Тоска и депрессия свойственна какому этапу

Автор

Так же существуют иные способы и средства лечения. К ним относятся антидепрессанты (таблетки или инъекции), которые назначают исключительно при глубоких расстройствах настроения. Это же можно сказать и про лечение бодрствованием. При тяжёлых расстройствах аппетита и сна используют разные транквилизаторы, которые быстро снимают острые симптомы расстройства. Эти способы и средства не могут заменить психотерапию, но они способствуют значительному улучшению самочувствия, помогая больным выйти из депрессивного криза. Только помощь квалифицированного психотерапевта поможет человеку побороть и пережить эту болезнь, или вовсе избежать её. Специалисты расскажут на консультации, что надо делать, предложат свои рекомендации, которые помогают избежать депрессии или пережить её.

Как и многие другие психические заболевания, депрессия имеет несколько стадий. Каждый период может длиться от одной недели до нескольких месяцев.

К добавочным депрессивным симптомам относят:

Научитесь ставить перед собой достижимые цели, не перегружайте себя работой. Найдите время для любимого увлечения, книг, фильмов и дружеских встреч.

В тяжелых случаях нарастает мучительное переживание тоски, несравнимое с житейским горем. Никакие радостные события не могут вывести из этого состояния. Наиболее тяжелой формой проявления аффекта тоски является состояние, получившее название “взрыв тоски” — raptus melancholicus, которое проявляется во внезапном взрыве отчаяния с возбуждением, рыданиями, стонами, стремлением нанести себе повреждения, суицидальными попытками.

Выраженность двигательной заторможенности различна — от легких степеней до депрессивного ступора. Движения часто замедленны, позы однообразны, больные жалуются, что им трудно двигаться, трудно говорить.

Нарушения мышления у депрессивных больных могут выражаться в сверхценных и бредовых идеях, обусловленных депрессивным аффектом. Наиболее часто наблюдаются идеи самообвинения, основой для которых являются малозначащие поступки, ошибки, значение которых переоценивается и они воспринимаются как тягостные преступления. Больные обвиняют себя в убийствах близких, в растратах, в изменах близким или родине и т. д. Они переживают идеи самоуничижения, считают, что они ничтожные люди, что происходящее с ними — это наказание за подлости, которые они совершали. Утверждают, что недостойны находиться в больнице, получать лечение, есть, пить, спать на постели, их необходимо отправить в тюрьму, уничтожить.

Больные в депрессивном состоянии не строят планов на будущее, не имеют никаких интересов, у них часто возникает только одно желание — умереть. Стремление к самоубийству постоянно наблюдается при депрессивных состояниях: в одних случаях это мимолетные мысли, в других эти мысли возникают периодически, особенно в ранние утренние часы, когда депрессивные переживания более выражены. У части больных в состоянии депрессии мысли о самоубийстве постоянны и появляются тенденции с обдумыванием способов его совершения. Больные в этом состоянии нуждаются в постоянном надзоре и контроле за их действиями. Суицидальные попытки могут носить импульсивный характер в момент взрыва тоски и более целенаправленный — с подготовкой суицидальной попытки заранее. К таким действиям обычно приводят воображаемая бесперспективность и ожидаемые мучения в будущем. В таком состоянии больные могут совершить “расширенное” самоубийство: сначала они убивают своих детей, престарелых родителей, а затем кончают жизнь самоубийством.

Депрессия, по Э. Крепелину, характеризуется триадой симптомов торможения психической деятельности: аффективным, идеаторным и моторных торможением. В современном понимании депрессия — это угнетенное, пессимистическое, печальное настроение, которое может углубляться до степени выраженного уныния, тоски неопределенным чувством безысходности и какого-то грозящего несчастья, а также физически тягостными ощущениями «душевной боли».

В состоянии больной отмечались колебания, заметные даже в пределах одного дня. По утрам обычно тоска более выражена. Иногда с трудом решается подняться с постели — страшит наступающий день. Иногда с тревогой следит за выполнением лечебных процедур, высказывает опасение, что при произведенной инъекции допущена ошибка в расчете дозы препарата, что умрет, не повидав своей семьи. В середине дня становится несколько спокойнее. В течение длительного времени сохранялась депрессия, на фоне которой продолжали отмечаться дневные колебания в состоянии. Применение аминазина (в суточной дозировке до 300 мг) не дало терапевтического эффекта. Оставалась тоскливой, тревожной, не находила себе места, часто плакала. Была назначена инсулинотерапия; в начале курса лечения с трудом удерживалась в постели, порывалась встать, тяжело вздыхала, стонала. С повышением доз инсулина до достижения глубоких гипогликемических состояний и первых шоков стала заметно спокойнее, улыбалась, отмечала, что тоска проходит. Речь и движения стали быстрыми, мимика живой. Строила планы на будущее, собиралась вернуться к работе. В конце курса лечения настроение стало приподнятым, с оттенком эйфории, бурно высказывала радость по поводу того, что прошла тоска. При посещениях родными и знакомыми была оживлена, расспрашивала о домашних делах, давала советы. Много и охотно читала. Исчезли запоры, гипергликемия. 23 октября 1955 года была выписана на работу.

«Маски» в форме психопатологических расстройств:

(А. Шефер, 1880) определяется преобладающим отчуждением эмоций, распространяющимся на межличностные отношения (утрата эмоционального резонанса) и явления внешнего мира, анестезией соматических функций (изменением телесной перцепции, общего чувства тела, отчуждением соматочувственных влечений: чувства сна, голода, насыщения, жажды, утрата либидо, потенции). Депрессивное отчуждение может приобретать генерализованный характер с картиной болезненного бесчувствия («психическая долорозная анестезия»), мучительного осознания утраты эмоций. У больных нет ни настроения, ни скуки, ни желания, ни чувств к своим родным и даже детям, происходящее вокруг не находит отклика в душе и эмоциях, все кажется неестественным, чужим, измененным, отдаленным. Чаще наблюдаются легкие варианты депрессивной дереализации (см. гл. 13 «Патология сознания»). Отчуждение в этих случаях ограничивается явлениями «неистинности эмоций», «их неискренности» (П. Шильдер, 1914). Доминирует чувство изменения эмоциональной сопричастности к внешним проявлениям жизни. Соматопсихическая деперсонализация здесь исчерпывается меняющимся нестойким искажением телесной перцепции с проекцией на отдельный орган или функцию.

А его ужасность обратно пропорциональна

Депрессия стремительно шагает по земному шару: она поражает людей вне зависимости от национальности, материального положения и социального статуса. Тема нашей статьи – ажитированная депрессия, одна из самых интересных с точки зрения науки.

Что мы делаем с болезнью, когда она.

Мы, зрительники, очень чувствительны, иногда даже истеричны. Только мы умеем по-настоящему сильно.

  • Таблетки лучше всего принимать в одно и то же время. Страдающие депрессией пациенты часто бывают рассеянны, поэтому врачи советуют завести дневник, чтобы заносить данные о приеме препарата, а также заметки о его эффективности (улучшение, без изменений, неприятные побочные эффекты).
  • Лечебное действие препаратов из группы антидепрессантов начинает проявляться через некоторый период после начала приема (через 3-10 и более дней в зависимости от конкретного лекарственного средства).
  • Большинство побочных действий антидепрессантов, наоборот, наиболее выражены в первые дни и недели приема.
  • Вопреки досужим домыслам препараты, предназначенные для медикаментозного лечения депрессии, если они принимаются в лечебных дозах, не вызывают физической и психической зависимости.
  • К антидепрессантам, транквилизаторам, нейролептикам и ноотропам не развивается привыкание. Иными словами: нет необходимости повышать дозу препарата при длительном применении. Наоборот, со временем доза препарата может снижаться до минимальной поддерживающей дозы.
  • При резком прекращении приема антидепрессантов возможно развитие синдрома отмены, который проявляется развитием таких эффектов как тоска, тревога, бессонница, суицидальные наклонности. Поэтому используемые для лечения депрессии препараты отменяют постепенно.
  • Лечение антидепрессантами необходимо комбинировать с немедикаментозными методами терапии депрессии. Наиболее часто медикаментозную терапию сочетают с психотерапией.
  • Медикаментозная терапия депрессии назначается лечащим врачом и проводится под его контролем. Пациент и/или его близкие должны своевременно сообщать врачу обо всех неблагоприятных побочных эффектах лечения. В некоторых случаях возможны индивидуальные реакции на препарат.
  • Замена антидепрессанта, переход на комбинированное лечение препаратами из разных групп и прекращение медикаментозной терапии депрессии также проводится по рекомендации и под контролем лечащего врача.

Гормоны играют ведущую роль в жизнедеятельности организма в целом и в функционировании центральной нервной системы в частности, поэтому любые колебания гормонального фона способны вызвать у подверженных лиц серьезные нарушения эмоциональной сферы, как мы это видим на примере предменструального синдрома у женщин.

Кроме того, у депрессивных пациентов наблюдаются разнообразные расстройства аппетита. Иногда вследствие потери чувства насыщения развивается булимия (обжорство), однако чаще встречается снижение аппетита вплоть до полной анорексии, так что пациенты могут значительно терять в весе.

  • Тоска при депрессивных состояниях носит характер болезненного душевного страдания и ощущается в виде непереносимого гнета в груди или в области эпигастрия (под ложечкой) – так называемая прекардиальная или надчревная тоска. Как правило, это чувство сочетается с унынием, безнадежностью и отчаянием и нередко приводит к суицидальным порывам.
  • Тревога часто носит неопределенный характер тягостного предчувствия непоправимой беды и ведет к постоянному боязливому напряжению.
  • Интеллектуальная и двигательная заторможенность проявляется в замедленности всех реакций, нарушении функции внимания, утрате спонтанной активности, в том числе и к выполнению повседневных несложных обязанностей, которые становятся больному в тягость.
  • Патологический циркадный ритм – характерные колебания эмоционального фона в течение дня. При этом максимум выраженности депрессивной симптоматики приходится на ранние утренние часы (именно по этой причине большинство самоубийств происходит в первой половине дня). К вечеру самочувствие, как правило, значительно улучшается.
  • Идеи собственной ничтожности, греховности и ущербности, как правило, приводят к своеобразной переоценке собственного прошлого, так что пациент видит собственный жизненный путь как непрерывную череду неудач и теряет всякую надежду на «свет в конце туннеля».
  • Ипохондрические идеи – представляют собой преувеличение тяжести сопутствующих физических недугов и/или страх внезапной кончины от несчастного случая или смертельной болезни. При тяжелых эндогенных депрессиях такие идеи нередко принимают глобальный характер: пациенты утверждают, что у них «в середине уже все сгнило», отсутствуют те или иные органы и т.п.
  • Суицидальные мысли – желание покончить жизнь самоубийством иногда принимает навязчивый характер (суицидомания).

Негативная симптоматика депрессивных состояний

Запись на прием психолога, психотерапевта Дили Еникеевой в психологическом центре “Счастливая семья” по телефонам +7(905)709-96-63 +7(965)349-51-36

Перепечатка – только с указанием сайта.

Не верьте байкам, что все женщины мечтают о «гигантском члене». Может быть, и мечтают, но только те, кто «не имел с ним дела». Этот миф (устойчивый, надо признать) поддерживают и некоторые мужчины, не пережившие «синдром шапки»: когда-то […]

Пенис должен быть достаточно маленьким, чтобы проникнуть внутрь, и достаточно большим, чтобы его можно было найти в темноте.

2. Депрессию, как психическое заболевание, т.е. от естества.

Пусть же милостивый Господь помогает нам в борьбе с этим и многими другими недугами, пусть укрепляет нас в несении нашего креста и всегда слышит наши молитвы о страждущих душах. Аминь!

2. Депрессия, как психическое заболевание, т.е. от естества или эндогенная

И конечно же, лучшим лекарством против уныния для христианина является исповедь, которая поможет снять с души тяжелый камень. Недаром в молитве, которую читает перед исповедью священник, есть такие слова: «пришел еси во врачебницу (духовную), да не исцелен отыдеши», что означает «пришел в духовную больницу, да не уйдешь не исцеленным».

Тоска, уныние и депрессия: христианское отношение к ним

И наконец, главная возможная причина депрессии — это наша неспособность во всем полагаться на Бога. Если мы пришли к выводу, что именно эта причина «вогнала» нас в депрессию, то мы опять же сразу находим истинное и самое действенное лекарство: этим лекарством является восстановление нашей связи с Богом. Более того, я убежден, что восстановление, или обновление, нашей связи с Богом является универсальным лекарством от депрессии, и не только от депрессии, но и от большинства других серьезных душевных и духовных недомоганий и кризисных ситуаций.

«Депрессия» — слово иностранное. Означает оно то же самое, что и русские слова «уныние» и «тоска». Мы находимся в состоянии депрессии, когда нас «съедают», «гложут» грусть и тоска. Характерной особенностью депрессии является чувство безысходности, беспомощности, как будто какая-то плита давит на душу человека, и тяжело дышать, и не хватает воздуха — в духовном смысле «не хватает воздуха». И нет просвета впереди… И не видишь, не можешь найти помощи… И не на кого, и не на что опереться… Когда человек находится в депрессии, он часто испытывает чувство отвращения к себе. Причем это отвращение сопровождается чувствами вины и стыда, убеждением в том, что ты ничтожен и заслуживаешь лишь презрения. Депрессия — это постоянная, ноющая, изматывающая душевная боль. Некоторое время эта боль вполне терпима, но наступает период, когда она становится невыносимой, и человек начинает желать лишь одного — во что бы то ни стало избавиться от боли. Это очень опасное состояние. Желание во что бы то ни стало избавиться от боли, заглушить ее очень часто приводит людей к употреблению алкоголя и наркотиков. Алкоголь и наркотики, действительно, Временно заглушают боль, но они не разрешают душевных и духовных проблем, которые «загнали» человека в тоску и уныние. Более того, алкоголь и наркотики — это такие «лекарства», которые оказываются гораздо хуже самой болезни и лишь усугубляют душевную боль. После опьянения наступает мучительное похмелье, которое добавляет тоски и уныния. Использование алкоголя и наркотиков в качестве «лекарств» от тоски и уныния может окончательно погубить человека, загнать его и «порочный крут» алкоголизма и наркомании.

И что же нам делать, если мы по тем или иным причинам оказались в таком состоянии? Первое правило, которому должен следовать христианин, можно сформулировать так: ни в коем случае нельзя торопиться, нельзя принимать поспешных решений в стремлении найти выход из гнетущего душевного состояния. Нельзя искать обманчиво легких выходов, ни в коем случае нельзя глушить боль алкоголем и наркотиками. Если нет серьезных медицинских показаний, то не нужно принимать и таблетки — антидепрессанты, которые лишь временно смягчают душевную боль и улучшают настроение. Антидепрессанты тоже могут стать наркотиками. Я не хочу сказать, что таблетки «от плохого настроения» нельзя принимать ни в коем случае. Иногда, после серьезного медицинского обследования, их прием, видимо, оправдан. Но таблетки — это крайнее и не более чем вспомогательное для христианина средство против душевной боли. Таблетки, как алкоголь, и наркотики, лишь временно заглушают боль, на очень короткое время избавляют нас от нее, но не излечивают, не устраняют глубинных причин душевной тоски.

Маниакально-депрессивный психоз — это заболевание, протекающее в форме в форме депрессивных (с пониженным настроением) и маниакальных (с повышенным настроением) фаз, между которыми могут быть состояния с полным исчезновением психических расстройств и с сохранностью основных свойств личности.

Смешанные состояния при маниакально-депрессивном психозе

Маниакально-депрессивный психоз — это наследственно-конституциональное заболевание. Это значит, что оно передается по наследству в основном тем людям, которые имеют подходящую для заболевания конституцию (индивидуальные анатомические и физиологические особенности) с колебаниями настроения, активности и соматических функций (функций внутренних органов). Такая конституция называется циклотимической.

Настроение и содержание мыслей больного носит депрессивный характер. У него появляются идеи, греховности, вины, самообвинения, самоуничижения, нередко приводящие к попыткам самоубийства. Характер тоски часто приобретает «телесный» характер — ощущения камня, тяжести или боли в груди, в области сердца или в других частях тела. Бывают и «бестелесные» депрессии, при которых преобладают мрачные мысли.

До сих пор продолжается дискуссия о том, является ли инволюционная меланхолия самостоятельным заболеванием или фазой МДП, начавшейся в инволюционном возрасте. Выделяя инволюционную меланхолию, Е. Kraepelin исходил из позднего начала и особенностей клинической картины (интенсивная тревога, часто гетерогенные для классической депрессии бредовые идеи преследования, отношения и т. п., галлюцинации и, главное, более неблагоприятное течение и плохой прогноз). Однако после того, как в 1907 г. G. Dreyfus повторно обследовал 85 больных, отнесенных Е. Kraepelin к инволюционной меланхолии, было выяснено, что более чем у половины из них в прошлом отмечались депрессивные эпизоды а у 2/3 депрессия сменилась полноценным светлым промежутком. Эти данные заставили Е. Kraepelin в последующем издании руководства по психиатрии объединить инволюционную меланхолию с МДП.

Таким образом, существуют две полярные точки зрения: согласно первой, инволюционная меланхолия — самостоятельная нозологическая форма аффективного психоза, которая имеет отчетливые критерии (позднее начало, интенсивная тревога, затяжное течение, плохой выход), своеобразные личностные черты в преморбидном состоянии: ригидность, тревожность, плохая адаптивность и т. п., а также меньшая наследственная отягощенность [Titley W., 1936]. Согласно другой — это поздний приступ монополярной эндогенной депрессии, окрашенный свойственной инволюционному периоду тревогой. Об этом свидетельствуют данные о частоте субклинических депрессивных эпизодов в прошлом и то, что в инволюционном периоде за счет присоединения тревоги меняется симптоматика депрессивных фаз у больных с длительной историей заболевания и типичными до этого депрессиями.

В литературе давно обсуждался вопрос, за счет чего эндогенная депрессия в старости приобретает характерные черты. Как справедливо отмечают Г. Л. Воронков и соавт. (1983), здесь играет роль сочетание ряда факторов (преморбидные особенности личности, усиливающиеся с возрастом и иногда приобретающие утрированный характер, повышенная ранимость, большое влияние факторов внешней среды, сосудистая патология и др.). Именно поэтому так затруднена классификация депрессивных состояний в позднем возрасте. Очевидно, именно тревога в сочетании со свойственным депрессии ощущением бессилия, беспомощности и бесперспективности и присущим старости сознанием ограниченности своих сил, зависимости от других, неуверенности в будущем порождает бред обнищания. Вызванные атеросклерозом нарушения памяти создают базу для идей ущерба, обкрадывания, повышенная ранимость и реагирование на незначительные внешние факторы обусловливают “малый размах”, бытовой характер бредовых идей. Интенсивная бредовая симптоматика может развиться у больных с относительно легкой депрессий. При сильной тревоге у пожилых больных нередко формируется бред Котара.

1. Андрей Курпатов "Средство от депрессии" СПб.: Издательский дом "Нева", 2003

Как правило, на начальной стадии депрессии у больного наблюдается повышенное беспокойство, проблемы со сном, неспособность сконцентрироваться. Последнее часто могут отмечать коллеги по работе, поскольку больной может делать довольно много ошибок в ходе своей привычной рабочей деятельности. Еще одним симптомом ранней стадии является отсутствие интереса к прежним занятиям, увлечениям. Кроме этого, со временем начинает накапливаться целая гора начатых дел, большая часть из которых просто не доводятся до логического завершения.

В заблуждение вас может ввести также стремление обратить на себя внимание окружающих. Как ни странно, излишний эпатаж, также считается одним из признаков начальной стадии депрессии. Больной таким образом, пытается самостоятельно справиться с «черной полосой» из гнетущих утверждений и мыслей. В данный период также возможно начало грандиозных проектов, которые так и останутся незаконченными. Буквально на следующий день человек утрачивает интерес к ним, а любое напоминание о них вызывает у больного раздражительность, сменяющуюся частыми вспышками гнева и ярости. Как правило, их причиной становится любое замечание по отношению к больному.

Депрессия — непростое и опасное заболевание. Его проявления очень многогранны, начиная от постоянной тоски и грусти, заканчивая желанием свести счёты с жизнью. Как и многие другие заболевания, депрессия имеет в своём развитии несколько этапов, стадий. В научной литературе можно встретить 2, 3, 5 стадий депрессии. Мы воспользуемся наиболее популярным и простым этапным разделением депрессии.

Средней стадия депрессии характеризуется быстрой, несвязной речью, нелогичностью высказываний и рассуждений. Возможны и выпады по отношению к окружающим в виде малоприятной критики, подшучиваний, оскорблений. Больной при этом в свой адрес ни малейшей критики не терпит. Время от времени накатывает глубокая печаль и раздумья. И при этом отмечается сохранение плохой концентрации внимания и невозможности сосредоточиться на определенном занятии. В данный период также характерна быстрая утомляемость и снижение веса.