исчез источник — следы вскоре угасли) и долговременная память. Можно, конечно, принять умный вид и отметить, что она по срокам ретенции делится на иконическую (четкий, полный отпечаток на 0,25 секунды), кратковременную, оперативную (когда избирательно сохраняется и воспроизводится информация, необходимая для достижения определенной цели) и долговременную, но электорат может справедливо взбунтоваться.

5. Мышление — отражение в сознании окружающей действительности, когда человек устанавливает взаимосвязь предметов и явлений не только исходя из лежащих на поверхности фактов (солнце встало — людям жарко-жарко), но и пользуясь способностью к абстракции, анализу и синтезу, как учит нас диалектический материализм. Кстати, судя по огромному количеству граждан, обогатившихся на бирже, способность к абстрактному мышлению сегодня обретает просто пугающие масштабы. По виду мышление можно разделить на наглядно-действенное (чисто конкретное), наглядно-образное (созерцательно-мечтательное) и абстрактно-теоретическое (один кот Шредингера 9 чего стоит!). Можно также на конкретно-ситуационное и отвлеченно-словесное. Или на аффективное и логическое. Или еще как-нибудь. Формы мышления бывают следующие: а) понятие — выделение существенных свойств однородной группы предметов или явлений; б) суждение — выявляется связь предмет — признак, отношения между предметами. Здесь имеет место движение от частного к общему, от явления к сущности; в) умозаключение — вывод нового суждения из других суждений, получение нового знания из имеющихся знаний.

6. Речь — процесс общения людей посредством языка (имеются в виду слова, а не что-либо еще). Разделяется на внутреннюю и внешнюю. Внешняя речь, соответственно, бывает устная и письменная. Устная, соответственно, — монологическая и диалогическая.

7. Интеллект (кто-то предпочтет сказать — ум, кто-то, более политкорректный, — способности) — это способность человека успешно применять имеющиеся знания и опыт на практике. Сюда можно отнести и способность генерировать новые идеи, а также критику и самокритику.

9. Воля это способность к целенаправленной организованной деятельности для достижения сознательных (а порою и бессознательных) целей. Окончательно формируется где-то к двадцати годам. Потребности и их уровни я только что приводил, воля задает направление в осуществлении деятельности, удовлетворяющей эти потребности. На всех этапах, начиная от мотивации и заканчивая результатом и эмоциями.

10. Сон — физиологическое состояние организма, чередующееся с бодрствованием и характеризующееся отсутствием сознательной психической деятельности и значительным снижением реакций на внешние раздражители.
Теперь попробуем рассмотреть, как именно может нарушаться каждая из составляющих психической деятельности.

Максим Малявин

Психиатрию — народу! Доктору — коньяк!

«Максим Малявин «Психиатрию — народу! Доктору — коньяк!»»: Астрель; Москва, СПб; 2012

ISBN 978-5-17-45028-0, 978-5-9725-2373-3

От издателей: популярное пособие, в доступной, неформальной и очень смешной форме знакомящее читателя с миром психиатрии. Прочитав его, вы с легкостью сможете отличить депрессию от паранойи и с первого взгляда поставите точный диагноз скандальным соседям, назойливым коллегам и доставучему начальству!

а) решили серьезно изучать психологию и психиатрию. Еще, чего доброго, обманетесь в ожиданиях, будете неприлично ржать, слегка похрюкивая, — что подумают окружающие?

б) привыкли, что фундаментальные дисциплины должны преподаваться скучными дядьками и тетками. И нафига, спрашивается, рвать себе шаблон?

в) настолько суровы, что не улыбаетесь себе в зеркало. Вас просто порвет на части, как хомячка от капли никотина.

Максим Малявин

Психиатрию — народу! Доктору — коньяк

Под грустное мычание, под грозное рычание,

Под дружеское ржание рождается на свет…
^ Юнна Мориц, руководство к творческому процессу
Любой предмет можно изложить скучно, сухо и непонятно. А можно — весело, увлекательно и доступно. Вспомните хотя бы пособие по географии Швеции. Не читали? Да не может быть! А «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», написанное Сельмой Лагерлеф? Да-да, это именно учебник географии для шведских первоклассников.

Психиатрия, как и все прочие дисциплины, невероятно интересна. Правда, знания ее погребены под культурным слоем малопонятных терминов — это очень удобно, когда надо блеснуть уровнем общей осведомленности, либо коротко и доступно (для посвященных) обрисовать клиническую картину, либо произвести неизгладимое впечатление на собеседника.

Моя задача — попытаться изложить психиатрию так, чтобы она стала понятной любому читателю, не растеряв при этом тех тонкостей и подробностей, что были бы важны для специалиста. И пояснить, наконец, откуда взялись все эти загадочные термины.

Начну с описания общей психопатологии — с описания симптомов и синдромов, которые вообще в психиатрии встречаются и из которых складывается клиническая картина болезни, а уже потом перейду к психопатологии частной, то есть к описанию собственно психических болезней.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Вспомним мезозойскую культуру:

У костра сидели мы с тобой,

И ты мою разорванную шкуру

Зашивала каменной иглой.
А. Мень
Говорят, что пятидесятые годы кардинально изменили облик психиатрии. Почему? Да потому, что появился аминазин. 1 А следом — другие нейролептики. А еще — антидепрессанты. И пошло-поехало. Если верить преподавателям, с началом эпохи нейролептиков психически больных людей не осталось — в своем классическом варианте, который существовал до этого многие столетия. Теперь у психиатра под рукой имеется целый арсенал волшебных таблеток и уколов — от плохого настроения, от слежки спецслужб, от космических лучей и вторжения пришельцев — да от чего угодно. Нет только зелья интеллекта, порошка харизмы, прививки совести и еще чего-нибудь по мелочи. И да, по-прежнему никто так толком и не знает, что происходит в голове и откуда берется шизофрения. Зато теперь появилась возможность не держать больных в изоляции от общества пожизненно.

Закономерный вопрос: чем же лечили пациентов психиатрических больниц до пятидесятых годов? Приведу краткий обзор методов — чтобы вы составили о них общее представление.

Древние греки к психически больным были довольно суровы — могли и камнями побить. По некоторым сведениям, особо бесноватых они даже заковывали в цепи или сажали на электрического ската (как видим, основы электросудорожной терапии восходят к пятому веку до нашей эры).

Римляне предлагали свои варианты: следить, чтобы не было запоров (это при меланхолии), связывать и держать в темноте (при буйстве и неистовстве), давать рвотное средство и вовремя связывать при галлюцинациях и бреде (если не помогает, прописывать «лечебное голодание и целебные люли», рекомендовал Цельс). 2 А эпилепсию предлагали лечить кровью гладиатора. Нет-нет, не проливать. То есть проливать, конечно, а потом поить ею умалишенного.

Довольно разнообразны были подходы к лечению душевных болезней в средневековой Европе. Больных часто содержали при монастырях и пользовали экзорцизмом. Каленое железо и лечебное аутодафе применялись нечасто. Для лечения меланхолии предлагали съесть свиное сердце, фаршированное целебными травами. Применялись также розги (дабы переключить мысли больного на телесное неудобство), горчичники на всю персону (для разжижения крови, застоявшейся при меланхолии), кровопускания и, как акт снисхождения, — теплые ванны. В Швейцарии, в приюте в окрестностях Цюриха, практиковалось содержание на цепи и ежедневная выдача вина в лечебных целях. Чемеричная вода использовалась довольно широко — как от вшей на голове, так и от «тараканов» внутри (сейчас ее, кстати, иногда подливают алкоголикам заботливые жены, в полном соответствии с прилагаемой инструкцией).

В Европе XVIII века продолжают активно пользоваться чемеричной водой (она применялась в психиатрии еще долго) и практикуют холодные обливания. Англичане вместо веревок и кандалов начинают использовать смирительный жилет — прообраз смирительной рубашки. Правда, в Бедлам 3 все еще пускают зевак (по одному пенсу за вход), и в выходные здесь аншлаг. Французы, стараниями Филиппа Пинеля, 4 тоже отказываются от содержания больных в кандалах и начинают использовать смирительные рубашки — к началу XIX века. Фасон этого рода одежды актуален и по сей день.

В XIX веке доктора начинают проявлять к душевнобольным уже больший интерес, сочетавшийся с неуемной фантазией. Благодаря этому появляются смирительный стул, смирительная кровать, вращательная кровать и вращательная машина (чтобы кровь приливала к голове и лучше работал мозг), устройство для неожиданного погружения в бассейн с холодной водой, а также ледяной душ на голову из брандспойта (прототип душа Шарко, 5 этот метод появится в том же веке немногим позже). Популярностью пользуются пиявки (10–12 штук на голову) в сочетании с обертыванием холодными мокрыми полотенцами и слабительной солью (практика древних греков была в употреблении еще довольно долго). Входит в моду лечение морфием и каннабисом. Начинают пробиваться первые ростки психотерапии. Все шире практикуется гипноз. Появляются препараты брома и барбитуровой кислоты: веронал, мединал . 6 Начинают использоваться паральдегид и хлоралгидрат. 7

В XX веке (его первой половине) копилка методов лечения психических заболеваний пополняется маляриотерапией (прививкой малярии лечили прогрессивный паралич), а затем и инъекциями сульфозина, 8 а также электросудорожной и инсулинокоматозной терапией. Конечно, не считая лоботомии. И, наконец, появляются нейролептики, антидепрессанты и прочее содержимое волшебного психиатрического чемоданчика. Вакцину от болезни Альцгеймера мы с нетерпением ждем в этом новом, XXI веке, а вот на создание прививок совести и зелья интеллекта можно пока даже не надеяться.

Максим Малявин — Психиатрию – народу! Доктору – коньяк!

Популярные авторы

Популярные книги

Психиатрию – народу! Доктору – коньяк!

Под грустное мычание, под грозное рычание,

Под дружеское ржание рождается на свет…

Юнна Мориц, руководство к творческому процессу

Любой предмет можно изложить скучно, сухо и непонятно. А можно – весело, увлекательно и доступно. Вспомните хотя бы пособие по географии Швеции. Не читали? Да не может быть! А «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», написанное Сельмой Лагерлеф? Да-да, это именно учебник географии для шведских первоклассников.

Психиатрия, как и все прочие дисциплины, невероятно интересна. Правда, знания ее погребены под культурным слоем малопонятных терминов – это очень удобно, когда надо блеснуть уровнем общей осведомленности, либо коротко и доступно (для посвященных) обрисовать клиническую картину, либо произвести неизгладимое впечатление на собеседника.

Моя задача – попытаться изложить психиатрию так, чтобы она стала понятной любому читателю, не растеряв при этом тех тонкостей и подробностей, что были бы важны для специалиста. И пояснить, наконец, откуда взялись все эти загадочные термины.

Начну с описания общей психопатологии – с описания симптомов и синдромов, которые вообще в психиатрии встречаются и из которых складывается клиническая картина болезни, а уже потом перейду к психопатологии частной, то есть к описанию собственно психических болезней.

Вспомним мезозойскую культуру:

У костра сидели мы с тобой,

И ты мою разорванную шкуру

Зашивала каменной иглой.

Говорят, что пятидесятые годы кардинально изменили облик психиатрии. Почему? Да потому, что появился аминазин[1]. А следом – другие нейролептики. А еще – антидепрессанты. И пошло-поехало. Если верить преподавателям, с началом эпохи нейролептиков психически больных людей не осталось – в своем классическом варианте, который существовал до этого многие столетия. Теперь у психиатра под рукой имеется целый арсенал волшебных таблеток и уколов – от плохого настроения, от слежки спецслужб, от космических лучей и вторжения пришельцев – да от чего угодно. Нет только зелья интеллекта, порошка харизмы, прививки совести и еще чего-нибудь по мелочи. И да, по-прежнему никто так толком и не знает, что происходит в голове и откуда берется шизофрения. Зато теперь появилась возможность не держать больных в изоляции от общества пожизненно.

Закономерный вопрос: чем же лечили пациентов психиатрических больниц до пятидесятых годов? Приведу краткий обзор методов – чтобы вы составили о них общее представление.

Древние греки к психически больным были довольно суровы – могли и камнями побить. По некоторым сведениям, особо бесноватых они даже заковывали в цепи или сажали на электрического ската (как видим, основы электросудорожной терапии восходят к пятому веку до нашей эры).

Римляне предлагали свои варианты: следить, чтобы не было запоров (это при меланхолии), связывать и держать в темноте (при буйстве и неистовстве), давать рвотное средство и вовремя связывать при галлюцинациях и бреде (если не помогает, прописывать «лечебное голодание и целебные люли», рекомендовал Цельс[2]). А эпилепсию предлагали лечить кровью гладиатора. Нет-нет, не проливать. То есть проливать, конечно, а потом поить ею умалишенного.

Довольно разнообразны были подходы к лечению душевных болезней в средневековой Европе. Больных часто содержали при монастырях и пользовали экзорцизмом. Каленое железо и лечебное аутодафе применялись нечасто. Для лечения меланхолии предлагали съесть свиное сердце, фаршированное целебными травами. Применялись также розги (дабы переключить мысли больного на телесное неудобство), горчичники на всю персону (для разжижения крови, застоявшейся при меланхолии), кровопускания и, как акт снисхождения, – теплые ванны. В Швейцарии, в приюте в окрестностях Цюриха, практиковалось содержание на цепи и ежедневная выдача вина в лечебных целях. Чемеричная вода использовалась довольно широко – как от вшей на голове, так и от «тараканов» внутри (сейчас ее, кстати, иногда подливают алкоголикам заботливые жены, в полном соответствии с прилагаемой инструкцией).

В Европе XVIII века продолжают активно пользоваться чемеричной водой (она применялась в психиатрии еще долго) и практикуют холодные обливания. Англичане вместо веревок и кандалов начинают использовать смирительный жилет – прообраз смирительной рубашки. Правда, в Бедлам[3] все еще пускают зевак (по одному пенсу за вход), и в выходные здесь аншлаг. Французы, стараниями Филиппа Пинеля[4], тоже отказываются от содержания больных в кандалах и начинают использовать смирительные рубашки – к началу XIX века. Фасон этого рода одежды актуален и по сей день.

В XIX веке доктора начинают проявлять к душевнобольным уже больший интерес, сочетавшийся с неуемной фантазией. Благодаря этому появляются смирительный стул, смирительная кровать, вращательная кровать и вращательная машина (чтобы кровь приливала к голове и лучше работал мозг), устройство для неожиданного погружения в бассейн с холодной водой, а также ледяной душ на голову из брандспойта (прототип душа Шарко[5], этот метод появится в том же веке немногим позже). Популярностью пользуются пиявки (10–12 штук на голову) в сочетании с обертыванием холодными мокрыми полотенцами и слабительной солью (практика древних греков была в употреблении еще довольно долго). Входит в моду лечение морфием и каннабисом. Начинают пробиваться первые ростки психотерапии. Все шире практикуется гипноз. Появляются препараты брома и барбитуровой кислоты: веронал, мединал[6]. Начинают использоваться паральдегид и хлоралгидрат[7].

В XX веке (его первой половине) копилка методов лечения психических заболеваний пополняется маляриотерапией (прививкой малярии лечили прогрессивный паралич), а затем и инъекциями сульфозина[8], а также электросудорожной и инсулинокоматозной терапией. Конечно, не считая лоботомии. И, наконец, появляются нейролептики, антидепрессанты и прочее содержимое волшебного психиатрического чемоданчика. Вакцину от болезни Альцгеймера мы с нетерпением ждем в этом новом, XXI веке, а вот на создание прививок совести и зелья интеллекта можно пока даже не надеяться.

– А теперь постарайтесь расслабиться и вспомнить, с чего все началось.

– Ну, вначале я сотворил небо и землю…

На приеме у психотерапевта

В эту часть я попробую, так сказать, впихнуть невпихуемое, потому запаситесь терпением, дальше будет проще и веселее. Ну, поехали.

Если рассматривать, из чего складывается картина заболевания, то условно ее можно разделить на три уровня сложности:

1. Симптомы, как отдельные проявления болезненного состояния.

2. Синдромы, как совокупность нескольких симптомов (и не с потолка набранных, а гармонично соседствующих).

3. Собственно болезнь, характеризующаяся:

а) непременно либо чаще всего встречающимися синдромами (что называется, «облигатными» – от лат. obligatus – обязательный, непременный);

б) синдромами, встречающимися время от времени, но необязательно долженствующими здесь быть (факультативными), и

в) их сменой по мере течения болезни, или патокинезом.

Терминология, приведенная ниже, не преследует цель вводить в заблуждение пациентов или повергать в легкий транс охмуряемых девиц. Основная, если не единственная, ее задача – привести к некоему общему знаменателю такие емкие и образные, но слишком уж самобытные и живописные выражения, как заколбасило, вставляет не по-детски, улетный трип, планка рухнула, крыша отъехала, кукушка слетела, вся на нервозе, глюки, бред сивой кобылы в тихую лунную ночь и т. п., чтобы специалисты разных школ и регионов могли хоть о чем-то, помимо совместной выпивки, договориться.

Проясняя вопрос, что же в психической деятельности человека может пойти не так, представим себе то, как выглядит и на какие условные фрагменты делится сия деятельность в норме. Итак:

1. Сознание, куда же без него. Высшая форма отражения человеком окружающей действительности, характеризуется ориентировкой человека: а) в пространстве; б) во времени; в) в собственной личности.

2. Восприятие окружающего мира: сначала в виде ощущений, как элементарных составляющих процесса, а затем собственно восприятие как более сложный и целостный процесс, не только охватывающий предметы и явления целиком, но и раскладывающий их, что называется, по полочкам (тут же включаются осознание, понимание и осмысливание предмета и явления), а также представление (когда человек мысленно воспроизводит образы предметов и явлений, которые воспринимал ранее).

3. Внимание – не в смысле всеобщий ахтунг, а способность сосредоточиться на каких-либо событиях, предметах и видах деятельности.

4. Память – обобщающий, интегративный процесс, охватывающий результаты ощущений, восприятия и мышления. Обеспечивает запоминание (фиксацию), сохранение (ретенцию) и воспроизведение (репродукцию) прошлого опыта. Выделяется кратковременная (пока есть источник сигнала – есть его следы; исчез источник – следы вскоре угасли) и долговременная память. Можно, конечно, принять умный вид и отметить, что она по срокам ретенции делится на иконическую (четкий, полный отпечаток на 0,25 секунды), кратковременную, оперативную (когда избирательно сохраняется и воспроизводится информация, необходимая для достижения определенной цели) и долговременную, но электорат может справедливо взбунтоваться.

5. Мышление – отражение в сознании окружающей действительности, когда человек устанавливает взаимосвязь предметов и явлений не только исходя из лежащих на поверхности фактов (солнце встало – людям жарко-жарко), но и пользуясь способностью к абстракции, анализу и синтезу, как учит нас диалектический материализм. Кстати, судя по огромному количеству граждан, обогатившихся на бирже, способность к абстрактному мышлению сегодня обретает просто пугающие масштабы. По виду мышление можно разделить на наглядно-действенное (чисто конкретное), наглядно-образное (созерцательно-мечтательное) и абстрактно-теоретическое (один кот Шредингера[9] чего стоит!). Можно также на конкретно-ситуационное и отвлеченно-словесное. Или на аффективное и логическое. Или еще как-нибудь. Формы мышления бывают следующие: а) понятие – выделение существенных свойств однородной группы предметов или явлений; б) суждение – выявляется связь предмет – признак, отношения между предметами. Здесь имеет место движение от частного к общему, от явления к сущности; в) умозаключение – вывод нового суждения из других суждений, получение нового знания из имеющихся знаний.

6. Речь – процесс общения людей посредством языка (имеются в виду слова, а не что-либо еще). Разделяется на внутреннюю и внешнюю. Внешняя речь, соответственно, бывает устная и письменная. Устная, соответственно, – монологическая и диалогическая.

7. Интеллект (кто-то предпочтет сказать – ум, кто-то, более политкорректный, – способности) – это способность человека успешно применять имеющиеся знания и опыт на практике. Сюда можно отнести и способность генерировать новые идеи, а также критику и самокритику.

9. Воля – это способность к целенаправленной организованной деятельности для достижения сознательных (а порою и бессознательных) целей. Окончательно формируется где-то к двадцати годам. Потребности и их уровни я только что приводил, воля задает направление в осуществлении деятельности, удовлетворяющей эти потребности. На всех этапах, начиная от мотивации и заканчивая результатом и эмоциями.

10. Сон – физиологическое состояние организма, чередующееся с бодрствованием и характеризующееся отсутствием сознательной психической деятельности и значительным снижением реакций на внешние раздражители.

Теперь попробуем рассмотреть, как именно может нарушаться каждая из составляющих психической деятельности.

Симптомы расстройства сознания

Когда знакомишься на улице, тирады о погоде не проходят, устарели как идея.

Предпочитаю для начала выразительный какой-нибудь вопрос философического свойства, например: «Где я? Скажите, девушка, где я?» На многих действует, а этой хоть бы что, не удивилась, как не удивился бы реаниматор или милиционер.

Симптомы нарушения сознания (наберитесь терпения, такие вкусности, как, например, кома или делирий, будут рассмотрены в разделе синдромов). Они еще в 1911 году были четко описаны Карлом Ясперсом[12]. Это:

1. Нарушение ориентировки во времени, ситуации, пространстве, окружающих персонах и собственной личности. Попробуем немного раскрыть суть каждого из пунктов дезориентировки.

Во времени. Конечно, забыть, какое сегодня число или день недели, случалось каждому из нас, особенно если работа или ситуация (отпуск, например) не предполагает необходимости четко за ними следить. Другое дело, если вы мучительно пытаетесь понять, какой же на дворе сезон или год. Или почему сейчас вечер, хотя только что было утро, – хотя тут тоже могут быть варианты…

В ситуации. Сразу вспоминается дурачок, которому участники похоронной процессии навешали за пожелание «таскать вам – не перетаскать». Иными словами, настораживает, если человек не в состоянии оценить, какого рода обстановка и отношения (хотя бы в общих чертах) складываются вокруг него: юбилей или поминки.

В пространстве. Конечно, никто не требует от вас знать с точностью долготу, широту, высоту над уровнем моря и порядковый номер галактики, но город, район, а также дорогу домой – следовало бы.

В окружающих персонах. Общее правило любвеобильных людей: если не помните, как зовут партнера, зовите зайчиком, солнышком или лапулей – дольше проживете. Хуже, если не удается идентифицировать, кто из окружающих брат, сестра, мать, отец (хитросплетения сюжетных линий оставьте героям индийского кино), вызывает много вопросов.

В собственной личности. В отличие от Ху Эм Ай[13], отлично сыгранного Джеки Чаном, пациент, действительно дезориентированный в собственной личности, вряд ли будет приставать к вам с проблемами самоидентификации. И вообще вряд ли поймет хоть слово из обращенной к нему речи – отреагирует как на звук, но не более. Обычно такое бывает при грубом расстройстве сознания.

Следует добавить, что приведенные пункты даны в такой последовательности не случайно. Они – некое подобие шкалы нарастания глубины и выраженности расстройства сознания: от дезориентировки во времени, как наиболее легкой (если только промах не в полвека), до дезориентировки в собственной личности, когда все очень и очень плохо, и сама жизнь пациента оказывается под вопросом.

2. Отрешенность от окружающей действительности. Это ситуация, когда реальность сама по себе, пациент сам по себе. События, факты и внешние стимулы воспринимаются словно обрывки разговоров с улицы – фрагментарно, на самой грани восприятия, человек не в состоянии всерьез и надолго привлечь к себе внимание, не говоря уже о четком и целостном их осознании. Преобладает растерянность, нерешительность – как себя вести в ситуации, когда действительность машет ручкой? Недоумение, удивление: ой, а что это? А где это? Ох, ни фига себе!

3. Нарушения осмысления. Поскольку сознание и процесс мышления друг с другом неразрывно связаны, то любые нарушения сознания непременно найдут отражение в стройности мышления. Это и упрощение ассоциативного процесса (до сложных ли рядов, когда все плохо!), и проблемы с абстрагированием, и нарушение последовательности – в той или иной мере, в зависимости от глубины расстройства.

4. Нарушения памяти, касающиеся самого периода расстройства сознания, или конградная амнезия. Могут быть как полными, когда из памяти выпадает весь болезненный промежуток, так и частичными, когда кое-что из воспоминаний все же остается. По этой причине многие алкоголики, перенесшие делирий, божатся, что больше – ни-ни! А мы делаем вид, что верим.

Симптомы расстройства восприятия

Известный чародей и магистр тайных сил нынче в Петербурге много шуму наделал… Фрейлине Головиной из медальона вывел образ ее покойного мужа, да так, что она его осязала и теперь вроде как на сносях.

К/ф «Формула любви»

Сообразно уровням сложности самого восприятия, симптомы его расстройства можно условно поделить на три группы: а) расстройства ощущений; б) расстройства собственно восприятия и в) расстройства представления (или галлюцинации). Теперь по пунктам.

Гиперестезия (от греч. hyper – чрезмерно и aesthesis – ощущение, чувствование) – повышенная чувствительность при действии обычных или даже слабых раздражителей, при этом ощущения возникают яркие, вплоть до дискомфорта и даже болезненности. По тому, какие органы чувств задействованы, выделяют гиперестезию оптическую, акустическую, вкусовую, обонятельную и тактильную (или гиперестезию кожного чувства). Соответственно, первым в глаза фонариком не светить, на вторых не кричать, третьим и четвертым не давать чеснока, пятых не щекотать. И не перепутать!

Гипестезия (от греч. hypo – недостаточно и aesthesis – ощущение, чувство) – понижение восприимчивости к внешним раздражителям, когда блекнут краски окружающего мира и притупляется острота ощущений. Это словно секс в гидрокостюме: непонятен смысл всех этих физических упражнений…

Гипералгезия (от греч. hyper – чрезмерно и algos – боль) – повышение болевой чувствительности. Мечта инквизитора.

Анестезия (от греч. an – отрицательная частица и aesthesis – чувство) – потеря чувствительности. Тут следует отдельно выделить истерические невротические симптомы: психическую амблиопию (слепоту), психическую аносмию (нечувствительность к запахам; с точки зрения пассажира общественного транспорта в летний период, это уже скорее благо), психическую агейзию (утрату чувства вкуса), психическую глухоту, психическую аналгезию (утрату болевой и тактильной чувствительности, соответственно – кошмар инквизитора). Не следует путать их с неврологическими симптомами, когда анестезия вызвана поражением нерва или соответствующего участка коры головного мозга.

Сенестопатии (от лат. sensus – чувство, греч. pathos – недуг, страдание) – крайне тягостные и неприятные, неопределенные телесные ощущения, притом что в реальности телесных повреждений либо патологии нет, то есть ощущения, которые пациент проецирует внутрь собственного телесного «Я»: боль есть, страдание очень даже есть, а поражения органа нет. При этом описания страданий яркие, образные и красочные, необычные и вычурные. Так, пациент может жаловаться на стягивание, разрывание, бульканье, закупоривание, пульсацию, сверление, сковывание и даже покусывание! Чаще всего эти ощущения не имеют четкой локализации, размыты или мигрируют по телу. Как правило, с подобными жалобами идут куда угодно, но не к психиатру, к которому попадают уже с пухлой от анализов амбулаторной картой и рефреном массовой подтанцовки врачей других специальностей: «НЕ НАШ, НЕ НАШ!»

а) психосенсорные расстройства; б) иллюзии.

Психосенсорные расстройства когда окружающие предметы, собственное тело либо течение времени воспринимаются искаженными по величине, форме, объему, весу либо скорости течения (для времени), при этом человек точно знает, что это тот самый предмет (скажем, чайник – он и в Африке чайник) или что тело – его собственное, что и отличает их от иллюзий. Выделяют:

Метаморфопсии (от греч. meta – за, после; morphe – вид, форма; opsis – зрение) – искаженное по внешнему виду восприятие величины: микро– и макропсии (людишки вокруг мелкие, а тараканищи в квартире – просто слоноподобные); формы: дисморфопсии (шкафообразный дяденька с контрабасоподобной тетенькой); увеличение количества: полиопсии (сколько лун? а в каком ряду?) и пространственного расположения предметов.

Дереализация – искаженное восприятие окружающего мира в целом или отдельных его предметов по более обобщенным характеристикам. При этом окружающий мир может представляться мертвым, безжизненным, плоским, как бы нарисованным, неестественным, ненастоящим. Может отмечаться необычайная контрастность (галеропия), окраска всего окружающего в желтый цвет (ксантопия) или в красный (эритропия, не путать с «Все красное» у И. Хмелевской[14]). Сюда же относят явления «уже виденного», или dеjа vu, когда незнакомое место или ситуация воспринимается как уже случавшаяся ранее; «никогда не виденного», или jamais vu, когда знакомая ситуация воспринимается совершенно новой и неизвестной; «уже слышанного», а также ложное узнавание окружающих лиц – симптом положительного двойника (какого лешего наш шурин-алкоголик делает в Госдуме?), симптом отрицательного двойника, когда знакомые лица не опознаются как таковые (могут набить лицо, если вы у них что-то занимали).

Нарушения схемы тела (соматопсихическая дереализация) – когда есть неприятное, мучительное ощущение изменения формы, величины, количества, консистенции, пространственного расположения частей тела: голова неестественно большая, пальцев больше, чем положено, предмет мужской гордости размером и консистенцией не устраивает – да мало ли!

Обманы ориентации в пространстве – когда окружающее видится повернутым на 90 или 180 градусов в той или иной плоскости. Наверное, особенно впечатляюще должно смотреться шоссе, уходящее в небо. Или море над головой.

Расстройства восприятия времени – когда оно начинает течь быстрее или медленнее, а также утрачивает плавность хода и движется скачками или рывками.

Иллюзии – извращенные ощущения и восприятия реально (!) существующих предметов и явлений, когда понимание этих предметов и явлений не соответствует действительности и имеет искаженный смысл (в отличие от галлюцинаций, здесь предмет, звук, чувство реально существуют, но воспринимаются иначе). Различают иллюзии физические, физиологические, психические.

Психические иллюзии: слуховые – когда слышатся человеческие голоса вместо шума (тот же «белый шум» радио, если долго в него вслушиваться) либо искаженно воспринимается человеческая речь (как-как ты меня назвал?), зрительные и другие. Есть аффективные иллюзии, возникающие при аффективных состояниях (страхе, тревоге, депрессии, экстазе), – тогда их содержание вполне соответствует текущему настроению, парейдолические иллюзии, при которых игра света и тени, пятна, морозные узоры, трещины, щели, сплетения ветвей деревьев замещаются фантастическими, причудливыми образами.

Всякий придурок, уверявший, что Господь Бог говорил с ним, на самом деле слышал мой голос… или свое воображение.

Расстройства представления – это, собственно, и есть галлюцинации.

Галлюцинации – это представления, достигшие чувственной силы и яркости реальных предметов и явлений, это «восприятие без объекта». То есть – целиком и полностью творение пациента. Не прорыв в иную реальность, вроде форточки в альтернативную Европу, не козни ангелов и демонов (посменно, согласно утвержденному графику), не локальное овеществление астрального плана (демонстрашка, бета-версия, копирайт отсутствует). Конечно, нельзя исключить, что в этот момент обитатели иных реальностей и планов вкупе с ангело-демонической общественностью негодуют или же, напротив, мерзко хихикают – мол, погодите, посмотрим, что вы скажете через век-другой… Но сложившийся на настоящее время взгляд официальной науки на природу галлюцинаций я изложил.

По анализаторам галлюцинации делят на слуховые, зрительные, обонятельные, тактильные, вкусовые, висцеральные (от лат. viscera – внутренности), кинестетические.

По сложности – простейшие, простые и сложные.

Простейшие, или элементарные, галлюцинации располагаются чуть особняком. Их объединяет незавершенность того, что человеку чудится. Зрительные – фотопсии (от греч. phos, photos – свет и opsis – зрение) – в виде кругов, пятен, искр, шаров и т. п.; слуховые – акоазмы (шаги, шорохи, скрипы) и фонемы (от греч. phonema – звук) (нечленораздельные звуки, оклики, слоги, местоимения). То есть отдельные фрагменты, детали, которые не складываются в какой-то определенный образ.

Простые – когда галлюцинации рождаются в одном анализаторе[15]: только слуховые, только зрительные – и ни шагу в сторону.

Сложные – несколько анализаторов, связанных общей фабулой (видит во дворе убийц, слышит их голоса или слышит за стенкой, что соседи замышляют отравить его, при этом чувствует запах ядовитого газа).

Также можно отдельно выделить односторонние, или унилатеральные, галлюцинации (зрительные и слуховые), когда человек видит или слышит их только с одной стороны. Они бывают, когда кора головного мозга поражена в виде очага с какой-либо из сторон.

Галлюцинации с завершенной предметностью (в отличие от простейших):

Вербальные (словесные) – по принадлежности: знакомые, незнакомые, мужские, женские, детские, принадлежащие иным существам; по громкости: тихие, громкие, оглушающие, натуральные, шепотные; по содержанию: угрожающие, обвиняющие (не путать с голосом совести), хулительные (как правило, с преобладанием ненормативной лексики), комментирующие (гляди – встал; вот он пошел; опаньки – упал; ишь ты – снова встал; ну ты посмотри – сейчас на нас ругается…), контрастные (одни голоса хвалят и обещают медаль, другие матерят и грозят пристрелить как бешеную собаку), стереотипные (изо дня в день одно и то же), императивные (те, что приказывают, – показание к немедленной госпитализации, хочет того пациент или нет); по форме: монологи, диалоги, беседы на родном и иностранном языках; по продолжительности: эпизодические, постоянные, наплывающие; по направленности – с любых направлений и дистанций.

Интересны слуховые галлюцинации Аленштиля – когда человек напряженно ждет стука в дверь или телефонного звонка и затем начинает их слышать. Встречается у здоровых людей и рассматривается как вариант «акустической памяти».

Зрительные – разных цветов или без оных, подвижные и неподвижные, сценические (они же сценоподобные, где все, что видит больной, увязано в одну тему, сцену с четким сюжетом), ландшафтные, портретные, калейдоскопические, демономанические (персонажи все сплошь фольклорно-мифологической направленности); по содержанию – угрожающие (а чего это она в балахоне и с косой тут стоит?), индифферентные (ну стоит и стоит – может, трамвая ждет…), обвиняющие (сцены суда, в том числе Страшного); аутоскопические (появление галлюцинации – вашего двойника), отрицательные аутоскопические (исчезновение отражения в зеркале, может вызвать соответствующую трактовку); по величине – нормальные, лилипутские, гигантские и прочие, прочие, прочие…

Психиатрию — народу! Доктору — коньяк

Под грустное мычание, под грозное рычание,

Под дружеское ржание рождается на свет…

Юнна Мориц, руководство к творческому процессу

Любой предмет можно изложить скучно, сухо и непонятно. А можно — весело, увлекательно и доступно. Вспомните хотя бы пособие по географии Швеции. Не читали? Да не может быть! А «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», написанное Сельмой Лагерлеф? Да-да, это именно учебник географии для шведских первоклассников.

Психиатрия, как и все прочие дисциплины, невероятно интересна. Правда, знания ее погребены под культурным слоем малопонятных терминов — это очень удобно, когда надо блеснуть уровнем общей осведомленности, либо коротко и доступно (для посвященных) обрисовать клиническую картину, либо произвести неизгладимое впечатление на собеседника.

Моя задача — попытаться изложить психиатрию так, чтобы она стала понятной любому читателю, не растеряв при этом тех тонкостей и подробностей, что были бы важны для специалиста. И пояснить, наконец, откуда взялись все эти загадочные термины.

Начну с описания общей психопатологии — с описания симптомов и синдромов, которые вообще в психиатрии встречаются и из которых складывается клиническая картина болезни, а уже потом перейду к психопатологии частной, то есть к описанию собственно психических болезней.

Вспомним мезозойскую культуру:

У костра сидели мы с тобой,

И ты мою разорванную шкуру

Зашивала каменной иглой.

Говорят, что пятидесятые годы кардинально изменили облик психиатрии. Почему? Да потому, что появился аминазин.[1] А следом — другие нейролептики. А еще — антидепрессанты. И пошло-поехало. Если верить преподавателям, с началом эпохи нейролептиков психически больных людей не осталось — в своем классическом варианте, который существовал до этого многие столетия. Теперь у психиатра под рукой имеется целый арсенал волшебных таблеток и уколов — от плохого настроения, от слежки спецслужб, от космических лучей и вторжения пришельцев — да от чего угодно. Нет только зелья интеллекта, порошка харизмы, прививки совести и еще чего-нибудь по мелочи. И да, по-прежнему никто так толком и не знает, что происходит в голове и откуда берется шизофрения. Зато теперь появилась возможность не держать больных в изоляции от общества пожизненно.

Закономерный вопрос: чем же лечили пациентов психиатрических больниц до пятидесятых годов? Приведу краткий обзор методов — чтобы вы составили о них общее представление.

Древние греки к психически больным были довольно суровы — могли и камнями побить. По некоторым сведениям, особо бесноватых они даже заковывали в цепи или сажали на электрического ската (как видим, основы электросудорожной терапии восходят к пятому веку до нашей эры).

Римляне предлагали свои варианты: следить, чтобы не было запоров (это при меланхолии), связывать и держать в темноте (при буйстве и неистовстве), давать рвотное средство и вовремя связывать при галлюцинациях и бреде (если не помогает, прописывать «лечебное голодание и целебные люли», рекомендовал Цельс).[2] А эпилепсию предлагали лечить кровью гладиатора. Нет-нет, не проливать. То есть проливать, конечно, а потом поить ею умалишенного.

Довольно разнообразны были подходы к лечению душевных болезней в средневековой Европе. Больных часто содержали при монастырях и пользовали экзорцизмом. Каленое железо и лечебное аутодафе применялись нечасто. Для лечения меланхолии предлагали съесть свиное сердце, фаршированное целебными травами. Применялись также розги (дабы переключить мысли больного на телесное неудобство), горчичники на всю персону (для разжижения крови, застоявшейся при меланхолии), кровопускания и, как акт снисхождения, — теплые ванны. В Швейцарии, в приюте в окрестностях Цюриха, практиковалось содержание на цепи и ежедневная выдача вина в лечебных целях. Чемеричная вода использовалась довольно широко — как от вшей на голове, так и от «тараканов» внутри (сейчас ее, кстати, иногда подливают алкоголикам заботливые жены, в полном соответствии с прилагаемой инструкцией).

В Европе XVIII века продолжают активно пользоваться чемеричной водой (она применялась в психиатрии еще долго) и практикуют холодные обливания. Англичане вместо веревок и кандалов начинают использовать смирительный жилет — прообраз смирительной рубашки. Правда, в Бедлам[3] все еще пускают зевак (по одному пенсу за вход), и в выходные здесь аншлаг. Французы, стараниями Филиппа Пинеля,[4] тоже отказываются от содержания больных в кандалах и начинают использовать смирительные рубашки — к началу XIX века. Фасон этого рода одежды актуален и по сей день.

В XIX веке доктора начинают проявлять к душевнобольным уже больший интерес, сочетавшийся с неуемной фантазией. Благодаря этому появляются смирительный стул, смирительная кровать, вращательная кровать и вращательная машина (чтобы кровь приливала к голове и лучше работал мозг), устройство для неожиданного погружения в бассейн с холодной водой, а также ледяной душ на голову из брандспойта (прототип душа Шарко,[5] этот метод появится в том же веке немногим позже). Популярностью пользуются пиявки (10–12 штук на голову) в сочетании с обертыванием холодными мокрыми полотенцами и слабительной солью (практика древних греков была в употреблении еще довольно долго). Входит в моду лечение морфием и каннабисом. Начинают пробиваться первые ростки психотерапии. Все шире практикуется гипноз. Появляются препараты брома и барбитуровой кислоты: веронал, мединал.[6] Начинают использоваться паральдегид и хлоралгидрат.[7]

В XX веке (его первой половине) копилка методов лечения психических заболеваний пополняется маляриотерапией (прививкой малярии лечили прогрессивный паралич), а затем и инъекциями сульфозина,[8] а также электросудорожной и инсулинокоматозной терапией. Конечно, не считая лоботомии. И, наконец, появляются нейролептики, антидепрессанты и прочее содержимое волшебного психиатрического чемоданчика. Вакцину от болезни Альцгеймера мы с нетерпением ждем в этом новом, XXI веке, а вот на создание прививок совести и зелья интеллекта можно пока даже не надеяться.

— А теперь постарайтесь расслабиться и вспомнить, с чего все началось.

— Ну, вначале я сотворил небо и землю…

На приеме у психотерапевта

В эту часть я попробую, так сказать, впихнуть невпихуемое, потому запаситесь терпением, дальше будет проще и веселее. Ну, поехали.

Если рассматривать, из чего складывается картина заболевания, то условно ее можно разделить на три уровня сложности:

1. Симптомы, как отдельные проявления болезненного состояния.

2. Синдромы, как совокупность нескольких симптомов (и не с потолка набранных, а гармонично соседствующих).

3. Собственно болезнь, характеризующаяся:

а) непременно либо чаще всего встречающимися синдромами (что называется, «облигатными» — от лат. obligatus — обязательный, непременный);

б) синдромами, встречающимися время от времени, но необязательно долженствующими здесь быть (факультативными);

в) их сменой по мере течения болезни, или патокинезом.

Терминология, приведенная ниже, не преследует цель вводить в заблуждение пациентов или повергать в легкий транс охмуряемых девиц. Основная, если не единственная, ее задача — привести к некоему общему знаменателю такие емкие и образные, но слишком уж самобытные и живописные выражения, как заколбасило, вставляет не по-детски, улетный трип, планка рухнула, крыша отъехала, кукушка слетела, вся на нервозе, глюки, бред сивой кобылы в тихую лунную ночь и т. п., чтобы специалисты разных школ и регионов могли хоть о чем-то, помимо совместной выпивки, договориться.

Проясняя вопрос, что же в психической деятельности человека может пойти не так, представим себе то, как выглядит и на какие условные фрагменты делится сия деятельность в норме. Итак:

1. Сознание, куда же без него. Высшая форма отражения человеком окружающей действительности, характеризуется ориентировкой человека: а) в пространстве; б) во времени; в) в собственной личности.

2. Восприятие окружающего мира: сначала в виде ощущений, как элементарных составляющих процесса, а затем собственно восприятие как более сложный и целостный процесс, не только охватывающий предметы и явления целиком, но и раскладывающий их, что называется, по полочкам (тут же включаются осознание, понимание и осмысливание предмета и явления), а также представление (когда человек мысленно воспроизводит образы предметов и явлений, которые воспринимал ранее).

3. Внимание — не в смысле всеобщий ахтунг, а способность сосредоточиться на каких-либо событиях, предметах и видах деятельности.

4. Память — обобщающий, интегративный процесс, охватывающий результаты ощущений, восприятия и мышления. Обеспечивает запоминание (фиксацию), сохранение (ретенцию) и воспроизведение (репродукцию) прошлого опыта. Выделяется кратковременная (пока есть источник сигнала — есть его следы; исчез источник — следы вскоре угасли) и долговременная память. Можно, конечно, принять умный вид и отметить, что она по срокам ретенции делится на иконическую (четкий, полный отпечаток на 0,25 секунды), кратковременную, оперативную (когда избирательно сохраняется и воспроизводится информация, необходимая для достижения определенной цели) и долговременную, но электорат может справедливо взбунтоваться.

5. Мышление — отражение в сознании окружающей действительности, когда человек устанавливает взаимосвязь предметов и явлений не только исходя из лежащих на поверхности фактов (солнце встало — людям жарко-жарко), но и пользуясь способностью к абстракции, анализу и синтезу, как учит нас диалектический материализм. Кстати, судя по огромному количеству граждан, обогатившихся на бирже, способность к абстрактному мышлению сегодня обретает просто пугающие масштабы. По виду мышление можно разделить на наглядно-действенное (чисто конкретное), наглядно-образное (созерцательно-мечтательное) и абстрактно-теоретическое (один кот Шредингера[9] чего стоит!). Можно также на конкретно-ситуационное и отвлеченно-словесное. Или на аффективное и логическое. Или еще как-нибудь. Формы мышления бывают следующие: а) понятие — выделение существенных свойств однородной группы предметов или явлений; б) суждение — выявляется связь предмет — признак, отношения между предметами. Здесь имеет место движение от частного к общему, от явления к сущности; в) умозаключение — вывод нового суждения из других суждений, получение нового знания из имеющихся знаний.

6. Речь — процесс общения людей посредством языка (имеются в виду слова, а не что-либо еще). Разделяется на внутреннюю и внешнюю. Внешняя речь, соответственно, бывает устная и письменная. Устная, соответственно, — монологическая и диалогическая.

7. Интеллект (кто-то предпочтет сказать — ум, кто-то, более политкорректный, — способности) — это способность человека успешно применять имеющиеся знания и опыт на практике. Сюда можно отнести и способность генерировать новые идеи, а также критику и самокритику.

9. Воля — это способность к целенаправленной организованной деятельности для достижения сознательных (а порою и бессознательных) целей. Окончательно формируется где-то к двадцати годам. Потребности и их уровни я только что приводил, воля задает направление в осуществлении деятельности, удовлетворяющей эти потребности. На всех этапах, начиная от мотивации и заканчивая результатом и эмоциями.

10. Сон — физиологическое состояние организма, чередующееся с бодрствованием и характеризующееся отсутствием сознательной психической деятельности и значительным снижением реакций на внешние раздражители.

Психиатрию — народу! Доктору — коньяк

Под грустное мычание, под грозное рычание,

Под дружеское ржание рождается на свет…

Юнна Мориц, руководство к творческому процессу

Любой предмет можно изложить скучно, сухо и непонятно. А можно — весело, увлекательно и доступно. Вспомните хотя бы пособие по географии Швеции. Не читали? Да не может быть! А «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», написанное Сельмой Лагерлеф? Да-да, это именно учебник географии для шведских первоклассников.

Психиатрия, как и все прочие дисциплины, невероятно интересна. Правда, знания ее погребены под культурным слоем малопонятных терминов — это очень удобно, когда надо блеснуть уровнем общей осведомленности, либо коротко и доступно (для посвященных) обрисовать клиническую картину, либо произвести неизгладимое впечатление на собеседника.

Моя задача — попытаться изложить психиатрию так, чтобы она стала понятной любому читателю, не растеряв при этом тех тонкостей и подробностей, что были бы важны для специалиста. И пояснить, наконец, откуда взялись все эти загадочные термины.

Начну с описания общей психопатологии — с описания симптомов и синдромов, которые вообще в психиатрии встречаются и из которых складывается клиническая картина болезни, а уже потом перейду к психопатологии частной, то есть к описанию собственно психических болезней.

Вспомним мезозойскую культуру:

У костра сидели мы с тобой,

И ты мою разорванную шкуру

Зашивала каменной иглой.

Говорят, что пятидесятые годы кардинально изменили облик психиатрии. Почему? Да потому, что появился аминазин.[1] А следом — другие нейролептики. А еще — антидепрессанты. И пошло-поехало. Если верить преподавателям, с началом эпохи нейролептиков психически больных людей не осталось — в своем классическом варианте, который существовал до этого многие столетия. Теперь у психиатра под рукой имеется целый арсенал волшебных таблеток и уколов — от плохого настроения, от слежки спецслужб, от космических лучей и вторжения пришельцев — да от чего угодно. Нет только зелья интеллекта, порошка харизмы, прививки совести и еще чего-нибудь по мелочи. И да, по-прежнему никто так толком и не знает, что происходит в голове и откуда берется шизофрения. Зато теперь появилась возможность не держать больных в изоляции от общества пожизненно.

Закономерный вопрос: чем же лечили пациентов психиатрических больниц до пятидесятых годов? Приведу краткий обзор методов — чтобы вы составили о них общее представление.

Древние греки к психически больным были довольно суровы — могли и камнями побить. По некоторым сведениям, особо бесноватых они даже заковывали в цепи или сажали на электрического ската (как видим, основы электросудорожной терапии восходят к пятому веку до нашей эры).

Римляне предлагали свои варианты: следить, чтобы не было запоров (это при меланхолии), связывать и держать в темноте (при буйстве и неистовстве), давать рвотное средство и вовремя связывать при галлюцинациях и бреде (если не помогает, прописывать «лечебное голодание и целебные люли», рекомендовал Цельс).[2] А эпилепсию предлагали лечить кровью гладиатора. Нет-нет, не проливать. То есть проливать, конечно, а потом поить ею умалишенного.

Довольно разнообразны были подходы к лечению душевных болезней в средневековой Европе. Больных часто содержали при монастырях и пользовали экзорцизмом. Каленое железо и лечебное аутодафе применялись нечасто. Для лечения меланхолии предлагали съесть свиное сердце, фаршированное целебными травами. Применялись также розги (дабы переключить мысли больного на телесное неудобство), горчичники на всю персону (для разжижения крови, застоявшейся при меланхолии), кровопускания и, как акт снисхождения, — теплые ванны. В Швейцарии, в приюте в окрестностях Цюриха, практиковалось содержание на цепи и ежедневная выдача вина в лечебных целях. Чемеричная вода использовалась довольно широко — как от вшей на голове, так и от «тараканов» внутри (сейчас ее, кстати, иногда подливают алкоголикам заботливые жены, в полном соответствии с прилагаемой инструкцией).

В Европе XVIII века продолжают активно пользоваться чемеричной водой (она применялась в психиатрии еще долго) и практикуют холодные обливания. Англичане вместо веревок и кандалов начинают использовать смирительный жилет — прообраз смирительной рубашки. Правда, в Бедлам[3] все еще пускают зевак (по одному пенсу за вход), и в выходные здесь аншлаг. Французы, стараниями Филиппа Пинеля,[4] тоже отказываются от содержания больных в кандалах и начинают использовать смирительные рубашки — к началу XIX века. Фасон этого рода одежды актуален и по сей день.

В XIX веке доктора начинают проявлять к душевнобольным уже больший интерес, сочетавшийся с неуемной фантазией. Благодаря этому появляются смирительный стул, смирительная кровать, вращательная кровать и вращательная машина (чтобы кровь приливала к голове и лучше работал мозг), устройство для неожиданного погружения в бассейн с холодной водой, а также ледяной душ на голову из брандспойта (прототип душа Шарко,[5] этот метод появится в том же веке немногим позже). Популярностью пользуются пиявки (10–12 штук на голову) в сочетании с обертыванием холодными мокрыми полотенцами и слабительной солью (практика древних греков была в употреблении еще довольно долго). Входит в моду лечение морфием и каннабисом. Начинают пробиваться первые ростки психотерапии. Все шире практикуется гипноз. Появляются препараты брома и барбитуровой кислоты: веронал, мединал.[6] Начинают использоваться паральдегид и хлоралгидрат.[7]

В XX веке (его первой половине) копилка методов лечения психических заболеваний пополняется маляриотерапией (прививкой малярии лечили прогрессивный паралич), а затем и инъекциями сульфозина,[8] а также электросудорожной и инсулинокоматозной терапией. Конечно, не считая лоботомии. И, наконец, появляются нейролептики, антидепрессанты и прочее содержимое волшебного психиатрического чемоданчика. Вакцину от болезни Альцгеймера мы с нетерпением ждем в этом новом, XXI веке, а вот на создание прививок совести и зелья интеллекта можно пока даже не надеяться.

— А теперь постарайтесь расслабиться и вспомнить, с чего все началось.

— Ну, вначале я сотворил небо и землю…

На приеме у психотерапевта

В эту часть я попробую, так сказать, впихнуть невпихуемое, потому запаситесь терпением, дальше будет проще и веселее. Ну, поехали.

Если рассматривать, из чего складывается картина заболевания, то условно ее можно разделить на три уровня сложности:

1. Симптомы, как отдельные проявления болезненного состояния.

2. Синдромы, как совокупность нескольких симптомов (и не с потолка набранных, а гармонично соседствующих).

3. Собственно болезнь, характеризующаяся:

а) непременно либо чаще всего встречающимися синдромами (что называется, «облигатными» — от лат. obligatus — обязательный, непременный);

б) синдромами, встречающимися время от времени, но необязательно долженствующими здесь быть (факультативными);

в) их сменой по мере течения болезни, или патокинезом.

Терминология, приведенная ниже, не преследует цель вводить в заблуждение пациентов или повергать в легкий транс охмуряемых девиц. Основная, если не единственная, ее задача — привести к некоему общему знаменателю такие емкие и образные, но слишком уж самобытные и живописные выражения, как заколбасило, вставляет не по-детски, улетный трип, планка рухнула, крыша отъехала, кукушка слетела, вся на нервозе, глюки, бред сивой кобылы в тихую лунную ночь и т. п., чтобы специалисты разных школ и регионов могли хоть о чем-то, помимо совместной выпивки, договориться.

Проясняя вопрос, что же в психической деятельности человека может пойти не так, представим себе то, как выглядит и на какие условные фрагменты делится сия деятельность в норме. Итак:

1. Сознание, куда же без него. Высшая форма отражения человеком окружающей действительности, характеризуется ориентировкой человека: а) в пространстве; б) во времени; в) в собственной личности.

2. Восприятие окружающего мира: сначала в виде ощущений, как элементарных составляющих процесса, а затем собственно восприятие как более сложный и целостный процесс, не только охватывающий предметы и явления целиком, но и раскладывающий их, что называется, по полочкам (тут же включаются осознание, понимание и осмысливание предмета и явления), а также представление (когда человек мысленно воспроизводит образы предметов и явлений, которые воспринимал ранее).

3. Внимание — не в смысле всеобщий ахтунг, а способность сосредоточиться на каких-либо событиях, предметах и видах деятельности.

4. Память — обобщающий, интегративный процесс, охватывающий результаты ощущений, восприятия и мышления. Обеспечивает запоминание (фиксацию), сохранение (ретенцию) и воспроизведение (репродукцию) прошлого опыта. Выделяется кратковременная (пока есть источник сигнала — есть его следы; исчез источник — следы вскоре угасли) и долговременная память. Можно, конечно, принять умный вид и отметить, что она по срокам ретенции делится на иконическую (четкий, полный отпечаток на 0,25 секунды), кратковременную, оперативную (когда избирательно сохраняется и воспроизводится информация, необходимая для достижения определенной цели) и долговременную, но электорат может справедливо взбунтоваться.

5. Мышление — отражение в сознании окружающей действительности, когда человек устанавливает взаимосвязь предметов и явлений не только исходя из лежащих на поверхности фактов (солнце встало — людям жарко-жарко), но и пользуясь способностью к абстракции, анализу и синтезу, как учит нас диалектический материализм. Кстати, судя по огромному количеству граждан, обогатившихся на бирже, способность к абстрактному мышлению сегодня обретает просто пугающие масштабы. По виду мышление можно разделить на наглядно-действенное (чисто конкретное), наглядно-образное (созерцательно-мечтательное) и абстрактно-теоретическое (один кот Шредингера[9] чего стоит!). Можно также на конкретно-ситуационное и отвлеченно-словесное. Или на аффективное и логическое. Или еще как-нибудь. Формы мышления бывают следующие: а) понятие — выделение существенных свойств однородной группы предметов или явлений; б) суждение — выявляется связь предмет — признак, отношения между предметами. Здесь имеет место движение от частного к общему, от явления к сущности; в) умозаключение — вывод нового суждения из других суждений, получение нового знания из имеющихся знаний.

6. Речь — процесс общения людей посредством языка (имеются в виду слова, а не что-либо еще). Разделяется на внутреннюю и внешнюю. Внешняя речь, соответственно, бывает устная и письменная. Устная, соответственно, — монологическая и диалогическая.

7. Интеллект (кто-то предпочтет сказать — ум, кто-то, более политкорректный, — способности) — это способность человека успешно применять имеющиеся знания и опыт на практике. Сюда можно отнести и способность генерировать новые идеи, а также критику и самокритику.

9. Воля — это способность к целенаправленной организованной деятельности для достижения сознательных (а порою и бессознательных) целей. Окончательно формируется где-то к двадцати годам. Потребности и их уровни я только что приводил, воля задает направление в осуществлении деятельности, удовлетворяющей эти потребности. На всех этапах, начиная от мотивации и заканчивая результатом и эмоциями.

10. Сон — физиологическое состояние организма, чередующееся с бодрствованием и характеризующееся отсутствием сознательной психической деятельности и значительным снижением реакций на внешние раздражители.

Жанр: Юмористическая проза, Современная русская литература
Правообладатель: АСТ
Дата выхода: 2012
Объем: 400 стр., 22 иллюстрации
ISBN: 978-5-9725-2373-3

От издателей: популярное пособие, в доступной, неформальной и очень смешной форме знакомящее читателя с миром психиатрии. Прочитав его, вы с легкостью сможете отличить депрессию от паранойи и с первого взгляда поставите точный диагноз скандальным соседям, назойливым коллегам и доставучему начальству!

а) решили серьезно изучать психологию и психиатрию. Еще, чего доброго, обманетесь в ожиданиях, будете неприлично ржать, слегка похрюкивая, – что подумают окружающие?

б) привыкли, что фундаментальные дисциплины должны преподаваться скучными дядьками и тетками. И нафига, спрашивается, рвать себе шаблон?

в) настолько суровы, что не улыбаетесь себе в зеркало. Вас просто порвет на части, как хомячка от капли никотина.

Максим Малявин
Пролог
Немного истории
Общая психопатология
Симптомы. Вступление
Симптомы расстройства сознания
Симптомы расстройства восприятия
Расстройства ощущений
Расстройства восприятия
Расстройства представления
Симптомы расстройства внимания
Расстройства памяти
Расстройства мышления
Патология ассоциативного процесса
Патология суждений
Зоофобии (боязнь животных)
Прочие фобии
Бредовые идеи
Симптомы расстройств эффекторно-волевой сферы
Патология влечений (потребностей)
Патология пищевого влечения
Патология инстинкта самосохранения
Патология сексуального влечения
Сексуальные перверзии (извращения)
Патология ориентировочного инстинкта
Патология цели и мотивов деятельности
Патология двигательной сферы
Угнетение двигательной активности
Усиление двигательной активности
Извращение двигательной активности (паракинезии)
Расстройства сна
Пресомнические расстройства
Интрасомнические расстройства
Постсомнические расстройства
Синдромы. Вступление
Позитивные синдромы
Астенический синдром
Аффективные синдромы
Депрессивная триада
Маниакальная триада
Классический депрессивный синдром
Классический субдепрессивный синдром
Атипичные субдепрессивные синдромы.
Простые атипичные депрессии
Сложные атипичные депрессии
Атипичные маниакальные синдромы
Сложные маниакальные синдромы
Невротические синдромы
Синдромы навязчивых состояний
Обсессивный синдром
Фобический синдром
Компульсивный синдром
Синдромы деперсонализации и дереализации
Синдром деперсонализации
Синдром дереализации
Ипохондрический и сенестопатический синдромы
Психика
Моторика
Речь
Органы чувств
Соматика и вегетативная система
Сверхценные идеи
Гебефренный и гебоидный синдромы
Синдром нервной анорексии
Галлюцинаторно-бредовые синдромы
Паранойяльный синдром
Галлюцинозы
Параноидный синдром
Синдром Кандинского – Клерамбо
Синдром Капгра
Парафренный синдром
Синдромы двигательных расстройств
Синдромы возбуждения
Ступорозные синдромы
Люцидные кататонические синдромы
Кататонический ступор
Кататоническое возбуждение
Синдромы нарушения сознания
Непароксизмальные выключения сознания
Непароксизмальные помрачения сознания
Аменция
Пароксизмальное помрачение сознания
Парамнестические синдромы
Психоорганический синдром
Эндокринный психосиндром
Культуральные синдромы
Негативные синдромы
Частная психопатология
Акцентуации характера
Астено-невротический тип
Гипертимный тип
Истероидный тип
Конформный
Лабильный
Неустойчивый
Психастенический
Сенситивный
Циклоидный
Шизоидный
Эпилептоидный
Заключение
Норма в психиатрии
Психопатии
Параноидное расстройство личности
Шизоидное расстройство личности
Диссоциальное расстройство личности
Эмоционально неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип
Истерическое расстройство личности
Ананкастное (обсессивно-компульсивное) расстройство личности
Тревожное (уклоняющееся) расстройство
Зависимое расстройство личности
Неустойчивый тип
Динамика психопатий, или что было, что будет, чем сердце успокоится…
Неврозы
Неврастения
Невроз навязчивых состояний
Истерический невроз
Ипохондрический невроз
Депрессивный невроз
Паническое расстройство
Азартное расстройство
Психозы
Эндогенные психозы
Шизофрения
Шизоаффективный психоз
Маниакально-депрессивный психоз
Маниакальная фаза
Депрессивная фаза
Маскированная депрессия
Экзогенные психозы
Органическое поражение головного мозга
Нейросифилис
Интоксикационные психозы
Инволюционный параноид
Инволюционная меланхолия
Психогенные психозы
Реактивные психозы
Умственная отсталость и деменция
Олигофрения, или умственная отсталость
Деменция
Конституциональная глупость
Список использованной литературы