В каком году юридическая психология была признана прикладной наукой

Автор

Юридическая психология

Список использованных источников

Определите место юридической психологии в системе научного знания. В чем проявляется взаимосвязь юридической психологии с уголовным и гражданским правом, криминологией и криминалистикой.

Юридическая психология включает в себя различные области научных знаний, является прикладной наукой и в равной мере принадлежит как психологии, так и юриспруденции. В области общественных отношений, регулируемых нормами права, психическая деятельность людей приобретает своеобразные черты, которые обусловлены спецификой человеческой деятельности в сфере правового регулирования.

Судебная (ныне юридическая) психология возникла в ответ на запросы практики борьбы с преступностью на стыке правовой и психологической наук. Поэтому она носит, безусловно, комплексный, междисциплинарный характер. Юридическая психология является как бы частичкой многих научных дисциплин, поэтому она не может не занимать своё место в нижеперечисленных дисциплинах. Прежде всего, она связана с общей психологией и по отношению к ней находится в ряду аналогичных ей научных дисциплин, которые Л.С. Выготский называл отраслями прикладной психологии (педагогическая, медицинская и др.).

Тесные связи юридическая психология поддерживает также и с социальной психологией. Такие ее разделы, как социально-психологические проблемы личности, являются базовыми в изучении психологических аспектов деятельности следователя, состава суда, психологии преступной группы и некоторых других вопросов. Многие положения юридическая психология заимствует из области педагогической, медицинской, инженерной психологии, психологии труда, управления применительно к решению своих частных задач. В то же время, поскольку юридическая психология обслуживает различные виды профессиональной деятельности юристов в определенном правовом (процессуальном) режиме, она не может быть, несмотря на свой естественнонаучный характер, и вспомогательной правовой наукой, связанной с ее различными отраслями. Причем юридическая психология не только поддерживает с ними междисциплинарные связи, но и оказывает им уникальную помощь, выполняя по отношению к ним познавательную функцию. Это определяется, прежде всего, гносеологической природой установления истины при расследовании (рассмотрении) уголовных дел, в ходе разрешения различных гражданско-правовых споров в суде, поскольку это — не что иное, как разновидность всеобщего процесса познания, осуществляемого с учетом закономерностей психических познавательных процессов, в целом познавательной деятельности человека.

«Многие процессы и явления, изучаемые. юридической наукой, — указывает Б.Ф. Ломов, — не могут быть до конца поняты без раскрытия роли в этих процессах и явлениях тех факторов, которые определяются как психологические, без знания «механизмов» индивидуального и группового поведения людей, закономерностей формирования стереотипов поведения, без анализа психологических свойств и особенностей личности, ее способностей, характера, межличностных отношений и т.д.».

В этой связи в первую очередь следует указать на интегративные связи юридической психологии с наукой уголовного процесса, изучающей сущность и принципы уголовного процесса, развитие и основные черты уголовно-процессуального права, правовое положение участников процесса, проблемы теории доказательств, познания истины по уголовным делам, порядок уголовно-процессуальной деятельности от ее начала до завершения, правила деятельности органов расследования, прокуратуры и суда при производстве по уголовным делам.

Основным содержанием уголовно-процессуальной деятельности, проводимой правоохранительными органами, является процесс расследования (рассмотрения) уголовных дел, носящий исследовательский, познавательный характер, в ходе которого путем доказывания устанавливается истина по делу. То есть, доказывание истины в уголовном процессе представляет собой не что иное, как разновидность всеобщего процесса познания со всеми присущими ему закономерностями и особенностями психолого-гносеологического характера.

Как справедливо указывает А.Р. Ратинов, «судебная психология проникает в сферу уголовно-процессуальной теории, помогая в решении наиболее сложных вопросов доказательственного права, раскрывая психологический механизм оценки доказательств, формирования внутреннего убеждения, рекомендуя оптимальный с точки зрения психологии порядок доказывания и всего уголовного судопроизводства». Аналогичных взглядов придерживаются и другие ученые, считающие, что «многие институты процессуального права вообще не могут быть познаны с достаточной глубиной без применения закономерностей, установленных судебной психологией».

Ряд принципиально важных положений уголовно-процессуального закона, таких, как независимость судей с подчинением их только закону, гласность, непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства (ст. 16, 18, 240 УПК РСФСР), вырабатывались на протяжении длительного периода под влиянием практики уголовного судопроизводства, которая со всей очевидностью показала, в какой огромной мере психические процессы, сами условия восприятия судом обстоятельств, подлежащих доказыванию, влияют на объективность установления истины и принятия судебных решений.

Поэтому при анализе норм уголовно-процессуального закона, регулирующих процесс доказывания, установления истины по делу, с точки зрения психологии обращают на себя внимание в первую очередь два аспекта этого регулирования. Во-первых, отражение в ряде уголовно-процессуальных норм психологических закономерностей, учет которых обеспечивает объективность, доброкачественность процесса познания истины по делу, достоверность получаемых результатов. И, во-вторых, наличие гарантий, призванных оградить от различных негативных влияний процессы мышления, памяти, принятия решений различными участниками уголовного процесса. И хотя законодатель не прибегает к собственно психологическим терминам, процедура расследования (рассмотрения) уголовного дела, вобрав в себя накопленный человечеством опыт, учитывает роль психологических факторов в установлении истины по делу. И в этом процессе все более серьезную помощь правоохранительной деятельности будет оказывать психологическая наука, которая должна перейти от распространенного психологического комментария отдельных явлений или процессов, психологического всеобуча работников правоохранительной системы к психологическому обеспечению уголовно-процессуальной деятельности как единой целостной системы.

Психологическое обеспечение уголовно-процессуальной деятельности (поэтапное психологическое сопровождение ее стадий) в виде постоянно оказываемой психологической помощи должностным лицам правоохранительных органов должно стать принципом правоохранительной деятельности в стране. А это в свою очередь предполагает создание психологической службы в системе правоохранительных органов, укомплектованных соответствующими специалистами в области юридической психологии с возложением на эту службу обязанности оказывать не только периодическую консультативную, но самое главное — постоянную практическую помощь работникам этих органов, например, при выезде на место происшествия, во время проведения обыска и других следственных, розыскных действий, при психологическом отборе лиц в правоохранительные органы, при проведении профилактических мероприятий и т.п.

Аналогичным образом можно проследить тесную связь юридической психологии и гражданского процесса, который осуществляется с соблюдением тех же принципов судопроизводства, что и уголовный провес: независимость судей с подчинением их только закону, гласность, непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства (ст. 7, 9, 146 ГПК РСФСР). Хотя гражданский процесс имеет и свои особенности, в том числе и с познавательной, психологической точек зрения Например, если в уголовном процессе материалы предварительного следствия уже содержат модель подлежащего исследованию правонарушения, то «в гражданском процессе мысленная модель фактов, подлежащих установлению, создается самим судьей в ходе подготовки дела».

Тесные междисциплинарные связи также имеют место между юридической психологией и наукой уголовного права в изучении целого ряда уголовно-правовых проблем, носящих комплексный характер. Например, к ним можно отнести вопросы, связанные с субъектом, субъективной стороной преступления: психологические особенности личности преступника, его эмоционально-волевая, мотивационная сфера, уровень интеллекта, актуальные психические состояния, которые сопутствуют совершению некоторых преступлений, влияют на то, в какой мере субъект преступления руководит своими действиями и отдает отчет своим поступкам.

Уголовный кодекс РФ содержит целый ряд новых понятий, имеющих сугубо психологический либо комплексный психолого-правовой характер. Вот некоторые из них: уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость (ст. 22); «деяние, совершенное по легкомыслию» (ст. 26); несоответствие «психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам» (ч. 2 ст. 28); устойчивость, сплоченность как признаки преступной группы (ч. 3, 4 ст. 35), психическое принуждение (ст. 40); особая жестокость (п. «д» ст. 105, п. «б» ст. 111, п. «в» ст. 131); аффект, длительная психотравмирующая ситуация (ст. 107, ИЗ); психические страдания (ч. 1 ст. 117); беспомощное состояние потерпевшей стороны (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132) и т.д. Этот перечень подтверждает, какой тесной должна быть связь научных исследований в области уголовного права с психологической наукой и ее прикладной отраслью — юридической психологией.

Подобные связи юридической психологии можно проследить и при анализе гражданско-правовых норм, отдельных ее положений с такой наукой, как гражданское право. Так, проблема компенсации морального вреда в случае причинения гражданину «нравственных страданий» не может быть всесторонне исследована и решена без учета психологического фактора, тем более что суды должны оценивать все это с учетом «индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред» (ст. 151, 1101 ГК РФ).

Не менее актуальной в гражданском праве становится проблема признания сделок недействительными вследствие необычного состояния психики гражданина, сниженного интеллекта, дефектов его волеизъявления, а также ошибок восприятия, связанных с пониженным уровнем чувствительности тех или иных анализаторов (зрительных, слуховых и пр.), с повышенной внушаемостью, т.е. качеств, которые способствуют введению в заблуждение человека при принятии им решений правового характера (см. ст. 177, 178 ГК РФ).

Все еще недостаточно изученными остаются смежные проблемы психолого-правового характера в области семейного, трудового права (законодательства).

Самая тесная связь юридической психологии установилась с криминалистикой, особенно с ее разделами, посвященными следственной тактике и методике расследования преступлений. Однако в этом интеграционном процессе необходим более высокий качественный уровень, который привел бы, о чем уже говорилось выше применительно к уголовно-процессуальной деятельности, к созданию системы психологического обеспечения внедрения и реализации рекомендаций криминалистики (и не только следственной тактики, но и всех ее трех частей) в деятельность правоохранительных органов.

Для этого необходимо:

более широкая и квалифицированная методическая (по сравнению с настоящим положением) помощь специалистов (экспертов)-психологов в процессе расследования (рассмотрения) уголовных дел;

введение института судебного психолога в систему республиканских, областных (краевых), окружных (им приравненных) правоохранительных органов для оказания психологической помощи должностным лицам этих органов в проведении следственных, розыскных действий, в расследовании особо сложных групповых преступлений.

Весьма тесная связь существует между юридической психологией и криминологией. Важнейшие разделы криминологической науки просто не могли бы развиваться без опоры на ее разделы, касающиеся психологии личности. Особое внимание криминологов привлекают именно «те особенности личности преступника, которое связаны с его преступным деянием, объясняют его совершение» (направленность, ценностные ориентации, основные потребности, интересы, отношение к нормам морали, уровень правосознания, психические и психофизиологические особенности).

Традиционные связи поддерживаются между юридической психологией и судебной психиатрией, особенно в пограничных областях знаний человеческой психики, находящейся между психической нормой и психической патологией, о чем свидетельствует развитие такого междисциплинарного вида совместных исследований, которое определилось в качестве комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Рис.1 Междисциплинарные связи юридической психологии с различными отраслями правовой науки

Выберите правильный ответ и обоснуйте свой выбор:

“Стандартизорованное психологическое испытание, в результате которого делается попытка оценить тот или иной психический процесс или личность в целом — это

Стандартизорованное психологическое испытание, в результате которого делается попытка оценить тот или иной психический процесс или личность в целом – это тест. Тесты дают возможность количественно оценить качественные характеристики психики (тест на интеллект). Тестовые задания могут быть самыми различными, как и ответы на них (свободные, с вариантами, рисунками). Тесты обладают валидностью, меры соответствия результатов теста объективным внешним критериям. Тесты разрабатываются десятилетиями, испытываются на десятках тысяч людей и проверяются параллельными методами.

Данное задание содержит две колонки: в левой колонке представлены познавательные психические процессы, а в правой их виды, свойства, закономерности. Каждому познавательному психическому процессу соответствует только одна характеристика из правой колонки. Определите данное соответствие и обоснуйте свой выбор.

1. Воображение А. Адаптация

2. Восприятие В. Воссоздающее

3. Ощущение С. Реминисценция

4. Память Д. Сравнение

5. Мышление Е. Избирательность

1. Воображение—В. Воссоздающее воображение – один из видов активного воображения, при котором происходит конструирование новых образов, представлений у людей в соответствии с воспринятой из вне стимуляцией в виде словесных сообщений, схем, условных изображений, знаков.

2. Восприятие—Е. Избирательность восприятия проявляется в преимущественном выделении одних объектов по сравнению с другими. Учеными было установлено, что даже бессмысленные чернильные пятна всегда воспринимаются как что-то осмысленное (собака, облако, озеро и так далее), и только некоторые психически больные склонны воспринимать чернильные пятна как таковые. То есть, процесс восприятия протекает как динамический процесс поиска ответа на вопрос: «Что это такое?».

3. Ощущение—А. Адаптация– это приспособленность органов чувств к внешним условиям; в зависимости от жизненной важности ощущений, адаптация разных видов ощущений будет протекать по-разному; наиболее сильная адаптация наблюдается обонятельных и тактильных ощущений (палочки отвечают за ночное зрение, колбочки за дневное), значительно меньшая – слуховых и кодовых, минимальная – к органическим ощущениям.

4. Память—С. Реминисценция явление улучшения памяти. В соответствии с основным законом сохранения (Г. Эббингауз, Германия) воспроизведение заученного материала с течением времени должно ухудшаться. Вопреки этому, явление реминисценция состоит в том, что воспроизведение материала по прошествии некоторого времени с момента его запоминания даёт лучшие результаты, нежели непосредственно после него. При этом отмечается не только воспроизведение элементов, которые не могли быть воспроизведены сразу после заучивания, но и общее улучшение воспроизведения. Выявлены многочисленные факторы, определяющие силу реминисценции: скорость предъявления материала, распределение упражнений во времени, степень заучивания, сходство отдельных частей материала, его объём и др.

5. Мышление—Д. Сравнение– мыслительное установление сходства и различия между предметами и явлениями или их признаками.

В городской прокуратуре расследуется уголовное дело по обвинению Елисеева в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 131 УК РФ.

В ходе предварительного следствия установлено: 16 октября в 22-ом часу Елисеев встретил на безлюдной улице возвращающуюся из вечерней школы 18—летнюю Тарасову Надю. Догнав ее, Елисеев взял Тарасову под руку и сказал, что проводит ее до сквера. Последняя попыталась освободиться от его руки и уйти домой. Однако Елисеев пригрозил ей, что, если он побежит или начнет кричать, он ее зарежет. Тарасова заплакала и стала просить его отпустить се, не делая каких-либо активных попыток вырваться от него, убежать или позвать на помощь кого-либо.

После того как они оказались в сквере, Елисеев ударил Тарасову ребром ладони руки по шее и потребовал раздеваться. Когда та безропотно сняла с себя часть, одежды, Елисеев повалил ее на землю и изнасиловал. После этого, видя, что Тарасова не оказывает ему никакого сопротивления, он совершил с ней половой акт в извращённой форме. 3атем по его требованию, Тарасова оделась. Перед уходом Елисеев пригрозил ей убийством, если она расскажет кому-нибудь о случившемся.

В ходе допроса потерпевшая Тарасова пояснила:

— От испуга я вся замерла, ноги не слушались меня, сделались как ватные. Я не могла бежать. Мне стало страшно. Кругом было темно. Чтобы он меня не убивал, я решила дойти с ним до сквера. Сначала я не понимала, чего он хочет от меня. Я очень его боялась, не соображала от испуга, что делаю и зачем. Я вся дрожала. Все было как в тумане.

Свидетель Тарасова, мать потерпевшей, показала:

— Надя росла очень спокойной, медлительной девочкой. В школе училась плохо, отставала в учебе от своих сверстниц, и мы взяли се из школы после 7-го класса. В больнице, куда мы возили Надю к невропатологом, врачи сказали, что с годами ее развитие выровняется, какого-либо психического заболевания у нее не обнаружили. Дома она всегда была послушным ребенком. Чтобы ей не сказали, она всегда все сделает. Особенно она боялась отца, который был с ней строг, запрещал встречаться с мальчиками.

Допрошенный в качестве подозреваемого Елисеев, в основном, подтвердил изложенные выше обстоятельства. Однако пояснил, что намерения убивать ее не имел, половой акт с ней совершил, поскольку она не сопротивлялась. Такое поведение он расценил как молчаливое согласие вступить с ним в интимную связь. Если бы она кричала вырывалась, он бы не стал добиваться половой близости.

Поэтому свои действия он не расценивает как акт насилия.

1. Признаки, какого психического состояния обнаруживаются у потерпевшей в момент нападения на нее Елисеева?

2. Есть ли основания полагать, что Тарасова находилась в беспомощном состоянию? Ответ обоснуйте.

1. Считаю, что в нашем случае потерпевшая была наделена следующими психологическими особенностями, такими как сильная внушаемость, исключительная робость.

В момент, когда Елисеев подошел к потерпевшей Тарасовой Наде, она в силу своих психологических особенностей испытала состояние подавленности и фрустрации.

Фрустрация — (От латинского frustratio- обман неудача). Данное состояние возникает в ситуации разочарования, неосуществления значимой для личности цели, потребности. Проявляется в гнетущем напряжении, тревожности, чувстве безысходности. Реакцией на фрустрацию может быть уход в мир грез и фантазий, агрессивность в поведении и т.п. Не редко наблюдается остаточная неуверенность в себе, а так же фиксация принимавшихся в ситуации фрустрации способов действия. Часто фрустрация бывает одним из источников неврозов. Особое значение (прежде всего с точки зрения прикладных задач) в современной психологии проблема “выносливости” (стойкости) человека в отношении фрустрации.

Фрустрация — крайняя неудовлетворенность, блокада стремления, вызывающая стойкое отрицательное эмоциональное переживание, может стать основой фрустрации, т.е. дезорганизации сознания и деятельности.

Не всякое неудовлетворение желания, мотива, цели вызывает фрустрацию. Человек часто испытывает неудовлетворенность. Например, опоздал на лекцию, не успел утром позавтракать, получил выговор. Однако, эти случаи не всегда дезорганизуют наше сознание и деятельность. Фрустрация проявляется только тогда, когда степень неудовлетворенности выше того, что человек может вынести.

Фрустрация возникает в условиях отрицательной социальной оценки и самооценки личности, когда оказываются затронутыми глубокие личностно-значимые отношения. В большей мере фрустрации подвержены эмоциональные натуры, люди с повышенной возбудимостью, не закаленные в “битвах жизни”, плохо подготовленные к невзгодам, трудностям, с недостаточно развитыми волевыми чертами характера. У избалованных детей, например, при ограничениях, часто проявляется фрустрация.

В состоянии фрустрации человек испытывает особо сильное нервно-психическое потрясение. Оно раскрывается как крайняя досада, озлобленность, подавленность, неограниченное самобичевание.

Особенности протекания фрустрации зависят от возможной разрядки возникшего напряжения. Фрустрация может ослабевать, исчезать или усиливаться. Если чрезмерное напряжение не может завершиться разрядкой, то фрустрация наступает в других неадекватных условиях. Так, раздражительность, досада, озлобленность могут разредиться на совершенно невинных людях, друзьях, товарищах, членах семьи.

В нашем случае у потерпевшей Тарасовой как раз фрустрация выразилась в подавленности и невозможности что-либо сделать для своего освобождения из рук Елисеева.

2. Считаю, что у следствия и суда имеются все основания полагать, что Тарасова была именно в беспомощном состоянии при совершении над ней Елисеевым акта насилия. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. № 11 п. 3, Изнасилование (статья 131 УК РФ) и насильственные действия сексуального характера (статья 132 УК РФ) следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом лицо, совершая изнасилование либо насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Решая вопрос о том, является ли состояние потерпевшего лица беспомощным, судам следует исходить из имеющихся доказательств по делу, включая соответствующее заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшего (потерпевшей) проведение судебной экспертизы является необходимым.

Считаю, что в нашем случае суду не стоит обращать внимания и на слова Елисеева о том, что Тарасова не сопротивлялась и верил, что половой акт совершается по ее согласию, ведь потерпевшая плакала и просила ее отпустить.

Дайте понятие о воле. Опишите структуру сложного волевого действия.

Воля—сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, связанное с преодолением внутренних и внешних препятствий. Это качество сознания и деятельности возникло с появлением общества, труда. Воля является важным компонентом психики человека, неразрывно связанным с познавательными и эмоциональными процессами.

Воля выполняет 2 взаимосвязанные функции:

Побудительная. Обеспечивается активностью человека. В отличие от реактивности, когда действие обуславливается предшествующей ситуацией, (на оклик человек оборачивается), активность порождает действия (человек, нуждающийся в получении необходимой информации, окликает товарища)

Тормозная. Выступает в единстве с побудительной функцией, проявляется в сдерживании нежелательных проявлений активности. Личность способна тормозить пробуждение мотивов и действий, которые не соответствуют её мировоззрению, идеалам и убеждениям. Регулирование поведения было бы невозможно без процесса торможения.

В своём единстве побудительная и тормозная функции воли обеспечивают преодоление трудностей на пути к достижению цели.

Волевые действия бывают простые и сложные. К простым волевым действиям относятся те, при которых человек без колебаний идет к намеченной цели, ему ясно, каким путем он будет добиваться, т.е. побуждение к действию переходит в само действие почти автоматически

Сложное волевое действие состоит из последовательного решения ряда частных промежуточных функциональных задач. Общая система этих функциональных задач, характерная для любого вида деятельности, и составляет структуру деятельности. Осуществляя деятельность, человек прежде всего осознает ее необходимость для удовлетворения той или иной потребности. Потребности могут быть удовлетворены разными предметами, объектами, условиями, а овладение этими предметами или достижение необходимых условий может быть осуществлено разными способами. Само действие возникает и осуществляется на основе мотивации. Нередко у человека возникает ряд противоречивых, но одинаковых по силе доводов в пользу разных действий — происходит борьба мотивов, сопровождающаяся волевым усилием (но противоборство мотивов не является обязательным признаком волевого действия). Приняв решение; наметив цель действия, человек соотносит ее с имеющимися условиями, то есть осознает задачу действия и намечает способы ее решения. Далее, привлекая соответствующие знания, человек создает умственный образ действия — ориентировочную ею основу. При этом также проявляется волевое усилие, так как из ряда возможных схем данного действия следует выбрать лишь одну. Только после этого человек переходит к исполнению данного действия, преодолевая при этом ряд внешних и внутренних препятствий. Достигнув соответствующих результатов, человек, осознает их соответствие потребностям. Такова структура сложного волевого действия.

Назовите основания для назначения судебно-психологической экспертизы в нижеприведенном ниже примере. Дайте конкретные формулировки вопросов, которые могут быть поставлены перед психологами-экспертами.

В., которому к моменту совершения преступления было 15 лет, по предварительному сговору с другими подростками неоднократно совершал кражи из школьного буфета из уличных ларьков. Подростки крали шоколад, конфеты, сигареты, деньги; всего они похитили товаров на 1200 рублей.

На предварительном следствии было установлено, что В. воспитывался в семье рабочих, был единственным ребенком. Материальное положение семьи было хорошим, но никто из родителей воспитанием сына всерьез систематически не занимался. В. пошёл учиться с семи лет и за восемь лет пребывания в школе окончил только 4 класса. В пятом классе В. не успевал, часто без уважительных причин пропускал уроки.

Применение психологических знаний, способствует правильному решению задач раскрытия и расследования преступлений и перевоспитания лиц, совершивших преступления. Судебно-психологические знания в правоохранительной деятельности применяются по-разному, и в первую очередь непосредственно работниками органов предварительного следствия, обеспечивая правильную диагностику личности, индивидуальный подход к человеку, выбор и применение наиболее соответствующих ситуациям тактических приемов и решений.

Предметом психологической экспертизы является не установление достоверности показаний обвиняемых, подсудимых, свидетелей и потерпевших (это входит в компетенцию следователя и суда), а выяснение возможности допрашиваемого лица в силу индивидуальных особенностей протекания психических процессов адекватно воспринять, сохранить в памяти и воспроизвести сведения о фактах, подлежащих доказыванию.

Какие индивидуально-психологические (характерологические) особенности присущи личности В.?

Имеются ли у В. индивидуально-психологические особенности (интеллектуальные, характерологические, эмоционально-волевые, мотивационные и др.), которые могли существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации?

Имеются ли у В. признаки не связанного с психическим заболеванием отставания в психическом развитии; если имеются, в чем они выражаются и какое влияние они оказали на его поведение в исследуемой ситуации?

Мог ли В. с учетом уровня своего психического развития в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими?

Список использованных источников

Аминов И.Л. Юридическая психология: уч. пос. для ст. вузов/ И.Л. Аминов.-М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.-416 с.

Баранов П.П. Юридическая психология: уч. пос. для вузов/ П.П. Баранов, В.И. Курбатов.-Ростов н/Д: Феникс, 2004.-576 с.

Васильев В.Д. Юридическая психология/ В.Д. Васильев.-М.: Юрид. лит-ра, 1991.-462 с.

Еникеев М.И. Юридическая психология: учеб. для вузов/ М.Н. Еникеев.-М.: КОРМА-ИНФРА-М., 2002.-517 с.

Корепанова Ю.Н. Психология в деятельности сотрудников милиции общественной безопасности. МВД.РФ., Сар. юр. инт.-Сар.: Сар. юр. инст. МВД РФ, 2005.-416 с.

Костицкий М.В. Введение в юридическую психологию.-Киев.: Высш. школа, 1990.-259 с.

Мариновская И.Д. Юридическая психология: уч. пос. для вузов.- М.: Дело, 2005.-384 с.

Романов В.В. Юридическая психология: уч. для студ., обуч. по юр. сцец. и юрид. напр.-М.: Юристъ, 1998.-488 с.

Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология.-М.: Юристъ, 1995.-256 с.

В каком году юридическая психология была признана прикладной наукой

Общественный прогресси наука. Важнейшей тенденцией движения человеческой цивилизацией в будущее выступает создание обществ, основанных на законе. Все гуманистические идеи, ставящие интересы человека в центр общественных интересов, идеи демократии,прав и свобод, полного удовлетворения потребностей, свободного развития останутся блефом вне торжества закона. Важнейшим условием их жизненности выступает правовое государство, обеспечивающее права и свободы граждан.

Законность, правопорядок и социальный прогресс находятся в неразрывном единстве. История учит, а жизнь современной России убедительно подтверждает, что, например, экономика не может развиваться и обеспечивать материальные и духовные потребности граждан вне уважения всех к закону. Преступность в обществе — теперь непросто некая горькая пена на поверхности его кипящей жизни. Криминализация общества, организованная преступность, коррупция с их масштабами и влияниями- это раковая опухоль, грозящая ему гибелью.

Во все времена государства уделяли внимание укреплению правовой сферы общества, хотя и делали этона основе разных правовых концепций. Сен-Симон (1760-1825) утверждал, что общество имеет двух врагов, к которым оно относится с одинаковой ненавистью:анархию и деспотизм. Сегодня, и конкретно в условиях России, создание справедливого общества, построенного на законе, выступает глобальной задачей всех его здоровых сил и может быть осуществлено лишь при полном использовании имеющихся возможностей. Одна из них, далеко не последняя, связана с полным использование мбогатых возможностей науки. Действия на "глазок", самоуверенное пользование интуитивными и построенными только на личном опыте соображениями, слепое подражание зарубежным образцам, упование на силу административного нажима, действия по методу проб и ошибок — причины неудач в любом деле, а на государственном уровне они просто недопустимы. Их архаизм особенно нетерпим на фоне современных достижений мировой цивилизации.

Человечество в своей истории выработало три принципиальных способа совершенствования любого дела. Первый заключался в выявлении и устранении недостатков. Этот способ был основным,или даже единственным, в большинстве стран мира до рубежа 20-х — 30-х годовXX в. Он давал возможность как-то повышать результаты работы, но происходилоэто медленно. Ведь суть устранения недостатков — возврат к некой норме,которая представлялась желательной. Определенная польза была, но развитиедела, подъем на более высокий уровень технологий и достижений происходилимедленно. Это не отвечало возросшему динамизму жизни и потребностям общества.Поэтому после Великой депрессии в США в 30-е годы возник и стал преобладающимвторой способ — использование передового, дающего более высокие результаты опыта других. Широкие масштабы приобрело выявление носителей такого опыта, изучение, копирование в своей работе.

Появился и так называемый "промышленный шпионаж", а передовики, чтобы преуспевать в конкурентной борьбе, стали скрывать и охранять способы своих достижений.

На рубеже 50-х годов возник и третий способ: разработка и внедрение научных интенсивных технологий. В широких масштабах его стали применять японцы, скупая по всему миру патенты на научные открытия и разработки. В начале над ними посмеивались: "наука у них слабовата, своего ума не хватает". Скоро, однако, скепсис сменился удивлением: развитие Японии пошло семимильными шагами, являя пример всему миру. С тех пор союз с наукой, развитие фундаментальной и особенно прикладной науки, всемерное использование на практике их рекомендаций и достижений стали основным способом достижения быстрого прогресса в разных областях, а многие страны, в прошлом отсталые, применяя его, вышли в число передовых.

В нашей стране, к сожалению, описанные мировые тенденции оказались недооцененными и не реализованными. Вплоть до 90-х годов совершенствования в любых сферах пытались добиться путем выявления и устранения недостатков. Многочисленные комиссии и инспекции, сменяя друг друга, без пользы отрывали людей от дела. Повсеместно шла своеобразная игра: "одни ищут, а другие прячут". В итоге появлялись длинные акты с перечисление мне достатков, которые самим проверяемым чаще всего были давно известны, более того, им было известно больше, чем удалось выявить проверявшим. Бедапроверяемых была в другом: они не знали, как предупредить и устранить недостатки. Комиссии и инспекции обычно тоже не знали этого и в актах проверок пестрели "ценные указания" типа: "усилить", "обратить внимание", "принять мары","активизировать", "изыскать возможность" и пр. Всемерное развитие критики, наказания сформировали у работников установку не на выявление положительногов работе других, а на изощренный поиск недостатков. К опыту других относилисьс недоверием, скептически, а принятие его к использованию расценивалоськак косвенное признание собственных ошибок, слабостей и недоумия. Не случайнотогда, говоря о передовом опыте, употребляли слово "внедрение", ассоциировавшеесяс необходимостью применения определенной силы и преодоления чьего-то сопротивления.И до сих пор, знакомясь с работой других, многие из нас более склонны искать в ней недостатки, чем видеть достоинства, интересные находки, крупицы положительного и перенимать хорошее.

Отставание России в развитии от многих процветающих стран в своих корнях в значительной степени обусловлено длительной ориентацией на приоритетное использование способа выявленияи устранения недостатков, формализмом и психологическими барьерами в реализацииположительного опыта других, пренебрежительным отношением практики к науке,к использованию ее достижений и рекомендаций в области интенсивных технологий.В немалой степени это относится и к решению проблем создания правовогогосударства, укрепления законности, правопорядка и борьбы с преступностью.Чтобы жить и работать цивилизованно, эти упущения необходимо ныне преодолеть как на государственном, так и на местном уровне, в работе каждого правоохранительного органа и каждого сотрудника.

Под правоохранительными органами в данном пособии имеются в виду все государственные органы, применяющие право и входящие в обособленную группу органов государства с особыми правовымстатусом, задачами, функциями, направлениями деятельности. Это соответствует распространенной в современной юриспруденции точке зрения1. К. ним сейчас относят:

  • органы судебной системы(суды общей юрисдикции, арбитражные суды, Конституционный суд РоссийскойФедерации);
  • государственные органы обеспечения охраны порядка и безопасности: органы внутренних дел, органы обеспечения безопасности (органы Федеральной службы безопасности, Федеральныеорганы государственной охраны, Федеральную пограничную службу и др.), органы налоговой службы и налоговой полиции, таможенные органы, органы юстиции);
  • органы предварительного расследования (органы предварительного следствия и дознания);
  • прокуратуру;
  • органы по правовому обеспечению и правовой помощи (нотариат, адвокатуру);
  • негосударственные организации обеспечения правоохраны (частные детективные и охранные службы).

В пособии речь идет преимущественно об общих (или преобладающих) для правоохранительных органов вопросах и поэтому чаще употребляются понятия "правоохранительные органы", "правоохранительнаядеятельность" и т.п., а в частных случаях — те правоохранительные органы, о которых идет речь.

Среди работающих в правоохранительных органах есть специалисты, занимающиеся врачебной, инженерной, финансовой,хозяйственной, операторской, компьютерной, статистической и иной деятельностью,их и именуют соответственно. В пособии рассматривается только деятельность,непосредственно связанная с решением задач укрепления законности и правопорядка,а лиц, осуществляющих ее и составляющих к тому же большинство в правоохранительныхорганах, именуют юристами или сотрудниками. В тексте используются поэтомупонятия "юрист" и "сотрудник правоохранительных органов" как равнозначные.Как синонимы применяются и понятия "правоохранительная деятельность (работа)"и "юридическая деятельность (работа)", исключая особые случаи.

Группы сотрудников правоохранительных органов также именуются не одинаково: кадры, персонал, состав, личный состав,аппарат, коллектив сотрудников, работники и др. В пособии эти понятия используютсякак синонимы за исключением специальных случаев.

Общественные силы, подобно силам природы, могут действовать стихийно и разрушительно до тех пор, пока люди не хотят понимать их, не могут их учитывать и направлять в своих интересах.Все в руках человека — цивилизованного, умного, нравственного. Никакимипроизвольными движениями в изменении правовой сферы общества и ее основыневозможно решить задачу создания правового государства, защитить интересыи права граждан, если это не делается максимально компетентно, научно ицивилизованно. Великий Леонардо да Винчи образно и верно сказал: "Увлекающийсяпрактикой без науки, словно кормчий, ступающий на корабль без руля или компаса; он никогда не уверен, куда плывет"2. Можно добавить:и не приплывет куда надо.

Общество; и государство, правовое общество и правовое государство. Проблема взаимосвязи государственной власти и общества насчитывает столько же тысячелетий, сколько существуетинститут государства. Она столь йе важна, сколь и сложна, а поэтому всегдабыла причиной основных социальных потрясений, выраженных в государственных переворотах, социальных революциях и народных движениях.

  • 1 См.: Правоохранительныеорганы Российской Федерации: Учебн. 2-е изд. / Под ред. В.П. Божьева -М, 1997. — С. 13-15, 40-399-
  • 2 Леонардода Винчи. Избр. произведения. — М., 1935. — Т.1. — С. 53.

Она повседневно пронизывает политическую и общественную жизнь всех государств, в том числе и современной России. Основная тенденция в решении этой проблемы на рубеже третьего тысячелетиябазируется на идеях общечеловеческих ценностей, гуманизма, цивилизованногоподхода. Создание государства, обеспечивающего права и свободы граждан,создающего условия для раскрытия их возможностей и удовлетворения потребностей- современный идеал общественного устройства.

В теории права весьма характерно преимущественное самоограничение рассмотрением правовых вопросов в структуре и деятельности государственных органов. Правовая система обычно рассматриваетсякак совокупность правовой идеологии, писаного права (как системы норм)и юридической практики ( как деятельности государственных и юридическихорганов). При таком подходе легко оторваться от тех реалий жизни обществаи его граждан, ради которых собственно и существуют государство и право.Чтобы этого избежать, необходимо детально анализировать процесс и результатыобъекти-вирования правовой системы и ее элементов, их воплощение в реальнуюжизнь и поступки граждан, соразмеренные с правом. Только такой подход,отвечающий сущности систем управления, в которых есть управляющая и управляемаяподсистемы, прямые и обратные связи, способен предупредить правовой формализм,найти новые возможности увеличения потенциала права, его силы и реальной действенности.

Если правовое государство, правовая система в традиционном понимании есть некое самодвижение права, то его реальная жизнь в обществе, его проникновение в жизнь граждан, еготоржество в этой жизни, поведении и деятельности, характеризует правовоеобщество. Создание правового государства — не самоцель, его предназначение- создание правового общества, общества, основанного на законе. Правовоегосударство сильно не только и не столько тем, что писаное право, системаправовых норм и государственный аппарат отвечают формальным критериям правовогогосударства, а тем, что общество, общественные отношения, жизнь и деятельностьграждан постоянно и повсеместно соответствуют идеалам прав и свобод и они реально защищены от деформаций и преступных посягательств.

Единство и взаимосвязь правовой системы и системы правового общества — это целостная макросистема, наиболеемасштабная реальность — правовая сфера государства и общества.Такое понимание (и соответствующее ему понятийное обозначение) имеетспециальное значение для точного понимания места и значения психологическойреальности в жизни права, функционировании и состоянии сферы правав целом и совершенствовании рассмотрения прикладных вопросов укрепления законности и правопорядка.

Было время, когда считалось,что укрепление законности и правопорядка — это прерогатива права, рафинированная задача юридической науки. Однако чем ближе к современности, чем суровеебыл опыт крайностей и неудач в решении правовых проблем, тем больше креплопонимание того, что создание общества, основанного на праве, это проблемакомплексная — политическая, социальная, нравственная, педагогическая ив том числе психологическая. В жизни общества многие закономерности, приповерхностном взгляде на них, кажутся объективными. Глубокая ошибка, например,экономических преобразований в России 90-х годов заключалась в вере ортодоксальныхэкономистов в объективность экономических законов, словно человек с егопсихологией не присутствует в них. Объективно то, что существует вне волии сознания людей. Допустим, в какой-то момент в результате космическойкатастрофы или неведомой массовой эпидемии все люди на планете Земля одновременнопогибли, но остались исправными заводы, фабрики, экономика. Будут ли онив этом случае функционировать, совершенствоваться, развиваться? Отрицательныйответ очевиден. Экономические законы не объективны, а объективно-субъективны, роль человека в их проявлениях и действии в конечном счете решающая.

В еще большей степени последнее справедливо, когда речь идет о правовой сфере общества, о действии правовых норм, их силе и влиянии, о реальном состоянии законности и правопорядка.Реальная жизнь норм права — это то, что обнаруживается в юридически значимомповедении людей после того, как оно прошло через их сознание. Законностьи правопорядок прочны и стабильны, когда личность, социальные группы обществана их стороне. Борьба за их упрочение — это борьба за умы людей, за ихотношение к другим людям, человеческим и общественным ценностям, за ихактивную жизненную и правоутверждающую позицию. Фронт этой борьбы, образноговоря, проходит через умы и сердца людей. Победа тут — в торжестве умаи нравственности, чувств и побуждений, в созидании, в цивилизованном правовомразвитии. Борьба за законность и правопорядок — это борьба не с человеком,а за человека. Очевидно, что полноценное решение этой задачи невозможнобез учета психологии человека, без ее изменения и воздействий на нее.

Ничто так ярко не свидетельствуето торжестве права и об особенностях жизни подлинно цивилизованных стран,коренном их отличии от стран с тоталитарным режимом или правовой анархией,как соблюдение законности подавляющим большинством граждан, как их чувствозащищенности от произвола государства и посягательств преступников, какиспытываемое ими чувство подлинной свободы, подтверждаемое повседневнымопытом жизни. Правовое общество — в определенной мере продукт, результатдвижения к правовому государству и успехов в его создании, хотя и не только,ибо реалии общественной жизни и ее зависимостей значительно многограннее.Важно и другое: нельзя считать, что создано подлинно правовое государство,пока не создано правовое общество. Естественно, что в реальном стремлениик торжеству права надо использовать оба направления работы во взаимосвязи,но при этом нельзя сводить дело к рафинированным, чисто правовым усилиям.Психологической науке и ее специальной отрасли — юридической психологии принадлежит здесь видная роль.

Законность, правопорядоки психология. Важнейшими институтами правового государства и общества выступают законность и правопорядок. Законность выступает как однаиз ведущих идей общественного обустройства, как принцип построения правовойсистемы общества и воплощенность их в реальность писаного права. Во всехслучаях она выражается в уровне гумани-стичности и демократичности правовойидеологии, ее нацеленности на обеспечение и охрану прав личности, на исключениеиз общественной жизни произвола и бесправия, на утверждение правозаконностивсей общественной жизни, на придании закону и другим юридическим источникам,а также содержащимся в них правовым нормам ведущей общественной роли (верховенствозакона, исключительность закона, приоритетность закона). Законность предполагаетвсеобщность права, верховенство Конституции и законов, равенство всех передзаконом; наличие социальных и юридических механизмов, обеспечивающих реализациюправ; гарантированное, качественное применение права, активную и решительнуюборьбу с правонарушениями, неотвратимость юридической ответственности длявсех, кто нарушил закон; стабильность, устойчивость правопорядка, эффективну юработу механизмов правового регулирования1.

Непосредственным итогом всех усилий по созданию правового государства, правового общества и укреплению законности выступает правопорядок — реальная правозаконность, степеньвоплощенное(tm) идеалов и принципов построения правового государства и правовогообщества в их жизни и деятельности. Законность и правопорядок взаимосвязаны,но не идентичны. Правопорядок — итоговый результат законности, действияправа, фактическое правовое состояние, достигнутый уровень законности вданное время и данном месте. Основными чертами правопорядка выступают:господство закона в отношениях, регулируемых правом; полное соблюдениеи исполнение всеми субъектами юридических обязанностей; строгая общественнаядисциплина; обеспечение максимально благоприятных условий для использованияобъективных прав; безусловное утверждение прирожденных прав и свобод человека;четкая и эффективная работа всех юридических органов, прежде всего правосудия;неотвратимость юридической ответственности для каждого правонарушителя2.

Уже при общем взгляде назаконность и правопорядок очевидна их теснейшая связь и зависимость от психологических факторов. Вся законность, даже ее отраженность в писаномправе (в законах, подзаконных актах, правовых нормах) и построении государственногомеханизма в решающей степени зависят от тех людей, которые занимаются право-и нормотворчеством, от их мировоззрения, жизненных планов и идеалов, ценностныхориентации, доминирующих мотивов, особенностей правосознания, включенностив различные корпоративные группы (в том числе партии и объединения, участвующиев политической борьбе за власть), их морально-психологических особенностей,интеллекта, способностей и множества других индивидуально-психологическихи групповых феноменов.

Многократно умножается роль и влияние психологических факторов в состоянии правопорядка, когда речь идет о правовых реальностях жизни всех граждан и каждого из них, о состояниипреступности, уровне и успешности действительной борьбы с ней. Тут психологиялюдей и групп имеет не просто аспектное, а решающее значение, а умениеюридических органов и их персонала учитывать и влиять на нее составляетодно из главных направлений в утверждении правовых идеалов общественнойжизни, в реальном торжестве права, доведенного до каждого гражданина. А.И.Герцен говорил, что под солнцем свободы не только трава зеленеет, но изловоние поднимается из сточных канав. Справедливость этого подтверждаетдействительность современной российской жизни. Психология проявляющихсяв ней механизмов требует к себе повышенного,специального и компетентного внимания, преодоления побочных, негативных"отбросов" общественных преобразований.

Повышение роли правоохранительнойдеятельности объективно обусловливается состоянием и тенденциями развития российского общества, острыми и судьбоносными политическими, социальнымии экономическими проблемами, стоящими перед ним. Важна оговорка: повышениероли их при сохранении подходов, сложившихся в период господства административно-команднойсистемы и не изжитых до конца поныне, может вести только к полицейскомугосударству. По самому смыслу правового государства, ею гуманитарному идемократическому предназначению, работа юридических органов должна бытькоренным образом перестроена. Это не достижимо без психологическойперестройки всех сотрудников правоохранительных органов, без овладенияими принципиально новыми приемами и способами работы, связанными, в частности,с их повышенной психологизацией, т.е. полным использованиемданных и рекомендаций юридической психологии там и тогда, где это нужнои даст улучшенный практический результат.

Тенденции правильно понимаемой гуманизации и демократизации жизни общества, современный уровень человеческойцивилизации, на который стремится выйти наша страна, с неизбежной необходимостьюобусловливают недопустимость огульного применения силовых средств работникамиюридических органов. Они обязывают использовать более цивилизованные, правомерныепсихологические средства, реализовывать психологическиобоснованные подходы при решении вопросов укрепления законностии правопорядка, жизненных случаев, становящихся предметами юридическогорассмотрения. Речь идет, таким образом, не просто о повышении требованийк работе и профессионализму юристов, а о существенном изменении психологическогокомпонента в них. Утверждение человековедческих начал в правоохранительнойпрактике требует настойчиво повышать подготовленность юридических кадровв области психологии, обучать их мастерскому использованию научно-психологическихзнаний и рекомендаций.

Потребности практики двигают науку вперед больше, чем тысяча университетов. Возможности юридическойпсихологии будут расти, если сама она будет пользоваться признанием и поддержкой.Нельзя сказать, что этого сейчас не наблюдается. Однако нельзя и удовлетворитьсятем, что есть. Необходимы специальные меры со стороны государственных иуправленческих структур по усилению такой поддержки, по обеспечению полногоиспользования достижений юридической психологии в массовой практике, поповышению психологического профессионализма персонала юридических органов.

1.2. Предмет юридической психологии, ее цели и задачи, место в системе наук

Развитие представленийо юридической психологии. Научные представления о связи юридической практики и психологии возникли в связи с работой следователей и в началеэтого столетия стали именоваться "психологией следственной деятельности"или "судебной психологией". Время шло, психология стала использоватьсяв других сферах юридической деятельности, а система юридико-психологическихзнаний продолжала именоваться "судебной психологией". Только в 60-х годахпрофессором А.Р. Ратиновым, которому принадлежит приоритет в возрождениии развитии юридико-поихологических знаний в постсталинское время "хрущевскойоттепели", бы-ло\ предложено новое название — "юридическая психология",официально включенное в 1969 г. в перечень научных специальностей. По нейстали присуждаться и ученые степени кандидата и доктора наук. Это былоне простым переименованием старых знаний, а принципиально новым пониманиемсущности и возможностей психологии в юридической практике и, стало быть,новьцм представлением о предмете этой отрасли научного знания.

Однако и после этого былонемало сторонников старого понимания круга юридико-психологических знанийи старого названия. Книги с названием "Судебная психология" продолжалипоявляться до конца 80-х годов, а учебная дисциплина "Судебная психология"существует до сих пор во многих юридических образовательных учрежденияхстраны. Рецидивы старого обнаруживаются и в ряде новых книг под названием "Юридическая психология", большую часть которых составляют сведения попсихологии следственной деятельности.

Интегративный характерпредмета юридической психологии. Система научных знаний, находящаясяна стыке юридических и психологических наук, иначе как юридическойпсихологией именоваться просто не может. Это определяет и интегративнуюсущность самой реальности и интегративный характер знаний о ней, являющихсяюридико-психологическими. Закономерные связи, феномены и механизмы,обнаруживающиеся и действующие при соприкосновении юридической и психологическойреальностей, и выступают основой предмета юридической психологии. Возникает,однако, потребность уточнить область распространения этих знаний. Еслипроанализировать расхождения имеющихся точек зрения на предмет юридическойпсихологии, то можно сказать, что они относятся больше к "юридической части"предмета, чем к психологической.

Юридическая психология, находясь на стыке юриспруденции и психологии, призвана понимать свой предмет в "юридическойчасти" так, как его понимает юридическая наука, а в "психологической" -как его понимает психологическая наука. Поэтому предметом юридическойпсихологии выступает психологическая реальность (психологические феномены,психологические закономерности и психологические механизмы) в деятельностиюридических органов, государственных, хозяйственных и общественных организациив их влияниях на правовую систему и зависимостях от нее, а также юридическизначимых сторон образа жизни, поведения и правоотношений граждан и их групп. Короче: предмет юридической психологии — психология людей в отношенияхс системой права.

Цели и основные задачи юридической психологии как науки. Конечная цель юридической психологии общая с юриспруденцией — построение правового государства иобщества, а специфика — способствование достижению ее на основе раскрытиязависимостей и влияний юридико-психологической реальности, а также разработки путей их оптимизации. Основные задачи:

  • вооружение всех работников и граждан, включенных в создание и совершенствование правовой системы, достоверными юридико-психологическими знаниями, позволяющими лучше понимать юридико-психологические зависимости, а также пути влияния на них;
  • спосооствование цивилизованномупрофессионально-психологическому развитию личности работников юридическихорганов и их профессионализма;
  • разработка психологически обоснованных путей повышения эффективности решения профессиональных задач,стоящих перед законотворческий, правоисполнительными и правоприменительнымиорганами и их специалистами, а также деятельности по укреплению правопорядка другими органами, организациями и лицами. 7

По своим целям и задачам юридическая психология, как видим, является прикладной, практически ориентированной отраслью научного знания. Это и естественно, посколькусамо возникновение ее и развитие шло и идет на основе запросов практикии в стремлении обеспечить достижение более высоких результатов в различныхвидах юридической деятельности. Поэтому и ценность публикаций, ценностьучебных дисциплин определяется прежде всего тем, что конкретно они даютпрактическим работникам, какую "прибавку" в улучшении их работы дает использование данных и рекомендаций юридической психологии. С учетом этого и построено настоящее пособие.

Психологическая сущность и структура предмета юридической психологии. Психологическая реальность, неразрывно связанная с правовой, влияющая на нее и зависящая определеннымобразом от нее, — это целый мир психических явлений. Хотя он непосредственноне воспринимаем, он — реальность, которая существует и обнаруживает своесуществование в поступках и отношениях людей, имеющих юридическое значение.Мы можем не желать признавать и учитывать его, но от этого он не исчезнети не прекратит свое влияние на состояние законности и правопорядка.

Психология людей в отношениях с системой права (предмет юридической психологии) — это реальность, представленная в своеобразной психологии их, в виде особой психологической функциональнойподсистемы их психики, отражающей систему права и регулирующей взаимоотношенияс ней, которую, как реальность, и называют правовой психологиейлюдей. Адекватные научные представления об этой психологии, модельпсихологии людей в правовой системе разрабатывает особая отрасль научногознания, находящаяся на стыке юридических и психологических наук. Очевидно,что эти знания будут адекватны реальности, если будут носить юридико-психологическийхарактер. Все содержание настоящего пособия в развернутом виде раскрываетсвоеобразие этого человеческого феномена. В основе же его лежит сложный мир человеческой психологии — "вторая Галактика".

Все многообразие мира психических явлений первично делится на мир индивидуально-психологических явленийи социально-психологических, групповых, тесно связанных между собой,но все же качественно своеобразных.

Индивидуально-психологические явления (рис. 1.1) классифицируются по разным основаниям.

По своей сущности и представленности нашему восприятию психические явления делятся на психологические факты,психологические закономерности и психологические механизмы.

Психологические факты- относительно поверхностные, наблюдаемые (в том числе фиксируемыес помощью психологических методик) психологические феномены — проявлениясуществования и действия психики. Умение подмечать психологические феномены,объяснять, понимать, о чем они свидетельствуют, что за ними скрыто, необходимодля профессионала-юриста.

Психологические закономерности- объективно существующие причинно-следственные связи психологическихявлений и их обусловливаний. Подмеченные психологические факты невозможнопонять, а тем более повлиять на них, не разобравшись в связанных с нимизакономерностях. В психике закономерности носят вероятностный характер.Поэтому, изучая, оценивая и учитывая их, правильнее рассуждать по типу:"как правило", "чаще всего" и т.п.

Психологические механизмы- психологические превращения, посредством которых совершается действие закономерностей и происходят переходы от причины к следствию. Психологическиефакты и закономерности всегда обусловлены такими механизмами. Например,знание правовой нормы и убежденность в необходимости следовать ей имеютсвязи, но переход одного в другое опосредован психологическими механизмами, которые "сработают", если мы знаем их и умеем привести в действие.

По форме существования все психологические явления делятся на психические процессы, психические состоянияи психические образования (свойства, стереотипы).

Психические процессы -изменения на уровне психики: это все возникающее, развивающееся, угасающее,превращающееся во что-то другое. Так, свидетельские показания — продуктпроцессов восприятия события, его понимания, запоминания, сохранения ивоспроизведения. Не разобравшись в психических процессах, трудно что-либопонять в психике человека, а не вызвав нужные процессы — невозможно что-тоизменить в ней. Всякое воздействие — воздействие нормы права, профилактическое,управленческое и другое — способно что-то изменить в человеке и его поведении,лишь вызвав необходимые для этого психические процессы.

Психические состояния- целостные особенности совокупности психических процессов, протекающиху личности в данный момент или за определенный отрезок времени. Состояниявозбуждения, тревоги, страха, эйфории, беспечности, бдительности и др.,испытываемые юристом или находящимся перед ним человеком, существенно влияютна их поведение, восприятие окружающего и т.д. Результат воздействия награжданина во многом зависит от его психического состояния, от умения юристасменить неблагоприятное состояние на нужное.

Психические образования(свойства, стереотипы) — закрепившиеся в психике человека (т.е. имеющие тенденцию к повторению, облегченному воспроизведению и протеканию) психическиеявления. Сформировавшись под влиянием многократно повторяющихся у данногочеловека психических процессов и состояний, вызванных опять-таки повторяющимисяобстоятельствами его жизни, деятельности, учебы и воспитания, они во многомхарактеризуют индивидуальные особенности и возможности юриста и гражданина.Они также сильно влияют на то, что и как они говорят, воспринимают, понимают, усваивают, делают, относятся, будучи включенными в систему права.

По качественно-содержательным особенностям выделяется ряд психологических явлений.

Мотивационные феномены выполняют в психической деятельности побуждающую функцию и определяют избирательность отношений и активности юриста, гражданина, правонарушителя к окружающему,к происходящим событиям, проблемам, возможностям, будущему и пр. Потребности,мотивы, цели, планы, стремления, психологические установки, интересы, убеждения, взгляды — важнейшие из них и доминирующие среди других психологиче* скихфакторов, закономерностей и механизмов психики каждого человека М имеющиерешающее значение в его юридически значимых намерениях, акциях, образе жизни и пр.

Познавательные психические процессы, состояния и образования характеризуют интеллектуальную деятельностьи соответствующие возможности человека. Они!ответственны зато, что и как, в частности, воспринимается и понимается им в правовой ипсихологической действительности, какая картина мира и общества складываетсяи функционирует в его сознании. К ним относятся: ощущения, восприятия,внимание, память, представления, воображение, мышление и речь.

В эмоциональных психическихявлениях совершается и выражается переживание человеком своего отношенияк окружающему, к правовой действительности, нормам права, правомерномуповедению и правонарушениям, правоохранительным органам и пр. Чувства иэмоции — основные разновидности этих явлений, которые сильно влияют нажизнь, поступки, отношения и развитие самого человека. Положительные эмоциисказываются притягательно по отношению к их объекту или предмету, а отрицательные- отталкивающе, что (в зависимости от конкретного случая и его содержательныххарактеристик) влияет положительно или отрицательно на личность, ее поведениеи достигаемые ею результаты. Никакие вопросы укрепления правопорядка основательнорешить нельзя, не решив проблему эмоций и чувств человека. Это приходитсяподчеркивать потому, что именно эмоциями и чувствами чаще всего пренебрегаютпри решении созидательных юридических проблем.

Волевые психическиеявления обеспечивают мобилизацию сил и возможностей человека при встречес трудностями. Они выражаются в волевом усилии, напряжении, настойчивости,упорстве, самообладании и др.

Психомоторные явлениявключены в регуляцию движений тела, рук, ног человека и выражаются в "мышечномчувстве" (кинестезических ощущениях), "чувстве тела", двигательной памяти,процессах зрительно-мышечной координации, регулирующих движения мысленныхобразах их и пр. Они активно участвуют в формировании двигательных навыковпри обучении специалистов правоохранительных органов.

По уровню отражения различаютсяявления сознания и бессознательного (иногда некоторые авторы добавляютк ним и подсознательные). Сознание включает в себя всю совокупностьпсихических явлений, определяющих осмысленное отношение человека к мирус пониманием его существенных свойств, закономерностей и происходящегов нем. Важный элемент сознания — самосознание, осмысленность собственногосуществования в объективном мире, своих потребностей, себя самого (образсвоего "Я"). Подсознание^ — совокупность явлений психики, которыене осознаются в какое-то время, но могут быть осознаны. Подсознание ещемало учитывается в юридической деятельности.

Перечисленные психологическиеявления выступают всегда в комплексе, в виде целостной, системной психическойдеятельности всех и каждого из людей. В любой момент она протекает в совокупностимотивационнных, познавательных, эмоциональных и других психических процессов,опосредованных свойствами человека и закономерностями, при действии разныхмеханизмов, на фоне определенных психических состояний. Глубина и качествоправомерного или правонарушающего поведения — результирующий продукт всейэтой сложной деятельности и степени ее правовой оптимальности.

По преобладающей детерминированностихарактеристик психических явлений различаются: личностные социально-психологические,собственно психологические и психофизиологические.

  • 1 Заслуживаетвнимания мнение К.К. Платонова о некорректности термина "бессознательное".Он предпочитал говорить о "неосознанном", относя к нему то, чтоеще не осознано либо уже не осознаваемо. Существуют, конечно, мозговыеявления, которые не могут быть осознаны. Однако лишенные субъективногокомпонента, они относятся не к психическому, а к физиологическому отражению,считал он (Платонов К.К. Краткий словарь системы психологическихпонятий. — М., 1981. — С. 16).

Личностные социально-психологическиеявления преимущественно обусловлены социальными, т.е. общественными,факторами — социальным окружением: людьми, социальными условиями, событиямии процессами, групповыми социально-психологическими факторами (см. ниже).Они преобладают в важнейших свойствах (направленность, характер) и качествахличности (социальные потребности, отношение к труду и другим людям, мировоззрение,чувство долга, правопослушность, нравственная воспитанность, требовательностьк себе и др.), ее привычках, психических состояниях, процессах и проявляютсяособенно в мотивации, нормах поведения, поступках, деятельности, отношенияхи др. Они постоянно проявляются в психической деятельности человека, играютв ней важнейшую роль и характерны содержательными, качественными характеристиками.Важно, что они сильно подвержены социально-психологическим влияниям состороны других людей и групп.

О собственно психологическихявлениях можно говорить лишь в стремлении выделить в психике те изних, которые примерно в равной степени обусловлены как социально-психологически,так и психофизиологически и в то же время в них преобладают свои особенности,связи и зависимости. Чаще всего к таковым относят большинство познавательныхкачеств (мышления, речи, памяти, представлений, внимания, восприятий),состояний, процессов, значительную часть способностей, знаний, умений идр.

Психофизиологические явленияимеют явные зависимости со стороны физиологии, прежде всего центральнойнервной системы. Социально-психологические влияния в них представлены менеевсего. К ним можно отнести прежде всего те, которые традиционно объединяютсяв темпераменте человека (чувствительность, уравновешенность, тревожность,устойчивость к риску, подвижность, эмоциональность и др.)1,а также, с оговорками, — ощущения.

Все перечисленные явления- психологические (родовое понятие) и являются лишь разновидностями. Крайностьюбыло бы абсолютизировать специфику детерминации этих явлений, например,считать, что психофизиологические явления целиком зависят от физиологии,фатально неизменны, имеют биологическую природу.

Предмет психологии (и юридическойпсихологии) включает в себя и психологию групп. Это особая,более сложная категория психологической реальности, характерная интегративнымии качественно своеобразными психологическими явлениями, механизмами и закономерностями,именуемыми социально-психологическими. Они существенно обогащаюти усложняют мир психических явлений, включенных в сферу права, оказываясильнейшее влияние на вопросы укрепления законности и правопорядка. Каки психология отдельных субъектов права, психология групп, социально-психологическиефакторы и условия не индифферентны по отношению к ней, а ощутимо и многогранновлияют на нее. Они также нуждаются в изучении, учете и регуляции в комплексепутей укрепления законности и правопорядка, но на практике с ними частосчитаются меньше, чем 6 индивидуально-психологическими явлениями, что естественноприносит немалый урон.

  • 1 Мерлин B.C.Очерк теории темперамента. — М., 1964; Стреляу Я. Роль темпераментав психическом развитии: Пер. с польск. — М., 1982.

Основными группами социально-психологическихявлений выступают:

  • массовидные: общественные,коллективные, групповые цели, интересы, запросы, мотивы, мнения, нормыповедения, обычаи и традиции, настроения и др.;
  • взаимоотношения: межгрупповые,межличностные, личностно-групповые;
  • личностные социально-психологические.Являясь достоянием индивидуальной психики, они выражают, тем не менее,представленность, "жизнь" в ней воздействий первых двух групп социально-психологическихявлений (человек думает, переживает, относится, стремится, делает частотак, как думают, переживают и т.д. окружающие его люди).

Действие и взаимодействиесоциально-психологических явлений, носящих в целом отражающую природу,во многом обусловлены особыми социально-психологическими механизмами:общения, социального восприятия, группового давления, конформизма (подражания),заражения, подчинения, фасилитации — усиления или ослабления взаимодействующихлюдей. Во многом благодаря им объединения людей приобретают своеобразнуюгрупповую психологию, отличную от индивидуальной. Метко и образно выразилэто выдающийся российский юрист Ф.Н. Плевако, говоря о толпе: "Толпа -стихия, ничего общего не имеющая с отдельными лицами, в нее вошедшими.Толпа — здание, лица — кирпичи. Из одних и тех же кирпичей создается ихрам богу, и тюрьма — жилище отверженных. Перед первым вы склоняете колена,от второй бежите с ужасом. Но разрушьте тюрьму, и кирпичи, оставшиеся целымиот разрушения, могут пойти на храмозакидательство. Толпа сама чудовище. Толпа заражает, лица в нее входящие, заражаются. Бить их — это все равно,что бороться с эпидемией, бичуя больных"1.

Совокупность социально-психологическихявлений с определенными содержательными признаками в конкретной человеческойобщности образует то, что называется психологией группы (коллектива),или морально-психологическим климатом, психологической атмосферой. От того,какова она, во многом зависят и результаты деятельности группы и каждогоего члена. Уровень социально-психологического развития группы определяетсястепенью социальной, моральной, профессиональной зрелости целей, мотивов,стремлений, мнений, настроений, традиций, обычаев, взаимоотношений и другихсоциально-психологических явлений, господствующих в ней. Группу с высшимуровнем такого развития принято называть коллективом.

Общность и различия психологиигрупп и поведения людей в них во многом зависят от социально-психологическихмеханизмов, в первую очередь от общения, обеспечивающего быстрый обменмыслями, чувствами, намерениями и, как следствие, своеобразное "выравнивание",достижение если не одинаковости, то схожести их. Но все же корень общностии различий — в отражательной природе групповой психологии, общности илиразличии условий, в которых они находятся. Почему люди думают, переживают,хотят одного и того же? Да потому, что они живут в одинаковых духовныхи материальных условиях! Почему одна группа думает и делает одно, а другая- другое? Потому что условия этих групп разные! Что надо сделать, чтобысплотить людей, снять противоречия между группами? Надо прежде всего создатьодинаковые условия, ликвидировать очевидные различия. Что надо сделать,чтобы обострить противоречия, разложить до того сплоченную группу? Надосоздать разные условия для разных членов группы (или микрогрупп), усилитьразличия, если они уже есть, помочь всем понять различия, если кто-то (например,главарь) пользуется неосведомленностью группы и присваивает общее.

Все психологические явленияоказывают заметное влияние на решение практических вопросов укреплениязаконности и правопорядка. От того, как в юридических органах считаютсяс ними, понимают их и умеют влиять на них, во многом зависит успех.

1.3. Система юридико-психологическогознания

Концепция системы. Система(от греч. systema — целое, составленное из частей; соединение)научной отрасли представляет собой определенным образом структурированнуюсовокупность целостного комплекса ее знаний, их направлений, разделов,частей. Сложность предмета юридической психологии как в его "юридическойчасти", так и "психологической" с очевидностью предопределяет огромныйобъем взаимосвязанных и взаимопереплетающихся знаний. Изначально интуитивноугадывается ограниченность попытки свести эти знания к психологии следственнойдеятельности, судопроизводства либо поставить их в центр, лишь обрамляя"венком" кратких сведений о других видах юридической деятельности, работыразных юридических органов и решения многообразных задач по укреплениюзаконности и правопорядка.

Современная юридическая психология,какой она начала становиться с рубежа 70-х годов и ускоряющимся темпомразвивается сегодня, представляет собой богатую и разветвленную системунаучного знания. В структуру этой системы входят разделы юридико-психологическогознания:

  • уже сложившиеся к настоящемувремени;
  • быстро и плодотворно развивающиеся;
  • начинающие развиваться;
  • которые объективно должныбыть представлены в системе юридической психологии, но почти еще не развиты.

При таком подходе системаюридической психологии становится похожей на "психологическую систему элементов",сопоставимую по принципу с Периодической системой элементов Д.И. Менделеева.Это позволяет более правильно судить о самой юридической психологии, ееполной системе, состоянии и возможностях, способствует ускоренному преодолениюее научного отставания, ее изучения и использования в юридической практике.

Основы юридическойпсихологии — (перваячасть) — исходные научные и прикладные положения, характеризующие ее какотрасль научного знания, находящуюся !на стыке юриспруденциии психологии, ее назначение, концептуальные подходы к научно-психологическомурешению проблем укрепления законности и правопорядка, создания общества,основанного на законе.

Эта часть включает в себяосновные разделы, каждый из которых образован рядом направлений юридико-психологическогознания и их практического приложения:

1) методологические основыюридической психологии — научная база, фундамент всей юридической психологиикак особой отрасли научного знания и всех ее разделов. К ним относятсязнания о:

  • значении, месте юридическойпсихологии в системе науки и юридической практики,
  • предмете юридической психологии,
  • целях, задачах и системеюридической психологии,
  • методологии юридическойпсихологии,
  • истории юридической психологии.

Разработок и публикаций поэтим вопросам много, хотя они несколько различаются мнениями, характеризующимидвижение научного знания, его продолжающееся развитие. Остаются слабо разработаннымипроблемы методологии, имеющие принципиальное и общее значение;

2) психология правовогообщества и государства — раздел, представляющий собой научно-психологическоевидение (модель) правового государства и общества, психологических феноменов,закономерностей, механизмов, отношений, характеризующих субъекты, структуры,общности, граждан, отвечающие требованиям законности, образ жизни, поведениеи деятельность, их психологические детерминанты. Исключительно важный раздел,определяющий возможность сравнивать то, что есть сегодня, с тем, что должнобыть, и понимать, что надо делать, определять стратегические направленияпоисков на вызовы времени и существующей практики.

До последнего времени юридическаяпсихология развивалась, как и другие отрасли научного знания, изучающиепроблемы укрепления законности и правопорядка, преимущественно как бы сконца, с "ударов по хвостам", исходя из состояния преступности, ее причини условий, необходимости их устранения и профилактики. Между тем, не менее,а, вероятно, более важен позитивный, созидательный подход — поиск путейутверждения в обществе правозаконности. Он связан с поисками и разработкамипо направлениям:

  • психологии права,
  • психологических аспектовуголовно-правовой политики,
  • правовой психологии общностей,
  • народно-правовой психологии,
  • правовой психологии личности,
  • психологии правосознания,
  • психологии правовой социализации,
  • психологии правового воспитания,
  • психологии антикриминальнойустойчивости личности,
  • социально-психологическойдетерминации правомерного поведения, законности и правопорядка,
  • психологических аспектовдеятельности государственных органов и общественных формирований по укреплениюзаконности и правопорядка,
  • психологических аспектовучастия средств массовой информации, культуры и искусства в укреплениизаконности и правопорядка,
  • психологии правового просвещения,пропаганды и агитации,
  • психологии личной безопасностиграждан и др.;

3) криминальная психология- психология преступности. Ее основные направления:

  • психолого-правовая асоциализация,
  • психология генезиса противоправногоповедения,
  • психология личности преступника,
  • психология криминальнойсреды и преступных групп,
  • психологические особенностиразличных видов преступлений,
  • психологические причиныи условия преступного поведения и образа жизни,
  • криминально-психологическиймониторинг и прогнозирование и др.

Психологические проблемыкриминологии и преступности исследовались активно, но динамика жизни обществане позволяет успокаиваться сделанным, многое из которого быстро устаревает.

Вторая часть юридическойпсихологии — психология организации деятельности правоохранительногооргана — содержит совокупность знаний по вопросам организации деятельностиправоохранительного органа. Ее основные разделы:

1) психология личностиюриста с направлениями:

  • психологические требованияк личности юриста,
  • психологические свойстваличности,
  • психологические особенностипрофессионального мастерства,
  • профессионально-психологическаяподготовленность юриста,
  • психология профессиональнойкультуры юриста,
  • психограммы юридическихспециальностей;

2) психология управленияв правоохранительных органах, включающая:

  • психологическую концепциюуправления в правоохранительных органах,
  • личность в системе управления,
  • психологию личности руководителяправоохранительного органа,
  • психологию управленческойдеятельности руководителя, ее стиля и методов,
  • психологическую структуруорганизации управления,
  • психологию текущего управления,
  • психологию организациидеятельности служб и подразделений правоохранительного органа,
  • психологические пути совершенствованияуправления в условиях гуманизации и демократизации жизни общества,
  • психологию взаимодействияправоохранительных органов,
  • психологию взаимодействияправоохранительных органов с другими органами, структурами, общественнымиформированиями и населением,
  • психологическое обеспечениенововведений в правоохранительных органах;

3) психология работы сперсоналом правоохранительных органов, включающая:

  • профессионально-юридическоеориентирование,
  • особенности психологическогоотбора в юридические образовательные учреждения и правоохранительные органы,
  • психологию юридическогообразования,
  • психологию коллектива правоохранительногооргана,
  • психологию правового воспитаниясотрудников правоохранительных органов,
  • морально-психологическуюподготовку юриста,
  • психологию формированияпрофессионального мастерства юриста,
  • профессионально-психологическаяподготовку юриста,
  • психологические особенностиукрепления организационного порядка и дисциплины в правоохранительных органах,
  • психологию научной организациитруда в правоохранительных органах,
  • психологию профилактикии преодоления профессиональной деформации личности сотрудника правоохранительныхорганов,
  • психологические особенностиподготовки и повышения квалификации управленческих кадров;

4) психологическая службав правоохранительных органах. Раздел приобрел важное значение в современныхусловиях в связи с созданием психологических служб в МВД, ФСБ, Федеральнойпограничной службе и зарождением их в других правоохранительных органах.В этом находит признание практиками возможностей юридической психологиии вместе с тем ожидание, что надежды на нее и работающих в ней практическихпсихологов оправдаются. Огромна ответственность сейчас всех, кто работаетв системе юридической психологии, ответственность за удовлетворение ожиданийи будущее юридической психологии. Если практика разочаруется, это можетповлечь за собой тяжелые и долговременные последствия для юридической психологии.Потерять престиж легче, чем его завоевать, а тем более повторно. Необходимыобщие усилия всего корпуса юридических психологов для оказания помощи психологическойслужбе, забота о ее успехах, усиленная разработка эффективных технологийпсихологической работы.

Все разделы неплохо развиты,но слабо освещены в широкой печати.

Третья часть — психологическиетехнологии в правоохранительной деятельности — чрезвычайно важноедля правоохранительной практики направление исследований и практическихразработок. Оно начало по существу создаваться и расширяться с середины80-х годов опять-таки при активном участии сотрудников Академии управленияМВД и Психологического отдела НИИ Прокуратуры. Сейчас оно включает дваобширных раздела:

1) психологические действияв правоохранительной деятельности с направлениями:

  • психологический анализпрофессиональных ситуаций,
  • психологический анализюридических фактов,
  • психологический портрети его составление,
  • изучение человека в психологическомнаблюдении,
  • визуальная психодиагностикакриминальных признаков
  • составление психологическогопортрета преступника по следам на месте преступления,
  • психологическое наблюдениеза группой,
  • психология профессиональногообщения, установления контакта и доверительных отношений,
  • психология правомерныхпсихологических воздействий,
  • психологический анализсообщений граждан,
  • психология диагностикилжи и скрываемых обстоятельств,
  • юридическая психолингвистика,
  • психология разоблачениямаскировок, инсценировок и ложного алиби,
  • внеэкспертные формы использованияспециальных познаний психолога в уголовном судопроизводстве,
  • нетрадиционные психологическиеметоды раскрытия преступлений,
  • судебно-психологическаяэкспертиза,
  • посмертная судебно-психологическаяэкспертиза;

2) психотехника в работеюриста. В современном виде раздел включает направления:

  • психотехника речи,
  • психотехника использованияречевых средств,
  • психотехника использованиенеречевых средств,
  • психотехника построениявысказываний,
  • психотехника речевого доказыванияи опровержения возражений,
  • психотехника воздейственностиречи,
  • общая психотехника профессиональногомышления юриста,
  • психотехника рефлексивногомышления и др.

Начало изучению психотехникибыло положено 100 лет назад П.С. Пороховщиковым (П. Сергеич)1,а в последние 10-20 лет оно особенно активизировалось.

Четвертая часть — психологиявидов правоохранительной деятельности — объединяет юридико-психологическиеисследования решения разных правоохранительных задач разными правоохранительнымиорганами. Она представляет собой конкретизацию общих психологических подходови рекомендаций, относящихся к предыдущим трем частям юридической психологии,и дополняет их новыми.

Эта часть включает разделы:

1) психологические особенностирешения разных правоохранительных задач с направлениями:

  • психология профилактикипреступлений,
  • психология предупрежденияпреступлений несовершеннолетними,
  • психология профилактикирецидивной преступности,
  • психология обеспечениябезопасности граждан,
  • психология гражданско-правовойработы,
  • психологические аспектыборьбы с различными видами преступлений,
  • психология раскрытия преступлений("оперативная психология", "психология оперативно-розыскной деятельности"),
  • психология расследованияпреступлений и др.;

2) экстремально-юридическаяпсихология. Этот раздел в связи с обострением криминальной ситуациив стране получил интенсивный импульс к развитию в 90-е годы. Он включаетнаправления:

  • психологические особенностиэкстремальных ситуаций в правоохранительной деятельности,
  • экстремально-психологическаяподготовленность сотрудника,
  • экстремально-психологическаяподготовка сотрудника,
  • психологическая подготовканачальствующего и командного состава к управлению в экстремальных условиях,
  • боевая готовность и бдительностьсотрудника,
  • психологические аспектызадержания вооруженных правонарушителей,
  • психологические основыведения переговоров с преступниками,
  • морально-психологическоеобеспечение действий сотрудников правоохранительных органов при чрезвычайныхобстоятельствах,
  • психология управления силамии средствами правоохранительных органов при чрезвычайных обстоятельствах.

3) психологические особенностидеятельности разных правоохранительных органов. Система правоохранительныхорганов, как отмечено выше, включает в себя органы судебной системы, обеспеченияохраны порядка и безопасности, предварительного следствия и дознания, прокуратуру,органы правового обеспечения и правовой помощи и негосударственные организацииобеспечения пра-воохраны. Всего их около двадцати. У них есть общие функциии направления деятельности, но есть и особенности, есть своя специфика,определяемая заданами, условиями, объектами, формами и методами ее осуществления,есть свои особенности психологии.

Поэтому научно корректно,практически важно развивать психологические исследования и разрабатыватьпрактические рекомендации по каждому виду правоохранительных органов. Покатакое делается в МВД, ФСБ, Федеральной пограничной службе, органах, исполняющихнаказания. Начата работа по таможенным органам и налоговой полиции.

Психологические особенностидеятельности других правоохранительных органов еще ждут своих исследователей.

1.4. Специальная методология юридическойпсихологии

Методология и ее уровни.Методология-учение о принципах построения, формах и способах познания.Вметодологии воплощен весь опыт эмпирического и научного познания действительностилюдьми. Всякая система знания настолько научна, насколько прочен ее методологическийфундамент. Самые грубые ошибки, причем часто не замечаемые, происходятиз-за нечеткости методологических позиций. Опора на методологию открываетпринципиально верные пути выхода из любых умственных и практических тупиков.Для юридической психологии, призванной разобраться в самых сложных жизненныхколлизиях, в "вихрях" и "водоворотах" человеческих страстей и деформаций,методологическая надежность имеет особое значение.

Есть четыре уровня методологии:уровень общенаучной методологии, частной методологии психологической науки,специальной методологии юридической психологии и уровень методики юридико-психологическогоисследования. Общая и частная методологии — общая основа любого познанияи психологического, в частности. Третий и четвертый уровни максимальноотражают ту своеобразную феноменологию, которая присуща только юридико-психологическойреальности и позволяют познавать и влиять на нее наиболее специфично ипрофессионально.

Общенаучные и психологическиепринципы. В психологической науке эти принципы разработаны в единомкомплексе, и юридическая психология использует их для решения стратегическихвопросов применительно к специфике юридико-психологической реальности.К. важнейшим из них относятся:

  • принцип объективности,обязывающийстроить систему научного знания строго в соответствии с объективной реальностью,отражать в ней только то, что действительно существует. Необходимо приниматьвсемеры для исключения влияния на научные знания пристрастий, личных взглядов,предубеждений, корпоративной солидарности, амбициозности и низкой подготовленноститого (тех), кто проводит исследования и претендует на вклад в созданиенаучной картины юридико-психологической реальности;
  • принцип детерминизма(причинности,каузальности), отражающий объективно существующие в мире причинно-следственныесвязи и предписывающий обнаруживать причины юридико-психологических явлений,а также рассматривать последние как причину тех или иных следствий в правовойсфере. Установление причин — важнейшее условие разработки конструктивныхпредложений по совершенствованию практики, в противном случае они будут"бить" по следствиям и ничего не улучшать;
  • принцип взаимосвязии взаимодействия вытекаетиз факта существования изучаемых явлений в окружении других, с которымиони связаны и взаимно влияют друг на друга. Если изучаемое психологическоеявление попадает в систему связей с другими психологическими или непсихологическимиявлениями, то оно как-то будет изменяется под их влиянием и в то же время,изменившись, окажет какое-то обратное влияние. В юридико-психологическойреальности трудно, даже невозможно, найти что-то, что можно понять изолированно,вне взаимосвязей с другими явлениями, условиями или событиями. Так, возникнув,скажем, под влиянием какой-то нормы права, юридико-психологическое явление(следствие) не пассивно следует ему, а меняет регулирующую силу нормы,увеличивая или ослабляя ее. Это необходимо учитывать при изучении психологическихявлений и их возможностей изменять правовые;
  • принцип системностиразвиваетпредыдущий и противостоит функционализму — упрощенному схематическому представлению,что психическая деятельность протекает как простая сумма отдельных, локальныхпсихических актов (например, познавательных или эмоциональных). Между тем,и сама психика системна и ее проявления системны. Так, ошибочно полагать,что наличие у человека какого-то качества (неуравновешенность, вспыльчивость,агрессивность, и др.) является причиной преступления. Преступления совершаютне какие-то отдельные качества, а личности. Преступление — всегда личностныйакт, в котором обнаруживается весь внутренний мир человека, санкционирующийпроявление каких-то "криминогенных начал" и регулирующий их проявление.Агрессивностью, например, обладают миллионы людей, но только малый процентих совершает преступления. Никакой поступок человека нельзя также понятьвне системы его жизнедеятельности — "цепочки" жизненных актов, объединенныхопределенной линией поведения в жизни, образа жизни, выступающих болеесложными системностями и влияющих на каждый поступок. Например, алкоголизм- не просто какой-то отдельный порок в организме человека. Это образ жизни,особая система жизненных ценностей, особый взгляд на мир, специфическоемировоззрение, психология. Алкоголизм не вылечить никакими уколами илипилюлями, не изменив психологию личности как системной целостности, невырвав "алкогольную душу". Научиться психологически влиять на человека- значит научиться влиять на его психику как систему, научиться оказыватьне разовые, а комплексные и системные влияния в соответствии с социальнымии юридическим целями и задачами;
  • принцип развитиявыражаеторганически присущие миру и психике динамизм и изменчивость, обнаруживающиесяв истории всего человечества, в жизни каждого человека и в каждом психологическомакте. Подобно тому как каждый индивид во время внутриутробного развитияв чреве матери за Девять месяцев анатомически и физиологически повторяетвесь путь эволюции человека от клетки до готового к рождению зародыша человека,так и ребенок, появившись на свет, в своем прижизненном развитии (онтогенезе)проходит психологическую эволюцию, во многом повторяющую, но в миллионыраз ускоренную, историю развития психологии человека от питекантропа досовременного. Только результаты психологического развития каждого человекадалеко не однозначны, индивидуализированы и в решающей степени обусловленыобстоятельствами истории его жизни и его собственной активности. Это относитсяпрактически ко всем психическим процессам, состояниям и свойствам человека.Поэтому к каждому человеку нельзя подходить с однажды сложившимися мерками.Психологическую данность надо рассматривать как срез на пути непрерывногоее изменения с определенными тенденциями, идущими из прошлого в будущее.Важно раскрыть именно их, понять движущие силы, найти при необходимостиспособы их изменений. Принцип развития — основа научного и практическогооптимизма, веры в возможность целенаправленного достижения прогрессивныхизменений психологии человека при решении задач укрепления правопорядка;
  • принцип взаимосвязипсихики и деятельности констатируетнеразрывность этих двух важнейших феноменов. Деятельность — продукт психологиичеловека. Психическая деятельность — внутренний план, детерминанта внешнейактивности. Через деятельность, при оперировании с объектами мира, действуя,человек не только обнаруживает свою внутреннюю сущность, но и раскрываетих свойства, недоступные нередко пассивному созерцанию. Например, свойствагорючести, хрупкости объектов обнаруживаются только когда их поджигаюти разбивают. Важно, что в деятельности психология человека не только проявляется,но и изменяется. Сознание, особенности психики человека, проявляясь и реализуясьв деятельности, испытывают обратное влияние со стороны ее характеристики слагаемых: объектов, условий, целей, мотивов, способов и др. Поучителен"эффект подмоченных штанов": человек, уважая себя, желая выглядеть достойнои быть оцененным другими, выходит на улицу, приодевшись, нагладившись иначистив обувь. Но на незаасфальтированной улице после дождя — грязь, лужи.Человек, тщательно выбирая места, прыгая с камешка на камешек, пытаегсяне замараться. Но вдруг неудача — нога соскальзывает и он по колено в грязи.Раздосадованный, махнув на все рукой, он, не разбирая уже дороги, начинаеттопать по лужам. Так нередко происходят серьезные перемены в людях, частов связи с неудачным соприкосновением с теми или иными элементами и представителямиправовой сферы.

Специальные методологическиепринципы юридической психологии. Специфика интегративности юридико-психологическихфеноменов (фактов, закономерностей, механизмов), их комплексная опосредованностьвсеми обстоятельствами жизни (политическими, социальными, материальнымии др.), в том числе правовыми, определяет существование особых, своеобразныхпричинно-следственных связей (в том числе устойчивых — юридико-психологическихзакономерностей), необходимость их раскрытия и принятия во вниманиепри решении прикладных вопросов. Эта необходимость находит выражение вспециальных методологических принципах юридической психологии, дополняющихобщие. В них воплощается и обобщается опыт юридико-психологических исследованийи удачных прикладных научных разработок.

Приниип психологическойспецифичности обязывает вскрывать в интегративных юридико-психологическихфеноменах и опосредованиях прежде всего "психологическую составляющую",ибо юридическая психология — отрасль психологической науки, это юридическаяпсихология,ане психологизирующая юриспруденция.

С претензией на психологическоеисследование, случается, выступают люди, подменяющее его другими подходами.Бывает, что так поступают психиатры, которым полезно скрыть свое амплуаи замаскироваться под доброжелательного психолога, ибо встреча с психиатрому любого человека вызывает настороженность. Психиатры и психологи — людиразных специальностей: первые — врачи, вторые — социальные работники; первые- специалисты по больной психике, вторые — по здоровой; первые — лечат,вторые — помогают; первые используют медицинские методы, вторые — методыпомощи, поддержки, обучения. Встречается еще подмена психологического исследованияпсихофизиологическим. Выше (§ 1.2), отмечено, что категория "психологическое"- родовая, содержание ее включает в себя "социально-психологическое" +"собственно психологическое" (психические процессы и качества) + "психофизиологическое".Сводить психологический подход к психофизиологическому — значит сводитьцелое к части, сложное к простому, причем такому, которое не имеет решающегозначения в облике личности, ее способностях к юридической деятельности,показателях успешности.

И психиатрический, и психофизиологическийподходы односторонни, ограничены, не отвечают психологической системностиличности, вместо личности характеризуют ее организм, биологизируют его,имеют склонность к парапсихологическим (околопсихологическим) выводам,мистификации (объяснения со ссылками на таинственные, иррациональные силыв человеке, фатально определяющие его особенности, поступки, судьбу).

Проводить психологическоеисследование и утверждать, что получены психологические данные, говорить,что выработаны психологические рекомендации — значит не сужать, не допускатьметодологических и теоретических извращений, а подходить к юридико-психологическойреальности во всей ее полноте, системно, изучать в личностной, социально-психологической,юридической, дея-тельностной обусловленности.

При раскрытии "психологическойсоставляющей", как показывает опыт, реализуются разные подходы:

  • психолого-иллюстративный- наиболее древний и изначально единственный, но встречающийся до сихпор даже в нормативных документах. Характерен тем, что в канву чисто юридическихрассуждений и анализов то и дело вкрапливаются психологические терминыи объяснения. Нередко используются выражения типа "психологи утверждают","как показали психологические исследования" и т.п., но при этом приводятсяабсолютно ненаучные пояснения либо ссылки на публикацию отдельного автора,отнюдь не отражающего мнение юридической психологии как систематизированногои проверенного научного знания;
  • психолого-комментаторский- характерен, как и первый, построением юридической логики рассуждений,но с основательным дополнением их психологическими пояснениями, более илименее отвечающими научной достоверности. К такому подходу склонны обычноюристы по образованию и образу мышления, но относительно подробно ознакомившиесяс основами психологии. Однако эти пояснения нередко страдают неточностями,"психологической школярностью": фрагментарностью, разорванностью, слабостямипсихологического мышления;
  • психолого-объяснительный- схож со вторым, но психологический комментарий компетентен. Такойподход реализуется обычно лицами с высокой психологической подготовленностью.Он имеет право на существование в юридической психологии, но имеет и недостатки.Обычно объяснения строятся на данных общей психологии, юридико-психологическуюспецифику не всегда удается выявить, а поэтому эвристические возможностиэтого подхода нередко ограничены;
  • психолого-феноменологический- это наиболее совершенный подход, позволяющий увидеть юридическуюреальность глазами специалиста с эрудицией в области юридической психологии.Подход ориентирован на выявление именно психологических феноменов и объяснениес помощью их юридической реальности. Скажем, проведение допроса процессуальносвязано с выполнением около 50 операций, например, в начальной стадии допросаследует: 1) представиться, 2) объяснить гражданину цель вызова, 3) удостоверитьсяв личности вызванного, 4) разъяснить вызванному его процессуальные праваи обязанности, 5) использовать начальную стадию допроса для оценки личностидопрашиваемого и т.д.

Используя два первых подхода,можно более или менее детально проиллюстрировать психологически каждуюоперацию, но можно поступить и иначе: рассмотреть допрос сквозь призмупсихологических феноменов его — психологического сценария допроса, психологическиобоснованного плана, формирования благоприятного психического состояниядопрашиваемого, установления психологического контакта, психологическогоизучения допрашиваемого, слежения за признаками его искренности и лживости,оценки занятой психологической позиции и избранной линии поведения и др.Такой подход позволяет лучше понять психологическое своеобразие изучаемогоюридического явления и вскрыть оригинальные, психологически специфичныеи ранее не используемые резервы улучшения дела.

Принцип юридическойспецифичности обязывает помнить, что подлинное юридико-психологическоезнание начинается, не когда "под" юридические действия и проблемы "подводятся"общепсихологические феномены и понятия, а только тогда, когда вскрываетсяименноюридическая специфика психологического, его изменения под влиянием юридическойреальности и обратное влияние на эту реальность. Это нелегкая задача,но, не решив ее, нельзя претендовать на подлинно профессиональное в юридическомплане решение психологических проблем в юридической системе. Чтобы бытьнастоящим юридическим психологом, недостаточно хорошо знать общую психологию,надо еще знать основы юриспруденции и хорошо разбираться в правоохранительнойпрактике.

Принцип психологическойцелостности, развивая первый и второй принципы, выражает необходимостьполного исследования мира как индивидуально-психологических, так и групповыхявлений практически при изучении почти каждого юридико-психологическоговопроса, аспекта или проблемы. Так, если изучается личность и делаютсязаключения о причинах ее поведения или о пригодности к работе и пр., тоникакие заключения не могут быть признаны достоверными, пока не будут изученыи оценены все свойства личности (например, направленность, характер, способности,темперамент), пока не будет проведено сопоставление их роли и значения.Психологически абсолютно ненаучно, изучив, например, только характерологическиеили только психофизиологические особенности, давать общие оценки личности.Или, изучая поступки, ограничиваться только изучением качеств личности,игнорируя ее психические состояния, социально-психологическую обстановку,в которой она находилась, и взаимодействия с ней. Подобного рода методологическиеупущения, к сожалению, нередки.

Один из примеров: криминологомизучаются личностные предпосылки преступлений. Для исследования отбираетсяконтингент, отбывающий наказания в колониях или содержащийся в следственныхизоляторах. Устанавливается, что обследуемые крайне раздражительны, неуравновешены,экстерио-ризированы, несамокритичны, озлоблены и пр. Делается вывод: таккак у них есть эти качества, они и совершили преступления, поскольку этикачества криминогенны. Вывод некорректный, ибо то, что обнаружено былопосле, переносится на то, что было, якобы, и до преступления. Совершенноигнорируется факт острых переживаний, разрушения жизненных планов, безрадостныхперспектив, резкого изменения всей обстановки и образа жизни, крайне тяжелойпсихологической атмосферы в группах заключенных и пр., что вызывает острейшийперелом в психике человека, радикальные изменения в ней, обусловливаетвозникновение новых психических состояний, меняющих всю картину проявленияпсихологии личности, которые и фиксируются методологически и теоретическислабо подготовленным исследователем.

Принцип конструктивности-предостерегаетот сведения исследования, представления его результатов к констатации фактов,к описательности и предписывает искать, обосновывать, экспериментальнопроверять пути совершенствования правовой реальности, практики деятельностиправоохранительных органов. Сила юридической психологии, потенции ростаее авторитета и значимости в правоохранительных органах связаны с полезностьюи эффективностью помощи практики.

Принцип гуманностии законности определяется самой сущностью права, правовой системы,задачами создания правового государства, необходимостью их совершенствованияв соответствии с желательными для будущего чертами и преодолением отживающих,противоречащих им. Все психологические исследования ведутся конструктивно,если предмет их познается и оценивается с этих позиций, а разработка психологическихусовершенствований направлена на их упрочение.

Методы и методика юридико-психологическогоисследования. В своей основе методы юридической психологии соответствуютобщепсихологическим.

Методика исследования- это способы и приемы конкретизации и реализации методов, их комплексирования,последовательности применения в соответствии со спецификой задач и предметаисследования и требованиями надежности, обоснованности и точности. Методыи методика нуждаются в адаптации к специфике юридико-психологической реальности,особенно методы сбора фактической информации — анкетирование, интервьюирование,психологическое наблюдение, хронометраж, неоконченные предложения, психологическийанализ и др. Имеется положительный опыт адаптации методов САН, Кеттелла,Розенцвейга и некоторых других. При отборе методов и их адаптации полезноиспользование "Матрицы методик" (A.M. Столяренко, 1982), разрабатываемойдля каждого исследования с учетом его юридико-психологической специфики.

Работа ведется в три этапа.На первом выделяется комплекс основных юридико-психологических феноменов,отвечающих теме, задачам, предмету, гипотезе, плану исследования и подлежащихизучению (а). Последовательными аналитическим шагами (б, в),базирующимисяна методологии (см. изложенные выше принципы), теории и изучении научныхпубликаций, имеющихся по проблеме, осуществляются структуризация и детализацияэтих феноменов, доходящая до операциональных (в), т.е. поддающихся надежномуизмерению психологическими методами. Предположим, надо изучить правосознаниеконкретного человека, но метода для этого нет. Приходится выделить в этомкомплексном феномене основные структурные блоки (б),например, правовыезнания, правовые убеждения, правовые ценностные ориентации, правовые отношения,правовые установки и др. Третий шаг (в) — уточнение: какие конкретно знаниянадо изучить, какие убеждения, какие ценностные ориентации и т.д. Такимобразом определяется "поле исследования", четко поделенное на "участки".

Второй этап — поиск ответана вопрос "как изучать?" Обращаемся к графе "Методы" (1). Решаем, допустим,использовать метод анкетирования. Вписываем его в графу и, просматриваяпоследовательно все "участки поля исследования", отмечаем в гр. 2-19. что с помощью этого метода можно изучить. Далее подбираем другие методы,содержащие возможности исследования выделенных операциональных элементовпредмета исследования. Подбор идет до тех пор, пока все позиции 2-19. не будут прикрыты, причем каждая, как минимум, дважды (обеспечение достоверности,взаимопроверка получаемых данных). При подборе предпочтение отдается наиболеевалидным, надежным, специфичным, экономным. Избыточные методы, наименеепродуктивные, требующие больших затрат времени и средств, в конце этапа,если это не снизит принципиально требование научности, исключаются. Остаетсядостаточный комплекс методов.

Третий этап — максимальновозможная адаптация намеченных методов к специфике проводимого юридико-психологическогоисследования. Матрица подсказывает содержание этой работы. Так, содержаниевопросов анкеты, ее структура и логика определяются набором и последовательностьюотметок в гр. 2-19. По отметкам то же делается при разработке методовпсихологического наблюдения и анализа и частично других. Этим достигаетсявзаимосвязь всего комплекса методик и соответственно научность получаемыхв итоге результатов.

Результат исследования всегданапрямую зависит от правильного подбора и разработки комплекса методик,а ошибки в этом приводят к квазинаучным выводам и рекомендациям. Так, еслипри изучении личности в системе права будут использованы только психофизиологическиеметодики, то личность покажется только психофизиологическим образованиеми невольно будет "научно доказано", что именно психофизиология имеет главноезначение в построении правового государства. Ориентация на методологиюи использование матрицы методик позволяет избежать грубых ошибок и в исследованиях,и в выводах.

1.5. История возникновения и развитияюридической психологии

Предпосылки и истоки возникновенияюридической психологии. В ряде учебников по юридической психологииее истоки прослеживают с античных времен. Анализируются тенденции в генезисеправового мировоззрения, цитируются высказывания Сократа, труды Демокрита,Платона, Аристотеля и других классиков античной эпохи по вопросам справедливостии правомерности, необходимости учета особенностей человеческой души. Однакоподобный подход к историографии расширителен, так как при его реализациипроисходит смешение трех различных по содержанию, хотя в определенной мереи взаимосвязанных, значений термина "психология": житейского (дона-учного),философского и конкретно научного.

Более правильным представляетсяанализ предпосылок возникновения юридической психологии начинать лишь стой эпохи, когда, с одной стороны, возникают реальные социальные потребностиучета в цивильном правовом регулировании психологического фактора, а сдругой — в различных науках и в правовой практике уже начинает накапливатьсяэмпирический материал, который "высвечивает" роль психологических явленийв правовой области. Таким историческим периодом является эпоха Просвещения.Именно тогда в научных дискуссиях закладывались основы рационалистическогоподхода к объяснению причин преступности, а также осуществлялся сбор эмпирическогопсихологического материала по деятельности суда и мест лишения свободы.

Преодоление теологическихи натуралистических взглядов на преступность осуществлено в трудах французскихфилософов-гуманистов Д. Дидро, Ж.Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье, М.Ф.А. Вольтера,К. Гельвеция, П. Гольбаха, где доказывалось, что право должно быть не волейправителей, а осознаваемой обществом мерой социальной справедливости, базироватьсяна идеях свободы личности и соблюдения ее естественных прав. Одновременноблагодаря научно-правовым разработкам итальянского юриста Чезаре Беккариа(1738-1794), заложившего основы рационально-юридической кодификации преступлений,и английского ученого Иеремии Бентама (1748-1832), создавшего "утилитарнуютеорию причин преступности", все больше стал возрастать интерес к изучениюфакторов преступности и личности конкретных типов преступников, влияниюна них следствия, судебного процесса и наказания.

Первыми монографическимиработами по юридической психологии традиционно считают публикации немецкихученых К. Эккартегаузена "О необходимости психологических познаний приобсуждении преступлений" (1792) и И.Х. Шауманна "Мысли о криминальной психологии"(1792). Однако интересные психологические идеи содержались и в трудах ихпредшественников. Так, французский юрист Франсуа де Питаваль в 1734-1743гг. издал двадцатитомный труд "Удивительные уголовные дела", где предпринялпопытку вскрыть психологическую суть преступных деяний. В монографии ДжонаГоварда "Состояние тюрем в Англии и Уэльсе" (1777), написанной на основеизучения значительного числа мест лишения свободы по всей Европе (более300, в том числе и в России), не только активно отстаивались идеи улучшениясодержания заключенных и соблюдения их прав, но и указывалась важностьизучения и учета в пенитенциарных учреждениях индивидуальных особенностейлиц, отбывающих наказания.

Среди отечественных ученыхXVIII столетия достаточно плодотворные в психологическом аспекте взглядысодержались в работах И.Т. Посошкова (1652-1726). Он, в частности, доказывалактуальность разработки классификации преступников по "степени испорченности",а также обосновывал психологически эффективные способы допроса свидетелейи обвиняемых. Другой прогрессивный деятель России той эпохи В.Н. Татищев(1686-1750) утверждал, что законы часто нарушаются по незнанию, а потомунеобходимо создавать условия их изучения с детства. В трудах М.М. Щербатого(1733- 1790) обращалось внимание на особую важность знания законодателями"человеческого сердца". Ф.В. Ушаков в трактате "О праве и цели наказания"(1770) предпринял попытку раскрыть психологические условия воздействиянаказания и, в частности, "исправительное доведение его до раскаяния".А.Н. Радищев (1749-1802) в работе "О законоположении" обосновывал мерыпо предупреждению преступлений, основанные на учете психологии личностипреступника (и прежде всего его мотивации).

Особеннрстью первой половиныXIX в. является рост публикаций о преступности и личности преступника,опирающихся на достижения естественных наук (анатомии, биологии, физиологии,психиатрии и др.). Таковы работы немецких ученых И. Гофбауэра "Психологияв ее основных применениях к судебной жизни" (1808) и И. Фридрейха "Систематическоеруководство по судебной психологии" (1835), а также публикации отечественныхученых А.П. Куницына, А.И. Галича, К. Елпатьевского, Г.С. Гордиенко, П.Д.Лодий по психологическому обоснованию меры наказания, исправления и перевоспитанияпреступников.

В первой половине XIX в.большую популярность получила френологическая (от греч. френ — ум)теория австрийского врача-анатома Франца Галля (1758-1828), пытавшегосядоказать прямую зависимость между психическими явлениями и внешними физическимиособенностями строения головного мозга человека (наличием выпуклостей,впадин и соотношений частей черепа). Последователи Галля пытались создать"френологические карты" для идентификации типов преступников. Пропаганда"френологической идеи" имела место и в России. Например, профессором Х.Р.Штельцером сначала в Московском (1806-1812), а затем в Юрьевском (нынеТартуском) университетах будущим юристам читался спецкурс "Уголовная психологияпо Ф. Галлю".

Апофеозом в развитии биологизаторскогоподхода к личности преступника явилось издание итальянским тюремным врачом-психиатромЧезаре Ломброзо (1835-1909) монографии "Преступный человек, изученный наоснове антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения" (1876), которыйразработал концепцию "прирожденного преступника", считая, что ему свойственныатавистические черты, роднящие с предками-дикарями. По мнению Ч. Ломброзо,типичный "прирожденный преступник" может быть распознан по определеннымфизиогномическим признакам: скошенный лоб, удлиненные или неразвитые мочкиушей, выпуклые скулы, большие челюсти, ямочки на затылочной части головыи т.д.

Отстаивание Ч. Ломброзо объективногоподхода к изучению личности преступников нашло активную поддержку со стороныученых многих стран мира, в том числе и в России (И.Т. Оршанский, И. Гвоздев,в ранних работах Д.А. Дриля). В то же время в силу отечественных социально-культурныхтрадиций и междисциплинарной ориентированности они сразу были подвергнутыкритике со стороны многих юристов (ВД. Спасович, НД. Сергиевский, АФ. Конии др.) и психологически ориентированных ученых (В.М. Бехтерев, В.Ф. Чиж,П.И. Ковалевский и др.).

На активизацию во второйполовине XIX века психологических исследований причин преступности и личностипреступника значительно влияли прогресс в области общественных и гуманитарныхнаук, актуальные запросы правовой теории и практики. Осуществляемые вомногих странах мира (в России с 1864 г.) судебные реформы, в результатекоторых в судопроизводстве утверждались принципы независимости и несменяемостисудей, состязательности судебного процесса и равноправия сторон, признаниявердикта суда присяжных и тд., создавали благоприятные условия для востребованностипсихологических знаний. С.И. Баршев в работе "Взгляд на науку уголовногозаконоведения" (1858) писал: "Ни один вопрос уголовного права не можетбыть решен без помощи психологии. и если судья не знает психологии,то это будет суд не над живыми существами, а над трупами". К.Я. Яневич-Яневскийв статье "Мысли об уголовной юстиции с точки зрения психологии и физиологии"(1862) и В.Д. Спасович в учебнике "Уголовное право" (1863) обращают вниманиена важность, с одной стороны, установления правовых законов с учетом природычеловека, а с другой — наличия у юристов психологической компетентности.

И.М. Сеченов (1829-1905)- лидер отечественных физиологов и одновременно основоположник объективногоповеденческого подхода в психологии как самостоятельной науки — в работе"Учение о свободе воли с практической стороны" доказывал, что "принудительныемеры в отношении преступников, базируясь на физиологических и психологическихзнаниях о внутренних закономерностях развития личности, должны преследоватьцель их исправления". В монографии отечественного психиатра А.У. Фрезе"Очерки судебной психологии" (1871) утверждалось, что предметом даннойнауки должно являться "применение к юридическим вопросам сведений о нормальноми ненормальном проявлении душевной жизни". В вышедшей в 1877 г. статьеюриста Л.Е. Владимирова "Психологические особенности преступников по новейшимисследованиям" констатировалось, что социальные причины преступности коренятсяв индивидуальном характере преступника, а поэтому требуются основательныепсихологические исследования. ДА. Дриль, имеющий и медицинское, и юридическоеобразование, в ряде своих публикаций 80-х годов прошлого столетия ("Преступныйчеловек", 1882; "Малолетние преступники", 1884 и др.) целенаправленно отстаивалмеждисциплинарный подход, доказывая, что право и психология имеют делос одними и теми же явлениями — законами сознательной жизни человека, апоэтому право, не обладая собственными средствами для изучения этого явления,должно заимствовать их у психологии.

В конце 80-х годов XIX столетияодну из наиболее теоретически глубоких типологий преступников (невменяемые,случайные, профессиональные) разработали профессор Санкт-Петербургскогоуниверситета И.Я. Фойницкий и его последователи (ДА. Дриль, А.Ф. Лазурский,С.Н. Познышев и др.).

Выяснение психологическихзакономерностей деятельности суда присяжных нашло отражение в публикацияхЛ.Е. Владимирова, А.Ф. Кони, AM. Бобрищева-Пушкина и многих других отечественныхученых1.

Среди активных сторонниковвнедрения в судопроизводство психологических экспертиз были юристы Л.Е.Владимиров, С.И. Гогель, психиатры В.М. Бехтерев, С.С. Корсаков и В.П.Сербский.

Ведя речь о значительномросте в России после судебной реформы 1864 г. интереса к психологическимзнаниям, следует отметить роль произведений отечественных писателей Н.Г.Чернышевского, Ф.М. Достоевского, а также журналистско-публицистическиетруды А. Семилужского ("Община и ее жизнь в русском остроге", 1870), Н.М.Ядринцева ("Русская община в тюрьме и ссылке", 1872) и П.Ф. Якубовича ("Вмире отверженных, записки бывшего каторжника", 1897). Публикации этих авторов,испытавших на себе мучения, связанные с пребыванием в местах лишения свободы,активизировали научные дискуссии о мотивах преступлений, о возможностии характере процесса исправления заключенных.

В зарубежных странах послевозникновения психологии в качестве самостоятельной науки2 многиеее теории стали активно востребоваться для объяснения причин преступности.Так, руководствуясь идеями Густава Лебона (1841-1931), который первымначал психологический анализ феномена "толпы" и выявил роль механизма "заражения",ряд ученых попытались развить их в своих концепциях, объясняющих причиныпротивоправных деяний масс. Габриэль Тард (1843-1904) в фундаментальныхтрудах "Законы подражания" и "Философия наказания", изданных в Париже в1890 г., доказывал, что преступному поведению, как и всякому другому, людимогут обучаться в реальном обществе на основе психологических механизмов"подражания" и "научения". Рассматривая преступников как своего рода "социальныйэкс-кремент", Тард утверждал, что юридические диспозиции должны строитьсяскорее на психологической основе, чем на посылке "о равных наказаниях заодинаковые преступления".

  • 1 Подробнее см.:Будилова Е.А. Социально-психологические проблемы в русской науке.- М., 1983. — С. 54-63.
  • 2 Историки психологиидатой ее возникновения как самостоятельной науки считают 187? г., когдаВильгельмом Вундтом в Лейпциге была создана первая экспериментальная психологическаялаборатория. В России первая подобная лаборатория была открыта в 1885 г.в Казани (руководитель В.М. Бехтерев), а до конца прошлого столетия онивозникли также в Киеве, Харькове, Одессе, Тарту, Петербурге, Москве, Львове(П.И. Ковалевский, И.А. Сикорский, Н.Н. Ланге, В.Ф. Чиж, С.С. Корсаков,А.А. Токарский).

На развитие социально-психологическогоподхода к изучению причин преступности значительное влияние оказали трудыфранцузского социолога Э. Дюркгейма (1858-1917). В России юристом Н.М.Коркуновым в "Лекциях по общей теории права" (1886) общество рассматривалоськак "психическое единение людей", а право трактовалось как инструмент обеспеченияопределенного порядка при возникновении конфликтов в межличностных отношениях.Социально-психологические взгляды развивались в трудах и таких отечественныхученых, как СА Муромцев, П.И. Новгородцев, М.М. Ковалевский, ИД. Кавелин,Н.Я. Грот, М.Н. Гернет, М.М. Исаев. Крупнейшим юристом начала XX столетияЛ.И. Петражицким (1867-1931) создана рационалистическая концепция "психологияправа", где право выступает как психическое явление.

Конец XIX — начало XX вв.знаменательны и тем, что появился ряд фундаментальных психолого-юридическихтрудов. Так, австрийский ученый Г. Гросс в 1898 г. публикует монографию"Криминальная психология". В. Штерн совместно с Г. Гроссом и О. Липманомв 1903-1906 гг. в Лейпциге издают специальный журнал "Доклады по психологиипоказаний". В России с 1904 г. под редакцией В.М. Бехтерева выпускался"Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма".

Для конца XIX — начала XXвв. характерна активизация усилий по изучению психологии лиц, отбывающихнаказания (в России — М.Н. Гернет, С.К. Гогель, А.А. Жижиленко, Н.С. Таганцев;за рубежом — И.Б. Горинг, В. Хилее и др.).

Учитывая наметившееся значительноерасширение круга психолого-правовых проблем, которые стали подвергатьсятщательному научному изучению, швейцарский психолог Эдуард Клапаред (1873-1940)вводит в 1906 г. обобщающий термин юридическая психология. В нейк тому времени четко обозначились три основных направления — криминальная,судебная и пенитенциарная психология.

В развитии и применении вюридической психологии метода эксперимента значительная роль принадлежиткрупнейшему отечественному психологу, психиатру и невропатологу В.М. Бехтереву(1857-1927). В опубликованной им в 1902 г. статье "Об экспериментальномпсихологическом исследовании преступников", а также спустя 10 лет в книге"Объективный психологический метод в применении к изучению преступности"пропагандировался комплексный подход к изучению преступного человека, втом числе с учетом генеалогической наследственности, влияния воспитания,среды жизни и особенностей генезиса самой психики. Его талантливый ученикА.Ф. Лазурский (1874-1917) не только разработал методику "естественного

эксперимента", но и создалтеорию личности, которая в качестве приложения содержала достаточнопродуктивную типологию личности преступников. В созданном в 1908 г. В.М.Бехтеревым Психоневрологическом институте работала специальная криминологическаясекция. В начале XX столетия во многих университетах мира юристам сталичитаться спецкурсы по юридической психологии в целом или по ее отдельнымотраслям. Например, Э. Клапаред в Женеве с 1906 г. вел "Курс лекций поюридической психологии", Р. Соммер в Гессене читал "Международный курссудебной психологии и психиатрии", а ДА. Дриль в Психоневрологическом институте- спецкурс "Судебная психология".

Основные тенденции в развитиизарубежной юридической психологии в XX столетии. В это время зарубежныеученые стали активно внедрять в практику правового регулирования методическиенаработки таких школ психологии, как психоанализ, бихевиоризм, психотехника.Благодаря исследованиям психоаналитиков Ф. Александера, Г. Штауба, А. Адлера,Б. Карпмена, Б. Бромберга и ряда других ученых была выявлена роль бессознательнойсферы личности в преступном поведении, а также доказано, что преступныенаклонности и стилевые особенности поведения делинквентов часто являютсяследствием ранней психической травматизации.

Заслугой представителей бихевиоризма(поведенческой психологии) является широкое изучение механизмов наученияпреступному поведению и активное внедрение в практику пенитенциарных учрежденийразличных программ "модификации поведения заключенных", направленных наих ресоциализацию.

В 20-30-е годы настоящегостолетия, руководствуясь методологическими ориентирами, сформулированнымиоснователем психотехники Гуго Мюн-стербергом (1863-1916), его последователистремились разработать и внедрить в правовую практику разноплановый психологическийинструментарий, в том числе для решения следующих узловых задач: для предупреждениянарушений права; по выяснению субъективного состава преступлений; по трактовкеюридических случаев (по принятию решения в суде), по психологическому обеспечениютруда сотрудников правоохранительных органов (разработка профессиограмм,профотбор, научная организация труда).

В XX в. за рубежом интенсивноразвивается диагностический инструментарий юридической психологии и преждевсего тестологический подход к изучению личности преступников. Создательодного из первых тестов интеллекта Альфред Бине применял его лишь при судебно-психологическойэкспертизе малолетних преступников, а в дальнейшем — для доказательствапредположения, что преступники обладают более низким уровнем умственногоразвития. Но в итоге было доказано, что уровень интеллекта у преступниковне ниже, чем у населения в целом.

Среди тестов цатопсихологическогохарактера в юридической практике нашли широкое применение методики какпо отдельным моторно-физиологическим и психическим процессам, так и поизучению интегральных личностных свойств (акцентуаций характера, делинквентныхспособностей, направленности личности и проективные тесты ("чернильныепятна" Г. Роршаха — 1921, "тематический апперцептивный тест" — ТАТ X. Морганаи Г. Мюррея — 1935, "портретная" методика Л. Сонди — 1945, методика "рисуночнойфрустрации" С. Розенцвейга — 1945, тест "цветового выбора" Ф. Люшера — 1948 и др.),а также многоцелевые личностные опросники (MMPI, CPI, EPI) и др. Значительнымдостижением в разработке психологического инструментария является созданиеметодики ассоциативного эксперимента, позволявшей выявлять правдивость/лживостьв показаниях преступников. В 70-80-х годах зарубежные ученые стали в исследованияхприбегать к компьютерному моделированию. Так, в изданной в России монографииамериканских ученых Т. Постона и С. Стюарта "Теория катастроф и ее применение"обсуждаются подходы и результаты моделирования групповых нарушений в тюрьме.

Для улучшения понимания сутиправовых норм и психологического обоснования путей совершенствования правовогорегулирования в последние годы разрабатываются и реализовываются методикиюридической герменевтики.

В области внедрения в правовуюсферу достижений психокоррекции и психотерапии в XX в. своеобразным полигономдля первичного апробирования их методик обычно служили пенитенциарные учреждения.

По данным аналитических обзоровпо юридической психологии, которые в 1994-1996 гг. делались Институтомимени М. Планка (Германия; Гельмут Кюри), в настоящее время только в странахЗападной Европы насчитывается более 3,5 тыс. психологов, непосредственноработающих в правоохранительных органах. Кроме того, существует значительноечисло специализированных научных центров и академических институтов, гдеведутся целенаправленные исследования по проблематике юридической психологии.Помимо интеграции усилий во внутригосударственном масштабе (прежде всегопутем создания профессиональных сообществ юридических психологов: 1977г. — в Англии, 1981 г. — в США, 1984 г. — в ФРГ и т.д.) в последние годынаблюдается тенденция к возрастанию контактов и связей на международномуровне (проведение кросс-культурных исследований, международных симпозиумови т.п.).

Развитие отечественнойюридической психологии в советский и постсоветский периоды. В Россиив первые 15 лет советской власти, в силу социального заказа и созданияорганизационно-институциональных условий для прикладных исследований, возниклиблагоприятные обстоятельства для развития практически всех направлений(отраслей) юридической психологии. Усилиями сотрудников возникших в 20-егоды во многих городах специальных кабинетов (в Саратове, Москве, Ленинграде,Воронеже, Ростове-на-Дону, Самаре и др.), а также созданного в 1925 г.в Москве Государственного института по изучению преступности и преступникане только был обеспечен значительный прирост психолого-юридических знаний,но и разработаны разноплановые средства исследования личности правонарушителейи воздействия на них.1 Среди наиболее значительных монографическихработ того периода следует отметить труды К. Сотонина "Очерки криминальнойпсихологии" (1925), С.В. Познышева "Криминальная психология: Преступныетипы" (1926), М.Н. Гернета "В тюрьме. Очерки тюремной психологии" (1927),Ю.Ю. Бехтерева "Изучение личности заключенного" (1928), А.Р. Лурия "Экспериментальнаяпсихология в судебно-следственном деле" (1928), А.Е. Брусиловского "Судебно-психологическаяэкспертиза" (1929).

  • 1 Подробнее см.:Поздняков В.М. Личность преступника и исправление осужденного (истори-ко-психологическийочерк). — Домодедово, 1998.

На состоявшемся в 1930 г.I съезде по изучению поведения человека юридическая психология уже признаетсяприкладной наукой, отмечаются заслуги ученых в разработке проблем криминальной,судебной и пенитенциарной направленности (А.С. Тагер, А.Е. Брусиловский,М.Н. Гернет и др.). Однако в дальнейшем (более чем на три десятилетия)исследования в области юридической психологии в нашей стране по политическимпричинам были прекращены.

Возобновились исследованияв области юридической психологии лишь в 60-е годы. Наибольшая активностьбыла проявлена в восстановлении научно-предметного статуса и проведенииисследований по судебной психологии (Ю.В. Ивашкин, Л.М. Корнеева, АР. Ратинов,АВ. Дулов, И.К. Шахриманян и др.). Преподавание ее в юридических вузахначалось в 1965-1966 гг., ее проблемы обсуждались на секциях III и IV съездовОбщества психологов СССР (1968 и 1971 гг.), а также на Всесоюзной научно-практическойконференции "Актуальные проблемы судебной психологии" (1971) и второй конференциив Тарту в 1986 г. В 1968 г. во ВНИИ Прокуратуры СССР под руководством А.Р. Ратинова начал работать психологический научно-исследовательский сектор,а в 1974 г. в Академии МВД — кафедра психологии управления. В 1975 г. вАкадемии был создан первый (и в течение 20 лет единственный) диссертационнныйсовет по юридической психологии, где было защищено более 10 докторскихи около 50 кандидатских диссертаций).

Однако стремление ряда ученых(например, А.В. Дулов, 1971) всю проблематику проводившихся в 60-е годыисследований по юридической психологии включить в состав лишь одной изее подотраслей — судебной — не разделялось многими учеными. Во второй половине60-х годов А.Д. Глоточкиным, В.Ф. Пирожковым, А.Г. Ковалевым была обосновананеобходимость автономного развития исправительно-трудовой психологии. Вэтот же период (60-е — начало 70-х годов) наблюдалась и тенденция активизацииизучения проблем, традиционно относимых к областям правовой и криминальнойпсихологии.

Реальная активность отечественныхученых привела к тому, что в 1971 г. Госкомитетом по науке и технике приСовете Министров СССР было принято решение о введении в реестр научныхспециальностей под номером 19.00.06 новой специальности — "юридическаяпсихология".

В последующее 20-летие развитияотечественной юридической психологии был значительно расширен диапазонисследований практически по всем ее важнейшим направлениям:

  • методолого-теоретическимпроблемам юридической психологии;
  • правовой и превентивнойпсихологии;
  • криминальной психологии;
  • психологии в следственнойи оперативно-розыскной деятельности;
  • судебной психологии и проблемсовершенствования судебно-психологической экспертизы;
  • исправительно-трудовой(пенитенциарной) психологии;
  • психологии управления вправоохранительных органах;
  • психологическом обеспеченииюридической деятельности.

С созданием и развитием сначала 90-х годов в правоохранительных органах психологической службы расшириласьпрактическая деятельность юридических психологов, приобретая прежде всегочерты комплексного подхода к разработке проблем психологического обеспеченияюридического труда.

История зарождения и развитияюридической психологии убедительно свидетельствует, что данная областьтеоретического знания и психопрактики становится весьма многоплановой ив перспективе будет еще более востре-буемой в правовой сфере и будет оказыватьна нее свое формирующе-гуманизирующее воздействие.

Тексты для

Кто из ученых прошлого разработал концепцию «прирожденного преступника»:

Ч. Ломброзо (1835-1909);

Франц Галль (1758-1828);

В. М. Бехтерев (1857-1927).

Какой ученый обосновывал меры по предупреждению преступлений, основанные на учете психологии личности преступника:

П. И. Ковалевский

Когда юридическая психология была признана прикладной наукой:

Какие из перечисленных задач призвана решать юридическая психология:

совместное с криминологами изучение личности тех, кто совершает преступление;

разработка профессиограмм правоохранительной деятельности юристов различной специализации для создания эффективной системы профессионального отбора;

исследование проблем правового сознания, разработка методов формирования правового сознания;

все ответы верны

Методологическая особенность юридической психологии выражается:

юридическая психология – это научно-практическая дисциплина, которая изучает психологические закономерности «человек-право»

юридическая психология исследует особенности функционирования психики человека в системе правовых отношений и в условиях юридической деятельности

юридическая психология как наука имеет свой предмет, теорию, методы и практические рекомендации

юридическая психология как научная дисциплина занимает промежуточное положение между юриспруденцией и психологией

Какое из перечисленных явлений определяет предмет науки юридической психологии?

изучение психологических механизмов развития личности подростка;

изучение психологических явлений расстройства

изучение психических явлений, механизмов, закономерностей, проявляющихся в сфере права

разработка социально-психологических основ профилактики преступлений.

В чем проявляется взаимосвязь юридической психологии с криминологией?

изучает сущность и общие закономерности возникновения, функционирования и развития психики;

изучает психическое развитие личности в процессе жизни;

изучает отклонения в развитии психики

изучает психические явления в процессе взаимодействия людей в социальной группе.

изучает закономерности развития преступности и ее предупреждения;

К основному свойству личности относится:

все ответы верны;

Какой из принципов юридической науки ориентирует юриста на поиск причин, побуждающих человека к противоправным действиям?

принцип единства сознания и деятельности

принцип личностного подхода;

принцип развития психики

Какой из перечисленных разделов не относится к юридической психологии?

Высшая форма психического отражения, свойственная только человеку, интегрирующая все другие формы отражения, называется:

Какой из методов позволяет обнаружить факт преступления, не обращаясь к прямым вопросам?

Выделите метод юридической психологии, не позволяющий получить знания об индивидуально-психологических качествах личности преступника:

Контакт в профессиональном общении – необходимое условие возникновения объединения партнёров, ему противодействует:

Подчёркивание непреодолимых границ между партнёрами

Интересом к партнёру и его проблемам

Что такое личность в понимании юридической психологии?

человек, обладающий необходимыми психологическими признаками, включенный в систему правовых отношений

любой человек, обладающий необходимыми психологическими признаками

человек, являющийся субъектом уголовного дела

индивид, имеющий криминальную направленность

Поведение индивида, отличающееся от общепринятых в обществе или группе норм, – это:

Что составляет психологическую структуру личности?

темперамент, задатки, интеллект

способности, темперамент, характер, направленность;

направленность, мотивы, потребности, задатки

совокупность моральных принципов, взглядов, убеждений

Сколько всего видов ощущений:

Какой из перечисленных факторов оказывает самое сильное влияние на личность?

нормы морали и права.

Какой из перечисленных критериев не относится к психологическим признакам личности?

качества, которые обеспечивают индивидуальность человека

элементы психики человека, обеспечивающие его основные жизненные перспективы, динамику его деятельности и поведения, своеобразие отношения к жизненно важным для него объектам, успешность в работе по достижению целей

преобладающее эмоциональное состояние человека

особенности типа высшей нервной деятельности человека

В чем суть правовой социализации личности

в усвоении личностью правовых ценностей, превращении их в нормы своей жизни и поведения;

в неодобрении законов, но подчинении им

в формировании привычек

в системе культурных и нравственных ценностей.

Как называется психологический критерий, по которому оценивается степень развития волевых черт, позволяющих достигать поставленной цели?

Совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, – это:

Укажите тип характера, указывающий на отношения с людьми:

Кто из психиатров ХХ века ввел понятия «экстраверт» и «интроверт»?

От чего зависит темперамент?

от типа высшей нервной деятельности

от физических способностей

от умственных способностей

все ответы верны

Кто ввел классификацию личности по темпераменту?

Какое понятие не относится к типам темперамента?

совокупность индивидуальных особенностей личности, характеризующих динамическую и эмоциональную сторону ее деятельности, а также поведение

включение человека в систему общественных социальных отношений, приобретение им социальных качеств для самостоятельной деятельности, которые наделяют его новыми субъективными характеристиками – он становится личностью

это особенности биохимического состава крови и типа нервной системы;

это система значимых отношений человека, придающая своеобразие его поведению

Как соотносятся задатки и способности человека?

Задатки – предпосылки развития способностей

Все ответы верны.

Задатки и способности тождественны

Задатки и способности человека не взаимосвязаны друг с другом

С позиции юридической психологии тип темперамента, характеризующийся легкой ранимостью и склонностью к глубоким переживаниям, способным привести к стрессовым и фрустрационным состояниям, присущ:

Курсовая работа: Преподавание психологии как науки — теоретической и прикладной

Тип: курсовая работа Добавлен 22:22:39 13 марта 2011 Похожие работы

Просмотров: 6535 Комментариев: 4 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно Скачать

1. Цели преподавания психологии в вузе

психология преподавание прикладной теоретический

Изучение студентами любой науки подчинено одной цели – научиться подходить к жизненным явлениям, к практическим задачам с научных позиций, т.е. со знанием дела, изученного всесторонне. Применительно к психологии это означает, что студенту ее нужно изучать с целью получения научной ориентировки в психологии человека, чтобы понимать и объяснять особенности ее проявлений в действиях, поступках, поведении реальных людей, и на этой основе научиться правильно взаимодействовать с ними в повседневной практике.

Эта цель хотя и общая и относится к изучению любой дисциплины, но касается она деятельности только студента: именно он должен стремиться к ее достижению. А что касается преподавателя, то его деятельность имеет свою специфическую, отличную от студенческой, цель. У студента цель – изучение науки, а у преподавателя – ее внедрение. Эти цели в конечном счете смыкаются. Но в момент их постановки они выглядят по-разному: студент нацелен на то, чтобы «взять знания» у преподавателя, – а последний нацелен «дать» ему эти необходимые знания и научить его пользоваться ими.

Изучая психологию, каждый студент независимо от его будущей профессии должен научиться мыслить психологически при анализе и оценке человеческих действий и поступков, при выявлении особенностей характера и способностей, темперамента и других свойств личности, социально-психологических явлений в обществе, коллективе, личном общении с другими людьми и т.д.

Таким образом, цель изучения студентом психологии и цель преподавания сходятся в конце обучения студента в его результате: в формировании у него умения практически руководствоваться научными психологическими знаниями при реальном взаимодействии с другими людьми, что, в свою очередь, как раз и предполагает формирование умения мыслить психологически.

Ставя перед собой цель преподавания тех или иных тем и разделов, необходимо учитывать особенности различных отраслей науки.

Так, теоретическую (общую) психологию принято называть – объяснительной, а прикладную психологию – практическим приложением этой теории к различным сторонам живой действительности: к фактам, событиям и явлениям психики. Однако прикладная психология тоже объясняет, но конкретные факты реальной психической жизни; социальная психология – явления общественной жизни, факты группового поведения; инженерная психология – особенности взаимодействия человека с техникой; педагогическая психология – факты, связанные с условиями эффективности обучения и воспитания; медицинская психология – психологические причины улучшения или ухудшения здоровья; военная психология – особенности поведения человека в опасных ситуациях боя и т.д. Так, задача у прикладной психологии тоже является объяснительной, как и у общей, теоретической психологии, но объяснительной по отношению к фактам своей сферы интересов, которые относятся к компетенции каждой прикладной отрасли психологии.

А что касается практического применения психологических знаний, то как для теоретической, так и прикладной психологии оно сводится к объяснению фактов, в одном случае – с точки зрения более общей теории психологии, а в другом – с позиции более узкой области знаний – конкретной теории прикладной психологии. Так, например, мотивы поведения человека вообще, т.е. любого человека, можно объяснить на основе общепсихологической теории о производности мотивов от потребностей, а мотивы постоянных рискованных действий летчика-испытателя нужно уже объяснять с точки зрения авиационной психологии, так как сами потребности здесь конкретные и специфические. И так во всем.

Теперь вопрос: можно ли считать практическим применением психологической теории, когда она служит прикладным отраслям психологии? От ответа на этот вопрос зависит цель преподавания этих прикладных наук.

Ответ на него должен быть положительным: да, можно считать это практическим применением теории, но к разрешению не практических, а теоретических вопросов. Распространяя, например, общую психологическую теорию деятельности на познание психологии развития и обучения (т.е. на сферу педагогической психологии) или на выявление закономерностей формирования личности ребенка в игровой деятельности (т.е. на сферу возрастной психологии), мы поступаем по сути дела так же, как и при применении законов биологии к объяснению явлений, изучаемых медициной или зоологией, законов математики к исследованию в области физики твердого тела и т.п. Кстати говоря, общая теория психологии может найти применение в теоретическом объяснении фактов не только в прикладных психологических науках, но и в других («чужих») науках, как, например, в педагогике или социологии.

Практическое применение психологической теории, общей или прикладной, к задачам теоретического исследования в других, смежных или несмежных, науках является одной из двух разновидностей применения теории психологии на практике. Одну можно назвать – применение для объяснения психических явлений. Другую – применение для преобразования психологических фактов, для изменения их, для коррекции, которое относится к компетенции практической психологии, научное название которой психотехника.

Как мы только что выяснили, положения прикладной психологии, наравне с положениями теоретической психологии, применяются для объяснения психических явлений. Но оказывается, что объяснение относится к фактам и явлениями уже существующим, но не к тем, которые наступят после соответствующих преобразований: обучения, воспитания, психокоррекции, психотерапии и т.п. Когда прикладная психология применяется для позитивного изменения фактов или для формирования необходимых новообразований, то такое ее применение является уже не только объяснением, а становится применением.

Таким образом, прикладная психология находит практическое применение двояким образом: для объяснения конкретных психологических явлений (теоретическая часть прикладной психологии) и для преобразования тех или иных сторон психики (практическая часть прикладной психологии, или психотехника).

Если преподаватель психологии в вузе озабочен развитием творческого мышления студентов и всячески способствует этому специальными интеллектуальными упражнениями, то это значит, что он занят не только теоретической психологией – обоснованием истинности теории, разъяснением ее постулатов, но и практической психологией, психотехникой, так как прикладывает свои усилия к реальному формированию навыков мышления, развитию способности решать мыслительные (аналитико-синтетические) задачи при опоре на материал теоретической психологии.

Таким образом, общей целью изучения психологии является формирование у учащихся (студентов) умения психологически мыслить, применяя свои психологические знания для научного объяснения фактов и явлений психики, а также для преобразования психики человека в интересах развития его личности (обучения и воспитания, формирования коллектива, психологической коррекции отклоняющегося поведения или психотерапевтического лечения нервно-психических расстройств и т.п.).

Данная общая цель, как мы указывали выше, должна подразделяться на ряд конкретных целей.

Одним из принципов выделения конкретных целей изучения психологии является принцип профессиональной ориентации студентов как будущих специалистов. С этой точки зрения всех студентов можно разделить на две большие группы: 1) большинство – это студенты непсихологических специальностей и 2) меньшая группа – это студенты-психологии. И для той, и для другой группы общая цель изучения психологии одна и та же, а что касается конкретных целей, то они разные.

Начнем рассмотрение цели изучения психологии большинством студентов, не собирающихся стать специалистами-психологами.

Если общая цель одна, т.е. формирование умения психологически мыслить, применяя теоретические знания к решению практических задач, то возникает вопрос: в каких действиях, входящих в профессиональную деятельность специалиста-непсихолога, потребуются эти знания и умение их применять? По мнению известного психолога Е.А. Климова, психологические знания нужны любому специалисту-непсихологу для «психологической грамотности», поскольку ему «приходится доводить идеи, замыслы, настроения до сознания других (искать взаимопонимание, обучать, руководить)». Не менее важно, считает он, также «хорошее регулирование собственного внутреннего мира и самосовершенствование на научной основе» 1. Поскольку последнее можно отнести не только к непсихологам, но в одинаковой мере и к специалистам-психологам, то целью изучения психологии студентами-непсихологами остается признать «психологическую грамотность для взаимопонимания, обучения, руководства», чем может быть занят любой специалист.

С этим можно согласиться, но следует уточнить, по какому признаку отнести человека к категории психологически грамотных в достаточной мере или к числу людей, недостаточно грамотных.

Границы достаточной грамотности в вопросах психологии могут быть лишь специфическими для каждой сферы профессиональной деятельности. Так, например, психологическая грамотность директора шахты, несомненно, отличается от психологической грамотности бригадира шахтеров. И не потому вовсе, что они по служебной иерархии стоят на разных ступенях, а в силу различия характера их деятельности: они решают разные задачи, в зависимости от которых анализируют и оценивают взаимоотношения людей, обучают и руководят ими. В самом деле, если директору шахты нужно найти взаимопонимание с экономистом и юрисконсультом при принятии хозяйственного решения, то у бригадира такая необходимость едва ли когда-нибудь возникнет, и для него быть психологически компетентным в этих вопросах нет особой нужды. Так обстоит дело с вопросом о границах психологической грамотности для любых других специалистов-руководителей разного профиля и разных сфер деятельности.

Теперь рассмотрим конкретные цели изучения психологии студентами психологической специальности. Общая цель – научиться психологически мыслить, естественно, относится к ним в еще большей степени, чем к специалистам-непсихологам. Без умения психологически мыслить психолог не состоится как специалист, тогда как для специалиста-маркшейдера или биолога-орнитолога такой недостаток не будет столь ущербным, если они отличные специалисты в своей области, хотя психологические знания и умение мыслить психологически, несомненно, прибавили бы им достоинств.

Однако наряду с общей целью изучения психологии у будущих психологов-специалистов разного направления (теоретического, прикладного, практического) тоже есть свои конкретные цели.

Так, психолог-теоретик, обучающийся, к примеру, на психологическом факультете МГУ, должен не только вооружиться академическим знанием психологии, но практически быть готовым вести научные исследования по фундаментальным проблемам психологии, тем самым расширяя горизонты самой науки. При этом он может позволить себе не быть специалистом в прикладной отрасли психологии и не уметь ничего выполнять с высоким мастерством в сфере практической психологии. Пусть такое допущение является крайностью (реально психолог-теоретик, конечно, многое умеет делать и практически), но оно явственнее демонстрирует специфическую цель обучения психолога-теоретика. Его задача – развивать науку дальше, владеть методологией и методикой научных исследований, уверенно ориентироваться в современном состоянии отечественной и зарубежной теоретической психологии, знать проблемы, исследования которых требуют интересы дальнейшего развития науки.

Какова конкретная цель обучения такого специалиста? Она, по существу, совпадает с общей целью изучения психологии как науки – научиться практически применять научные знания, уметь психологически мыслить, но для решения не столько практических, сколько теоретических задач. Ему надо научиться применять психологическую теорию не для преобразования, а для объяснения психических явлений, ранее не объясненных.

По-другому выглядит конкретная цель подготовки психолога, специализирующегося на прикладной психологии – педагогической, возрастной, правовой (юридической), инженерной, медицинской (клинической) и т.д., которая находит применение для объяснения явлений психики в узких, конкретных областях исследования, а в своей практической части (в психотехнике) – применение для преобразования психики. Такая двойственная роль прикладной психологии заставляет нас по-особому ставить перед собой и цель преподавания, и цель изучения ее студентом.

Представляется оптимальной такая постановка цели: формирование у обучаемых психологического склада мышления для анализа, оценки и объяснения психических явлений в избранной отрасли психологии, а также освоения ими психотехнических приемов и способов применения научных положений данной отрасли психологии к позитивному изменению психического в человеке. Так, студент-медик, готовясь стать врачом, изучает клиническую психологию для овладения методами психотерапевтического, психокоррекционного, психопрофилактического воздействия на больного с целью его исцеления; студент-юрист (будущий следователь, судья, прокурор и др.) применяет положения психологии для выявления причин и мотивов преступления или преступного поведения обвиняемого с целью правильного выбора исправительно-профилактических мер; будущий учитель любого школьного предмета овладевает умением анализировать психологические причины отставания ученика или, наоборот, успешной учебы по своему предмету, изучая каждого индивидуально.

При этом преподаватель психологии может строить свою работу так, чтобы общая цель преподавания – формирование психологического мышления достигалась главным образом на лекционных и семинарских занятиях; практические умения – на лабораторных и практических занятиях, а также во время учебной практики в школах, детских садах, на предприятиях и фирмах, в юридических консультациях, судах и прокуратурах, в медицинских клиниках.

Итак, действенность методики преподавания зависит в первую очередь от ясной осознанности цели преподавания и подчинения ей всей совокупности методических приемов.

2. Методические особенности преподавания теоретической психологии

Преподавание теоретической (общей) психологии и ее прикладных отраслей имеет свои особенности не только со стороны содержания, но и методики. Поскольку методика преподавания постоянно ищет наиболее доходчивые приемы и методы, то уже сегодня можно выделить ее некоторые методические особенности.

Рассмотрим их вкратце.

2.1 История психологии

История психологии – отрасль психологической науки, изучаемая на психологических факультетах университетов и академий. Но это не прикладная наука, а теоретическая, объясняющая современное состояние психологии на основе ее ретроспективного анализа. История психологии реконструирует процесс развития науки в его динамике, начиная с взглядов древних на психику (душу) и кончая сегодняшними научными представлениями о ней.

При изучении истории психологии студентам важно усвоить логику развития науки во времени, т.е. какие общественные потребности ее породили и как она помогла удовлетворить их. История психологической науки прослеживает и объясняет ее ход со времен древности до наших дней, позволяет глубже понять современные теории и гипотезы, учит подходить к ним исторически.

Понимание логики и истории развития науки помогает студентам проникнуться чувством оптимизма и уверенности в своих возможностях в овладении научными психологическими знаниями не только по литературным источникам, но и приходить к новым научным или практическим выводам в собственных исследованиях хотя бы в узких, прикладных областях научной психологии или в конкретных сферах практической психологии.

Поэтому преподавание истории психологии ни в коей мере не должно создавать у студента впечатления о «копаниях в далеком прошлом», не имеющем якобы значения для современности, а призвано помочь понять именно сегодняшние проблемы и теории, которые не могли бы быть решены без тех предшественников, которые вписаны в историю науки.

Таким образом, «трансформация научной мысли происходит закономерно. При всем многообразии отдельных гипотез, моделей, фактов, обобщений, которые запечатлеваются различными психологическими направлениями и школами, в этой полифонии и многокрасочности представлена постоянно звучащая «мелодия». Она проходит через всю историю науки. Это есть логика ее развития. Она охватывает устойчивые структуры этого развития, служит его осью» [2]. Изучая современную психологическую науку, человеку необходимо пройти по этой осевой линии. И тогда он не собьется с пути и пройдет до конца – до овладения научным психологическим мышлением.

Повышенного внимания и бережного отношения требует история развития отечественной психологии как в России до 1917 г., так и в современных условиях, которая мало известна рядовым психологам. Советский период получил некоторое освещение в научной исторической литературе1. Он известен по делам крупных отечественных психологов, имена которых названы во всех учебниках. С дореволюционной психологией в советское время студентов не знакомили, имена ученых в большинстве своем замалчивались. Более или менее подробно изучались психологические взгляды физиологов И.М. Сеченова и И.П. Павлова, упоминалось имя психолога А.Ф. Лазуровского, врача по образованию, руководившего лабораторией психологии в Психоневрологическом институте, созданном В.М. Бехтеревым. Имя самого В.М. Бехтерева становилось известно обычно в связи с рефлексологией, но почти не упоминались идеи В.М. Бехтерева о всестороннем (комплексном) изучении человека, получившие свое развитие в последующих исследованиях отечественных психологов. Более или менее известна деятельность психологов, продолжавших работать в СССР в 20–30-е годы (Г.И. Челпанов, П.П. Блонский, К.Н. Корнилов). Но в официальной (подцензурной) литературе сколько-либо подробно дооктябрьский и ранний послеоктябрьский периоды развития отечественной психологии до недавнего времени не анализировались.

Другое дело сейчас, когда появилась возможность изучить всю историю отечественной психологии после октября 1917 г. без каких-либо изъятий. Настала пора включить ее в учебные программы, по крайней мере в лекционные курсы для психологических факультетов вузов. Тем более что стали появляться публикации на эту тему.

Особенности истории психологии как науки теоретической, являющейся одновременно и исторической, и психологической, требуют от преподавателя и особого методического подхода к ее преподаванию. Существенное значение имеет последовательность преподавания двух теоретических дисциплин – общей психологии и истории психологии. Иногда история преподается раньше, иногда наоборот, а нередко они идут параллельно.

Если в лекциях по истории психологии излагаются взгляды, которые потом были преодолены как ошибочные, но современных взглядов на эти проблемы студенты еще не знают, то тогда у них возникают серьезные трудности в адекватном понимании логики исторического процесса развития науки. Они, не владея категориальным аппаратом современной психологии, не зная открытых на сегодняшний момент законов функционирования психологических механизмов и многого другого, лишены возможности критически воспринимать историческую информацию о сменявших друг друга теориях и взглядах разных психологов и психологических школ и со знанием дела подходить к оценке их места в истории науки, их вклада в прогресс психологической науки. Студентам бывает порой трудно понять, почему некая теория, казавшаяся когда-то прогрессивной, была впоследствии забыта и в современной психологии не играет никакой роли. Они не видят, например, принципиального различия в понятии рефлекса у Декарта и у Сеченова: в чем же суть новизны в рефлекторной теории И.М. Сеченова по сравнению с открытой в XVII в. Р. Декартом «рефлекторной дугой», произведшей, как зафиксировано в истории, настоящую революцию в психологии. Таких примеров можно приводить много. Они свидетельствуют именно о трудности усвоения истории психологии без предварительного знакомства с современными психологическими взглядами.

Если история изучается после общей психологии или хотя бы параллельно с ней, то данная трудность в значительной мере снимается. Для лучшего понимания исторической логики развития психологической мысли студенту постоянно нужно обращаться к современным теориям общей психологии, понять причины несостоятельности тех или иных теорий, взглядов, концепций, которых придерживались психологи прошлого.

Другая трудность в познании истории психологии связана с непониманием необходимости изучения давно забытых и порой абсолютно наивных психологических представлений древности и средневековья, равно как и некоторых современных теорий и направлений научной психологической мысли, которые признаны ошибочными или тупиковыми. Непонимание и недооценка роли правдивой истории для лучшей ориентировки в современности и прогнозирования будущего, а главное, для творческого усвоения объективных закономерностей общественно-исторического процесса развития психологии мешает формированию у студента действенной мотивации, не способствует появлению интереса к самостоятельной учебе, превращая ее в некое принудительное занятие, состоящее из «прохождения» учебной программы, выполнения контрольных работ и сдачи экзамена (зачета).

Чтобы помочь студенту направить свою мысль на анализ связи истории психологии как с общей психологией, так и с ее конкретными отраслями, можно использовать такое методическое средство, как проблемные учебные задачи. Вопросы в задачах ставятся так, чтобы, изучая историю психологии, студент обращался к современной теории и, наоборот, изучая общую психологию или другую современную отрасль психологии, сопоставил ее положения с тем, как они зарождались и развивались в истории науки.

Это поможет студенту понять смысл изучения не только современной, остро актуальной психологической теории, но и древней и ближней истории ее развития, понять объективную общественную востребованность каждой новой идеи, возникшей в истории науки и продвигавшей человечество вперед в объяснении психического.

По названным выше особенностям изучения истории психологии и трудностям ее усвоения студентами можно сделать однозначный вывод: управление учебной деятельностью студентов, начиная от слушания ими лекций и кончая самостоятельной работой, представляет для преподавателя специфическую методическую задачу. Удаленность во времени исторических фактов и в силу этого невозможность их непосредственного наблюдения оставляет для познающего субъекта «только один шанс» – понять историю силой мышления. Отсюда для преподавателя остается тоже «один выход» – управлять мыслительной работой студентов, предоставляя им для самостоятельного выполнения соответствующие учебные задачи. Да и лекции должны читаться не в манере поверхностного описания фактов, простого пересказа книжных текстов, а в стиле проблемного изложения, в рассуждающей манере. А что касается самостоятельной работы и последующего семинарского занятия, то лучше всего управлять тем и другим с помощью метода программированного обучения: составить серию проблемных вопросов (учебных задач), четко и однозначно ориентирующих студентов в содержании и логике учебного материала, изложенного в лекциях и рекомендованной литературе. На семинаре может быть развернута дискуссия по обсуждению содержания тех же вопросов, которые легли в основу самостоятельной работы и над которыми студенты уже размышляли.

Отсюда основная забота преподавателя в области методики преподавания истории психологии может быть выражена примерно в такой формуле: от проблемного изложения лекции – через программирование самостоятельной работы студентов – к творческой дискуссии на семинарском занятии.

Словом, лекции по истории психологии нужно стремиться превратить в разговор о современности на основе ретроспективного анализа пройденного ею пути, приведшего к нынешнему ее состоянию.

Конечно, большинству студентов не будут доступны оригинальные произведения по истории психологии, и, возможно, единственным источником знаний по предмету могут оказаться лекции преподавателя, поэтому его ответственность за их качество очень высока. Какие требования к лекции обязательно нужно соблюдать в расчете на крайне неблагоприятную для студента обстановку – отсутствие литературы, отвечающей требованиям учебной программы?

Во-первых, содержание лекции нужно стремиться скомпоновать так, чтобы в сжатой форме и строго логично были изложены основные вехи и этапы в истории психологии. Важно, чтобы студент видел в этих вехах ступеньки, ведущие вверх, к прогрессу науки.

Во-вторых, изложение исторической (хронологической) последовательности событий, связанных со значительными научными открытиями, нужно построить так, чтобы были видны логика их вызревания на базе предшествующих научных данных и объективная подоплека их появления именно в этот исторический момент. Важно, чтобы студент разглядел за хронологией событий не только и не столько связь времен, сколько движение научной мысли, подчиненной определенной логике и запросам общественной практики.

В-третьих, излагая историю психологии как определенную череду событий в развитии науки в логической и временной связях, преподавателю нельзя не помнить об изменении Научного содержания основных понятий (или категорий, как предельно широких понятий данной науки), хотя термины могут сохраняться прежние. Так, например, в разное время вкладывался разный смысл в толкование понятий рефлекс, образ, мотив, личность, инстинкт и т.д. Возможно, нужно будет посвятить одну из лекций специально понятийному анализу истории психологии, пользуясь последними публикациями в этой области.

В-четвертых, было бы очень хорошо, если бы преподавателю удавалось каждое значительное событие в науке, приведшее когда-то к принципиально новому выводу, показать в связи с современными взглядами на данную проблему.

2.2 Общая психология

Основной целью преподавания данного предмета является усвоение студентами общих закономерностей функционирования психики. Знание общепсихологической теории должно лечь в основу изучения ими конкретных прикладных отраслей психологии, в частности возрастной, педагогической, социальной и др. Усвоение современных достижений психологической науки позволяет студенту сознательно подходить ко всему тому, что предшествовало им, какие взгляды и теории возникали и почему, в какой мере они способствовали научному прогрессу.

Изучение общей психологии имеет методологическое значение для усвоения других учебных курсов психологического цикла, так как без знания общего невозможно разобраться в частном.

Отсюда следует, что при чтении лекций и организации самостоятельной работы с литературой нужно каждое новое для студента научное положение не только соотносить с наблюдаемыми в жизни психологическими явлениями, но и сравнивать с тем, как они объяснялись ранее и какое объяснение получили в современной общей психологии.

Тематику лекций целесообразно компоновать несколькими большими блоками, чтобы все многообразие содержания дисциплины могло быть изложено в этих блоках как совокупность основных проблем психологии, как система взаимосвязанных понятий. Тогда не нужно будет на лекциях подробно говорить о деталях, которые можно отнести на практические и семинарские занятия. Так, например, нет необходимости давать в лекции подробную характеристику каждого из психических познавательных процессов, но зато нужно показать их функции, обратив внимание студентов на взаимосвязь и взаимодействие между ними в ходе их функционирования. На последующих практических, семинарских и лабораторных занятиях они могут быть более детально изучены не только теоретически, но и экспериментально. При этом нужно учитывать профессиональные особенности студенческой аудитории. Например, на математическом факультете педагогического вуза можно более подробно изучить теоретические основы математических способностей школьников и вооружить будущих преподавателей методикой выявления и развития математических способностей детей.

Лекционный курс в зависимости от количества отводимых часов (для психологических и других, непсихологических, факультетов – они различаются довольно существенно) может быть разделен на блоки в разных вариантах. Так, вся проблематика общей психологии может быть разделена на пять, шесть или семь лекционных блоков в зависимости от количества часов и замысла преподавателя.

Встречаются такие варианты:

Введение в психологию. Личность и деятельность. Познавательные процессы личности. Эмоционально-волевая сфера личности. Психологические особенности личности (пять блоков);

Общая психология как наука, ее объект и предмет. Психология деятельности. Психические процессы, состояния и свойства. Психология личности и ее познавательная, эмоциональная, волевая сферы. Характер и темперамент. Способности и направленность личности (шесть блоков);

Психология как наука и ее основные отрасли. Психология деятельности. Психология личности. Познавательные процессы в деятельности личности. Эмоции и воля в деятельности. Психология развития, обучения и воспитания. Психология общения и межличностные отношения (семь блоков) и т.д.

Преподаватель, читая лекции по намеченным блокам, может на каждый из них отводить разное количество часов, смотря по тому, на чем он хочет сделать акцент. Например, будущим организаторам производства и руководителям коллективов, наверно, надо лучше познать проблемы психологии деятельности и межличностных отношений, а будущим учителям – проблемы личности, психологии развития, обучения и воспитания и т.д. На семинарских, практических и лабораторных занятиях должны отрабатываться те вопросы, которые лектор запланировал. Но при этом в отличие от лекций, носящих теоретический характер, они нацеливают на формирование у студентов умения использовать теоретические знания на практике для исследования и преобразования психологических фактов и тем самым научить их психологически грамотно ориентироваться в практических ситуациях.

И, конечно, как на лекциях, так и на других занятиях преподаватель стремится применять активные методы обучения и ставит цель – научить студентов мыслить психологическими категориями, анализируя научные и практические проблемы. Этой цели он может достигать с помощью проблемных вопросов и задач, которые он использует как в лекциях (для проблемного изложения), так и в качестве учебного задания студентам для самостоятельной работы и практических (семинарских, лабораторных) занятий.

Эти вопросы-задачи должны составляться так, чтобы ориентировать студентов на размышления над основными проблемами науки. Во-первых, на познание общих закономерностей психической деятельности; во-вторых, на понимание их применительно к реальным проявлениям психики в жизненных ситуациях; в-третьих, на историческую логику процесса их познания в науке. Таким образом, студенту удастся отойти от книжного текста, приблизиться к жизненным реалиям и научиться объяснять их с точки зрения тех теоретических положений, которые он узнал из лекции или прочитал в книге.

Ниже приводятся примерные вопросы и задачи для учебных заданий, рассчитанные в основном на активизацию мыслительных действий студентов. Они составлены в помощь преподавателю для решения педагогических задач: некоторые вопросы могут быть даны студентам в составе учебных заданий для самостоятельной работы с последующим обсуждением результатов этой работы на семинарском или практическом занятии. Часть вопросов, которые окажутся сложными для студентов, могут использоваться преподавателем в лекции, где студент и получит ответы на эти трудные для него вопросы. Более того, преподаватель может изменить редакцию вопросов или составить свои, исходя из конкретных учебных потребностей.

Итак, мы разобрали методику постановки и рассмотрения в лекции одного учебного вопроса или одной учебной задачи, решаемой проблемным методом. Поскольку вопрос о предмете психологии – это вопрос принципиальной важности и к тому же в его решении еще не поставлена окончательная точка, постольку методика его преподавания заслуживает особого внимания. Поэтому и все сказанное выше не нужно принимать за истину последней инстанции, а считать его приглашением к тому, чтобы изложение в лекции этого важного вопроса было творческим.

3. Методические особенности преподавания прикладной психологии

3.1 Возрастная и педагогическая психология

Эти две прикладные отрасли психологии, если их рассматривать вместе как единую учебную дисциплину, представляет собой применение общепсихологической теории для объяснения возрастного развития в детские годы (это наиболее исследованный отрезок жизни человека) и психологических условий эффективности обучения и воспитания человека.

Изучение этих наук имеет практическое значение для студентов, учителей и родителей, любого взрослого человека.

Студенту же любой профессиональной ориентации надо научиться использовать знания в данной области в будущей практической деятельности, чтобы разбираться в психологических особенностях людей разных возрастов и оказывать на них воздействие при организации игровой и учебной деятельности, а также развитии лучших черт личности в деятельности.

Усвоение законов возрастного психического развития человека в онтогенезе позволяет учителю целенаправленно строить педагогическую работу по формированию (обучению и воспитанию) школьников, перевести ее на рельсы научности, превратить во многом стихийный процесс в управляемый. Такое знание нужно и любому родителю.

Коротко остановимся на методических особенностях преподавания возрастной и педагогической психологии.

Эти две отрасли психологии могут представлять один или два самостоятельных учебных предмета. Методика преподавания зависит от того, изучаются ли они как один учебный предмет или как два разных. Для психологических факультетов педагогических вузов они составляют две самостоятельные дисциплины, а для других (для непсихологических факультетов педвузов и для студентов непедагогических вузов) возрастная и педагогическая психология обычно преподается как единая дисциплина. А какова должна быть методика преподавания, становится ясно при раскрытии содержания этих отраслей психологической науки.

Возрастная психология как самостоятельная отрасль психологической науки изучает возрастную динамику психики человека. Как сказано в «Кратком психологическом словаре» (1985), «фактически совпадает с содержанием педагогической психологии; в своём историческом развитии они практически неотделимы друг от друга. Реальное единство возрастной и педагогической психологии объясняется общим объектом изучения – развивающимся и изменяющимся в онтогенезе человеком, который в возрастной психологии выступает в динамике в закономерностях возрастного развития, а в педагогической психологии – как обучающийся и вос-питуемый в процессе целенаправленных действий педагога». В других источниках возрастная психология фактически сводится к детской психологии, т.е. их содержание совпадает. Например, в упомянутом «Кратком психологическом словаре» статьи о детской психологии нет, а о возрастной имеется, тогда как в «Психологическом словаре» (1996) ничего не сказано о возрастной психологии, но зато есть большая статья о детской психологии. [2] Получается, что детская и возрастная психология – понятия взаимозаменяемые. Еще более показательно название учебника детского психолога Л.Ф. Обуховой: «Возрастная (детская) психология» (2006), т.е. по существу отождествляющее их [5].

Эти два взгляда на содержание возрастной психологии (один из них отождествляет его с содержанием педагогической психологии, а другой – детской) нельзя считать противоречащими друг другу по существу. Они представляют лишь взгляды на одно и то же с разных сторон. Тем не менее первую точку зрения (о совпадении содержания возрастной и педагогической психологии) трудно принять безоговорочно (возможно, по этой причине в том же словаре более позднего издания [3] эта мысль не повторяется (см. ниже). Лучше, видимо, сказать не о совпадении содержания этих двух отраслей психологии, а об их тесной, органической взаимосвязи: педагогическая психология строит свои исследования в согласии с законами возрастного развития психики, изучаемыми в возрастной психологии. А что касается второго взгляда, сведения возрастной психологии к детской, то это объясняется просто: в настоящее время исследованным в достаточной мере как теоретически, так и экспериментально можно считать только развитие в детском возрасте. Поэтому говорить о возрастной психологии в строго научном смысле можно лишь как о детской психологии. Однако это вовсе не означает, что в более зрелом возрасте развитие психики отсутствует.

Такую особенность нынешнего состояния возрастной психологии как отрасли психологической науки преподавателю приходится учитывать и разъяснять студентам, что различие в позициях разных авторов говорит отнюдь не об ошибках кого-то из них, а свидетельствует о непрекращающемся движении научной мысли. Подтверждением этому является как раз новый подход к определению предмета данных отраслей психологии, реализованный во 2-м, расширенном, исправленном и дополненном издании названного выше «Краткого психологического словаря» (2008), в котором разведены возрастная и педагогическая психология, рассмотренные в двух самостоятельных статьях.

Воспользуемся приводимыми там дефинициями. «Возрастная психология – отрасль психологической науки, изучающая закономерности этапов психического развития и формирования личности на протяжении онтогенеза человека от рождения до старости» [3; 4]. В этом определении нет ограничения психологией только детских возрастов.

Далее читаем: «Педагогическая психология – отрасль психологии, изучающая психологические проблемы обучения и воспитания» [3; 4].

Если ведется ее преподавание как единой учебной дисциплины с возрастной психологией, то методика строится на показе взаимосвязи процесса обучения и воспитания с процессом развития психики. Тогда развитие психики в детских возрастах будет преподнесено как психологическая основа организации учебной деятельности учеников, постановки развивающего обучения, которое оказывает воспитывающее влияние на личность, развивая ее в интеллектуальном и нравственном отношениях. Если преподавание ведется раздельно, то возрастная психология, конечно, будет целиком и полностью излагаться как наука о возрастном развитии психики не только в детстве, но и в юношеском, молодом, зрелом возрасте, в старости и позже. (Кстати говоря, в делении возрастных периодов за пределами детства в современной психологической науке нет единства точек зрения, что лишний раз свидетельствует о недостаточной исследо-ванности проблем возрастной психологии.) В ракурсе возрастной психологии может быть рассмотрено соотношение развития и обучения (три точки зрения на этот вопрос: а) независимость развития и обучения друг от друга; б) зависимость обучения от развития; в) зависимость развития от обучения. При переходе к педагогической психологии преподаватель может опереться на эти положения как на известные студентам, лишь слегка напомнив их.

В методике преподавания возрастной и педагогической психологии очень важно оттенить психологический аспект обучения и воспитания, показывая его отличие от педагогического. Нужно постоянно подчеркивать, что если педагогика отвечает на вопросы «как обучать» и «как воспитывать», то психология, опираясь на закономерности психического развития человека, объясняет, «почему обучать и воспитывать нужно именно так», т.е. научно обосновывает приемы и методы педагогики, которые накоплены в эмпирическом опыте поколений и впервые обобщены в педагогике Я.А. Коменским в его труде «Великая дидактика» (1636–1638) и развиваются последующими представителями педагогической мысли.

Такое подчеркивание психологического аспекта обучения и воспитания оказывается необходимым для усвоения психологического смысла этих процессов, так как у студента с детских дет прочно укоренилось представление об обучении и воспитании как о воздействии на учащегося и воспитуемого только извне, со стороны родителей, учителей и вообще всей образовательно-воспитательной системы, а о том, что при этом происходит самое главное – внутреннее, психологическое преобразование личности обучаемого и воспитуемого, – никто не говорил, потому что психологию раньше не изучали. К такому одностороннему, только педагогическому представлению об обучении и воспитании должно прибавиться психологическое: внешнее воздействие может дать эффект только тогда, когда оно учитывает внутренние условия и достигает психологических изменений в личности.

Возрастная и педагогическая психология как прикладные отрасли психологической науки служат как для объяснения конкретных психологических фактов в области своей научной компетенции (т.е. фактов развития, обучения и воспитания), так и для их преобразования (т.е. для организации реального процесса обучения и воспитания в соответствии с законами развития). Это значит, что студентам нужно овладеть методами научного исследования фактов с целью их объяснения (например, чтобы узнать, чем объясняется трудность усвоения одних знаний и легкость усвоения других или какие причины лежат в основе успешного воспитания ребенка в период подросткового кризиса и т.д.). Кроме этого, он должен уметь применить психологические знания для преобразования обнаруженного факта, т.е. знать методы формирующего эксперимента.

Так как мы имеем дело с прикладными науками, то серьезное внимание должно быть уделено методам и приемам практического обучения посредством проведения семинаров-практикумов, семинаров-дискуссий, «деловых игр», «мозговой атаки»,

«круглых столов» и применения других активных методов, стимулирующих собственные самостоятельные мыслительные и практические действия студентов.

Лекции и различные формы практических занятий с применением названных активных методов должны обеспечить творческое усвоение теоретических и практических проблем возрастной и педагогической психологии всеми студентами – будущими педагогами.

Чтобы запрограммировать учебные действия студентов, ориентировать их мышление на основные вопросы изучаемых курсов, нужно составить серию учебных задач (заданий с вопросами, требующими активного мышления).

Ниже приводится примерный набор таких учебных заданий, которые студент должен научиться выполнять.

3.2 Социальная психология

В методике преподавания социальной психологии не может не учитываться относительная молодость этой науки. Первые упоминания о ней относятся к началу нашего века, когда первые попытки создания социально-психологической теории предпринимались представителями психологической школы в социологии (Г. Тард, Г. Лебон, У. Макдугалл, С. Сигеле, Э. Дюркгейм). И вышедшая в 1908 г. книга Макдугалла (английского психолога, работавшего позже в США) «Введение в социальную психологию» была первой публикацией по социальной психологии. Поэтому иногда эту дату (1908) считают началом истории социальной психологии. В попытках найти некие всеобщие законы, позволяющие объяснить социальные явления (например, истоки солидарности и сплоченности людей), ученые изучали поведение толпы, факты заражения, имитации и подражания, «коллективные представления», «законы духовного единства» и т.п. Но при этом законы социальные подменялись или подчинялись законам психологии, личность растворялась в человеческой общности, теряя способность самостоятельно действовать и принимать решения.

Постепенно пришло понимание, что надо изучать личность, но не изолированно, а в связи с другими людьми в группе, в процессе взаимодействия людей с группами и внутри групп, рассматривать черты личности как производные от взаимоотношений человека с социальными группами. Уже тогда было признано, что личность нельзя изучать вне социальной среды. Однако само понятие социальной среды было тогда настолько узким, что не охватывало взаимоотношения людей за пределами малой группы, т.е. относилось только к группам, где взаимоотношения сводились к контактам непосредственным, «лицом к лицу». А само общество в свете таких представлений трактовалось как совокупность психологических связей. Таким образом, социальные отношения полностью психологизировались, что не позволяло понять подлинные отношения личности и социальной среды, всесторонне изучить личность как продукт общественных отношений в широком смысле слова.

На Западе (в США, Англии, Германии, Франции, Японии) в 20-х годах социальная психология становится ведущим направлением в психологической науке. Исследования и положительного, и отрицательного влияния первичных групп на своих членов, на их деятельность, на производительность труда людей, на трудовую дисциплину и изучение вообще роли психологических факторов в современном производстве, в частности неформальных отношений в группе и т.д., – все это имело большое практическое значение. Особо активизировались исследования социально-психологических явлений (процессов группового развития) в годы второй мировой войны (сплоченность и боеспособность подразделений, устойчивость внутригрупповых связей в условиях воздействия на них экстремальных ситуаций боя и т.д.). Исследования психологии групп вышли за рамки чисто научных поисков и стали широко использоваться в управлении промышленностью, в подготовке персонала, научной организации труда, комплектовании рабочих бригад, научных групп, в создании управленческих структур и т.п.

В нашей стране судьба социальной психологии была драматической. В самом начале, в 20-х годах, рефлексология пыталась представить социальную жизнь как совокупность рефлексов («суперрефлексов»), затем был фактический запрет на психотехнику, а значит, и на любые прикладные психологические исследования, в том числе на социально-психологические, а с 1936 г. в связи с критикой педологии и вовсе стала невозможной какая-либо прикладная психологическая наука. Гораздо позже, уже в 50-е годы, из-за искусственной, административной «павловизации» психологии социально-психологическая проблематика тоже не могла стать полем исследований уже по другой причине: она стала «непсихологичной», так как не приходила ни в какое соприкосновение с физиологией высшей нервной деятельности, физиологической функцией мозга. Таким образом, все те годы (начиная с 20-х) в стране практически отсутствовали исследования социально-психологических явлений, а само понятие «социальная психология» употреблялось только с прилагательным «буржуазная».

Только в 60-х годах социальную психологию признали как науку (и то вначале многие авторы избегали данного термина, а называли науку «общественной психологией») и появились первые публикации (отечественная и переводная): Б.Ф. Поршнев (1966), Б.Д. Парыгин (1967), Т. Шибутани (1969–1998) и др. И только тогда термин «социальная психология» был признан, а с самой науки было снято клеймо «буржуазной науки», «служанки империализма».

Таким образом, отечественная социальная психология начала развиваться как самостоятельная прикладная отрасль психологической науки только немногим более 30 лет назад, и естественно, что в ее развитии еще много белых пятен. Нет ничего удивительного в том, что до настоящего времени не прекратились научные споры о ее предмете. Нет пока и общепринятого определения социальной психологии как науки, не очерчен тот круг проблем, который всеми специалистами был бы признан как относящийся бесспорно к ее компетенции.

Поэтому при самостоятельном изучении литературы студент может встретиться с разными, иногда взаимоисключающими точками зрения на один и тот же вопрос, потому что наука находится в состоянии развития. Однако для начинающих изучать социальную психологию данное обстоятельство может создать определенные трудности, которые нужно учитывать в методике преподавания.

Что можно посоветовать студенту и преподавателю?

Во-первых, разнообразие мнений, толкований, объяснений одних и тех же явлений, разные подходы к их классификации ни в коем случае не должны его смущать. Наоборот, обнаружив такое разномыслие, нужно внимательно сопоставить каждое мнение одно с другим, попытаться понять аргументы и принять решение, которое наиболее импонирует. Такой подход будет означать самый эффективный способ познания истины, существенно превосходящий простое запоминание одной-единственной и бесспорной точки зрения. Так что не нужно огорчаться при обнаружении различия в объяснении некоторых социально-психологических явлений, а скорее радоваться, что есть повод поразмышлять и выработать свой собственный взгляд на проблему.

Во-вторых, в методическом отношении будет полезно, если преподаватель перечислит имеющиеся в научной литературе разные точки зрения со своими комментариями, что станет для студента ключом для серьезной и увлекательной работы по анализу проблемы.

В-третьих, в учебных заданиях студенту будут даны и такие задачи, для решения которых нужно разобраться в нескольких точках зрения на одну и ту же проблему. Эти примеры подскажут студенту, как сопоставлять и анализировать различные теоретические подходы к ней, какую из имеющихся научных позиций поддержать и почему. Из приведенных ниже вопросов самый первый как раз относится к этой категории.

Но как бы то ни было, современная отечественная социальная психология развивается вполне успешно и в теоретическом, и в прикладном аспектах, о чем свидетельствуют новые публикации последних лет (Андреева Г.М., 2010; 2008; Петровский А.В., 2009; Донцов А.И., 2007 и др.), а также множество прикладных работ («Введение в практическую социальную психологию», 2006; различные руководства по практической психологии по работе с коллективами школьников, группами взрослых, групповым тренингам и т.д.).

В методическом плане будет целесообразным экскурс в историю науки, что положительно скажется на мотивации учебной деятельности студентов и будет способствовать сознательному отношению к изучению науки.

Для самостоятельной работы студентам можно предложить следующие учебные задания, обсуждение которых можно проводить на семинарских и практических занятиях, для чего включать их в планы и сценарии дискуссий, «круглых столов», «деловых игр», «социально-психологических тренингов» и т.д. Некоторые из вопросов и задач, вероятно, потребуют от преподавателя предварительного разъяснения в лекции. Это, например, относится к первому заданию о предмете социальной психологии.

3.3 Медицинская психология

Медицинская психология олицетворяет связь психологии с медициной, особенно с такими ее областями, как психиатрия, неврология, нейрохирургия.

Предмет медицинской психологии в настоящее время еще не получил четкого и однозначного определения. Некоторые считают, что понятия «медицинская психология» и «клиническая психология» тождественны. Другие видят в них разницу и разводят их (см.: Карвасарский Б.Д. Медицинская психология. – Л., 2008; Психологический словарь. – М., 2006). В перечне научных дисциплин, вошедших в «Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования», есть учебная дисциплина под названием «Клиническая психология» (150 часов), но предмета под названием «Медицинская психология» в этом перечне нет. Однако такая отрасль знаний есть, и студенты психологической специальности ее уже практически изучают. Что касается клинической психологии, то, если судить. по ее содержанию, раскрытому в государственном стандарте образования, она должна изучаться студентами-медиками, а не психологами, ибо последние по профилю своей работы не имеют дела с больными, находящимися на стационарном лечении (в клинике, больнице).

Мы будем исходить из понимания, что медицинская психология представляет собой самостоятельную учебную дисциплину, и ее содержание не тождественно содержанию клинической психологии.

Однако предмет медицинской психологии различные авторы, признающие ее самостоятельной научной отраслью, определяют по-разному.

В учебном пособии для студентов медицинских институтов «Медицинская психология» (авторы Н.Д. Лакосина, Г.К. Ушаков. – М., 1984) приводятся четыре точки зрения на данный вопрос. Одна из них: медицинская психология – это основы традиционной психологии, ориентированной на студентов-медиков и врачей. Другие авторы содержанием медицинской психологии

считают психологический анализ природы болезней, в первую очередь нервно-психических. Третьи исследователи медицинскую психологию отождествляют с общей психопатологией, т. ел предмет этой научной дисциплины видят в изучении психических болезней и только.

Подвергнув аргументированной критике эти мнения, авторы | высказывают свою, четвертую по счету, точку зрения на предмет медицинской психологии. Они считают, что эта научная, дисциплина изучает «многообразные особенности психики ‘ больного и их влияние на здоровье и болезнь», «системы психологических целебных влияний, в том числе «систему врач – пациент», и при всей своей важности медицинская психология «вне общей медицинской практики… не только беспомощна, но 1 и неприемлема», считают авторы.

Таким образом, авторы относят к предмету медицинской психологии психику только больных людей «в условиях пользования медицинской помощью», а вне медицины ее не мыслят. И вполне логично они выводят отсюда, что медицинская психология – это отрасль не психологии, а медицины («самостоятельный раздел медицинских знаний»), изучающая «психологические проблемы, возникающие у больных людей». Думается, что это определение больше подходит к клинической психологии. Для преподавания в медицинских институтах такое понимание предмета данной учебной дисциплины, возможно, оправданно, но для специалистов, работающих с людьми не только больными, но и здоровыми, в частности для практических психологов и социальных педагогов, содержание ее видится несколько иным. Оно должно быть, образно говоря, менее медицинским и более психологичным. Ведь социальный педагог – практический психолог работает главным образом не с больными (хотя и с ними), а с людьми трудоспособными или пенсионерами, практически здоровыми. Основная задача психолога – сделать так, чтобы больных становилось меньше, заниматься собственно психологической работой среди населения – психогигиеной, психопрофилактикой заболеваний, психологическим консультированием, психологической реабилитацией перенесших острые психологические травмы и прошедших стационарное лечение, а также психотерапевтическими процедурами при неврозах, остаточных проявлениях острых реактивных психозов, обострениях психопатии, отклоняющемся поведении подростков и т.д.

Практический психолог, обладающий знаниями в области медицинской психологии, способен своевременно распознать начальные симптомы нарушения психической деятельности под воздействием психотравмирующих факторов и вовремя оказывать психологическую помощь, уметь диагностировать своевременно психогенные заболевания и, в случае необходимости, направлять страдающих нервно-психическими расстройствами к психиатру. Практический психолог все должен сделать для того, чтобы различного рода психические травмы не приводили к острым или затяжным недугам, не доводить до необходимости вмешательства медицины.

Исходя из таких соображений, следует рассматривать медицинскую психологию, изучаемую в немедицинских вузах, не как отрасль медицинских знаний, а как отрасль психологии, что отражено в психологической литературе.

Однако и среди психологов нет единства мнений относительно предмета этой научной дисциплины, как, впрочем, нет и не было какого-либо обсуждения данной проблемы в среде психологической научной общественности.

В настоящее время можно встретить несколько различных точек зрения на содержание медицинской психологии как отрасли психологической науки, которые стоит проанализировать, чтобы прийти к определенному выводу и уже исходя из него попытаться очертить круг вопросов для изучения студентами-психологами.

Все авторы психологических изданий выражают в целом одну и ту же мысль, пусть разными словами, что медицинская психология – отрасль психологии, использующая психологические закономерности в диагностике, лечении и профилактике заболеваний. Расхождения начинаются там, где рассматриваются вопросы содержания и задач научной дисциплины, ее задач. Первое разногласие возникает, когда перечисляют заболевания, в диагностике, лечении и предупреждении которых используются психологические знания. В некоторых учебниках и учебных пособиях речь идет о тех заболеваниях, которые изучаются нейропсихологией, т.е. о нарушениях высших психических функций из-за локальных поражений мозговых структур, но подробно о самих заболеваниях обычно ничего не говорится. Иногда авторы, говоря о заболеваниях, которые входят в круг интересов медицинской психологии, ограничиваются термином «разные болезни», видимо, подразумевая, что у всех болезней есть психологическая «сторона», которую и должна изучать медицинская психология. Так же, вероятно, считают и те авторы, которые, как уже отмечалось выше, в содержании медицинской психологии видят две взаимосвязанные области исследований: одна связана с проблемой влияния на психику патологических изменений в соматических процессах, а у второй основной проблемой является влияние психических состояний на соматические заболевания, короче говоря, опять имеются в виду все существующие болезни.

Все эти мнения (они высказываются в издаваемых ныне учебниках и психологических словарях, поэтому и приходится здесь говорить о них) нельзя считать неверными, ибо психологические закономерности можно использовать при изучении и лечении всех болезней, если от них страдает личность, а в ней все взаимосвязано – душа и тело, психика и организм. Однако, считая все эти мнения верными, приходится в то же время констатировать, что они разные в частностях и слишком общие в принципе, а поэтому создают определенную трудность при попытке однозначно обозначить предмет медицинской психологии как учебной научной дисциплины, преподаваемой в педагогическом вузе или университете для студентов-психологов и других немедицинских специалистов. В структуру медицинской психологии включен ряд разделов, среди которых наиболее общим является клиническая психология. К интенсивно развивающимся областям медицинской психологии отнесены психогигиена, психофармакология, психотерапия, психическая реабилитация и вся психокоррекционная работа. Таким образом, авторы1 сделали существенный шаг вперед в выяснении предмета медицинской психологии, выделив из нее клиническую психологию, которая по своему содержанию относится целиком и полностью к компетенции медицинских специалистов, а все то, что выходит за ее пределы, но входит в содержание более широкой области – медицинской психологии, должно изучаться, помимо медиков, и психологами.

Остается уточнить, какого рода заболевания должен уметь психолог предупреждать, диагностировать и лечить, каких больных он должен уметь реабилитировать, какие проблемы психогигиены, психопрофилактики, психокоррекции, психофармакологии могут и должны входить в круг интересов и забот практического психолога.

Прежде всего надо признать, что всеми болезнями, даже психическими, требующими длительного и глубокого лечения в условиях стационара, психолог заниматься не может и не будет. Его профессиональный долг – бороться за психическое здоровье людей, предупреждая нервно-психические расстройства здоровых, проводя психогигиеническую и психопрофилактическую работу, улучшать психическое состояние и самочувствие больных, осуществляя психодиагностическую и психотерапевтическую работу с ними, направляя в случае необходимости некоторых из них к психиатру. Отсюда вырисовываются те объекты, на которые должны направляться усилия психолога как специалиста в области медицинской психологии. Это личности с нервно-психическими расстройствами и психогенными заболеваниями, но не нуждающиеся в стационарном лечении и сохраняющие трудоспособность, а также личности, уязвимые к психотравмирующим воздействиям, психопатические и акцентуированные личности и некоторые другие. Соответственно может быть очерчен круг болезненных отклонений в психическом состоянии и поведении этих людей, определен перечень конкретных заболеваний, которыми должен будет профессионально заниматься психолог. Этот перечень болезненных состояний психики или болезненных отклонений в поведении может быть более или менее обширен, но число болезней, относящихся к компетенции психолога, не столь велико. Другими словами, одна и та же болезнь может по-разному проявляться в поведении или временном психическом состоянии человека и создавать впечатление не об одной, а о нескольких разных болезнях. Поэтому целесообразно назвать конкретные болезни и их симптомы, на которых можно учить студентов распознаванию и диагностике заболеваний, а затем и лечению или оказанию другой помощи психокоррекционного характера.

Итак, какие заболевания, или пограничные между патологией и нормой психические состояния, или болезненно отклоняющееся поведение личности могут быть названы в качестве объектов интереса студентов как будущих практических психологов? С этой точки зрения можно отнести к компетенции медицинского психолога (в частности, практического психолога школы как специалиста в области медицинской психологии) следующие заболевания и пограничные состояния: психогенные расстройства у детей и подростков, у их родителей и учителей, психопатии и акцентуации характера и темперамента у детей и подростков как крайние варианты нормы, создающие группу риска, чрезвычайно уязвимую по отношению к психотравмирующим воздействиям.

Достаточно широкое распространение в современной жизни получили психогенные заболевания детей и взрослых. «Одна из тенденций текущего столетия – неуклонный рост частоты нервно-психических заболеваний, относящихся к пограничным состояниям, психогенным расстройствам, – пишет врач-психиатр, доктор медицинских наук В.А. Гурьева. – Основной причиной их возникновения являются «психические переживания», «моральные потрясения», «удары судьбы», эмоциональное перенапряжение – стресс». И она, как специалист, профессионально занимающийся проблемами психопатологии подросткового возраста, отмечает, опираясь на большой статистический материал, что среди наиболее уязвимых групп «на первое место уверенно выходят дети и подростки» 1, так как именно они в первую очередь страдают от неблагоприятной обстановки в семьях (конфликты, разводы, недостаток культурных семейных традиций, наркомания, алкоголизм, судимости, отказы от детей, лишение родительских прав и пр.) и от трудностей переходного периода в развитии навдего общества (дети бомжей, преступников, ставшие социальными сиротами при живых родителях, дети-беженцы из горячих точек и т.д.). В этих условиях работа с детьми и подростками, страдающими психогенными заболеваниями, а также с их родителями и учителями становится одной из важнейших задач школьного психолога. Больным детям он должен помочь в лечении, а со взрослыми ему надо заняться медикопсихологическим просвещением, проводить психогигиеническую работу. Не исключено, что родители и некоторые учителя сами нуждаются в психотерапевтической помощи, так как могут сами страдать психогенными расстройствами, осложняющими их общение с нервнобольными детьми и тем усугубляющими состояние последних.

Практическому психологу – нынешнему студенту надо быть готовым к тем достаточно распространенным случаям, когда взрослый (родитель или учитель), сам страдающий психогенным заболеванием (чаще всего неврозом), вполне искренне не считает себя больным и столь же искренне убежден, что «эти дети» действуют ему «на нервы», тогда как дело может обстоять как раз наоборот или, по крайней мере, они действуют друг другу «на нервы» взаимно. Кому от этого плохо? Конечно, обеим сторонам, но детям гораздо хуже, тяжелее.

Нигде в психологической литературе, предназначенной для студентов психологических специальностей, не говорится о психогенных заболеваниях, которые в большинстве случаев переносятся на ногах (без обращения к услугам медицины и без потери взрослыми трудоспособности), но именно с ними постоянно приходится иметь дело практическому психологу. Он должен уметь распознавать людей, страдающих такими недугами, по определенным особенностям их поведения, по бросающимся в глаза необычным психическим состояниям (чрезмерного возбуждения или, наоборот, угнетенности), правильно диагностировать болезнь, выбрать адекватный метод психологической помощи таким людям, в том числе направить на консультацию к психиатру, психоневрологу и другим специалистам.

Другая группа людей, нуждающихся во внимании психолога, – психопатические личности (психопаты), которые не являются в полном смысле психически больными, а отличаются от большинства людей дисгармоничностью характера (патологические характеры или аномальные варианты личности). Это следствие неравномерного развития свойств характера, отмечаемого еще в детском возрасте (из-за врожденной неполноценности нервной системы или ранних органических повреждений головного мозга, а также патогенных воздействий социальной среды в виде неправильного воспитания, хронических патогенных факторов и т.п.). Психопатии разных типов. (их условно делят на 8 типов) отличаются от психических болезней (дефект личности не нарастает), от неврозов (не вылечиваются, т.е. необратимы) и от олигофренов (интеллект сохраняется и может иметь нормальный и даже высокий уровень) и от психопатоподобных состояний (последние возникают в течение жизни и представляют стойкие аномалии характера, вызванные травмой головного мозга, шизофренией, инфекционными болезнями и т.д.). Известный отечественный психиатр П.Б. Ганнушкин создал учение о пограничных (между нормой и патологией) состояниях, к которым относится и психопатия.

Дисгармоничность характера психопата – это дисгармоничность личности, когда затрагивается преимущественно эмоционально-волевая сфера при сохранности интеллектуальной сферы или происходит неравномерное развитие свойств характера (недостаточность одних и преобладание других).

Практическому психологу надо знать об особенностях психопатических личностей по ряду причин. Во-первых, они более подвержены психотравмирующим воздействиям, а значит, психогенным заболеваниям. Во-вторых, некоторые типы психопатов (возбудимые, истерические, параноические) могут создавать дискомфортные условия в коллективе, конфликтные ситуации, вносить элементы неустойчивости в психологический климат внутри группы и т.д. В-третьих, психопатические личности (особенно дети) нуждаются в дружелюбном, теплом, искренне внимательном отношении к себе, в строго индивидуальной организации их деятельности как в воспитательных, так и в профориентационных целях.

Таким образом, от практического психолога требуется психогигиеническая, психопрофилактическая и специфическая воспитательная и профориентационная работа по адаптации психопатических личностей к социальной среде. Кроме того, знать особенности психопатов необходимо и для того, чтобы не спутать их с больными, страдающими психогенными (неврозами разной формы) и психопатоподобными заболеваниями, которых надо лечить психотерапевтическими средствами.

Итак, практическому психологу, в отличие от врача, придется заниматься не с теми, кто нуждается в обязательной медицинской помощи, а главным образом с теми, кто подвержен психотравмирующему воздействию неблагоприятных факторов, легко поддается психогенным заболеваниям или уже страдает ими, а также с психопатами, занимающими пограничное положение между здоровыми и больными.

Таким образом, медицинская психология как научная дисциплина, изучаемая студентами – будущими практическими психологами, могла бы иметь своим содержанием вопросы диагностики, лечения психотерапевтическими средствами и профилактики нервно-психических заболеваний, протекающих вне медицинского (врачебного) вмешательства (до или после прохождения лечения в медицинском учреждении), а также меры психогигиены и психологической реабилитации выздоравливающих психических и соматических больных.

Другой проблемой, не нашедшей однозначного решения в психологической науке, является проблема структуры медицинской психологии как отрасли психологии.

Одни авторы вообще эту проблему обходят – Р.С. Немов, а также М.И. Дьяченко и Л.А. Кандыбович, авторы минского издания «Краткого психологического словаря» (М., 2008), другие включают в состав медицинской психологии нейропсихологию, патопсихологию и все медицинские науки (от педиатрии до психиатрии), так или иначе используемые медицинской психологией в клинической практике (см., напр.: Психологический словарь. – М., 2006).

Анализ приведенных точек зрения показывает, что нужна новая классификация составных компонентов учебной научной дисциплины «медицинская психология».

Во-первых, патопсихологию в составе медицинской психологии рассматривать нелогично, так как она как самостоятельная теоретическая и экспериментальная отрасль психологической науки создает научную базу для психиатрии и медицинской психологии и не может включаться в состав последней как одной из прикладных отраслей этой же науки. То же самое можно сказать о нейропсихологии, хотя выводы о возможностях коррекции нарушенных высших психических функций могут находить непосредственную реализацию в медицинской психологии (в психокоррекционной работе). Но самое главное, эти две теоретические и экспериментальные отрасли психологии обеспечивают фундаментальными научными знаниями прикладную отрасль – медицинскую психологию.

Во-вторых, нелогично в составе медицинской психологии рассматривать и психиатрию, которая является отраслью клинической медицины. В то же время медицинская психология как учебная дисциплина не может преподаваться без привлечения клинических данных, накопленных в психиатрической науке и практике.

Следовательно, ни одна из отраслей психологической или медицинской науки не может быть целиком и полностью включена в состав медицинской психологии, как бы она ни была тесно с ней связана. У медицинской психологии как прикладной науки свой специфический предмет, свои проблемы, задачи и свое содержание.

Предметом медицинской психологии как прикладной отрасли психологической науки можно считать психологические воздействия, оказывающие травмирующее или исцеляющее влияние на человека, т.е. психотравмирующие и психотерапевтические факторы.

Теоретическое содержание медицинской психологии составляют те отрасли психологической науки, которые изучают аномальные состояния психики (патопсихология, нейропсихология, специальная психология), а также некоторые отрасли медицины (психиатрия, неврология и нейрохирургия), изучающие психосоматические проявления различных болезней, психологические последствия травм и болезненных поражений структуры мозга, исцеляющий эффект психологических воздействий на больного.

Прикладной аспект медицинской психологии заключается в использовании научных психологических и медицинских знаний для диагностики, лечения и предупреждения (профилактики) заболеваний нервно-психического характера.

Основными разделами медицинской психологии являются: психотерапия, психофармакология, психопрофилактика, психокоррекция, психогигиена, а также психотоксикология.

Содержанием деятельности практического психолога по применению знаний в области медицинской психологии станут:

а) изучение психических состояний людей подведомственной

организации, учреждения, территории; выявление и диагностика нервно-психических заболеваний психогенного (или соматогенного) происхождения;

б) проведение психотерапевтических, психокоррекционных

мероприятий с нервно-психическими больными, направление

их, в случае необходимости, в лечебные учреждения на консультацию к психиатру и другим специалистам;

в) организация психогигиенической, психоконсультативной и психопрофилактической службы и пропаганда ее работы среди населения, а также проведение медикопсихологического просвещения;

г) использование психофармакологических средств, выписанных врачом, для лечения больных, страдающих неврозами разной формы, психогенными психозами, а также психопатоподоб-ными состояниями при пониженной трудоспособности;

д) выявление запущенных форм неврозов и других психогенных заболеваний и организация медицинского контроля, на правление на лечение амбулаторно или в стационаре.

Здесь впервые употреблено ранее не встречавшееся понятие «психотоксикология». Это понятие обозначает раздел медицинской психологии, изучающий проявления и способы лечения психических нарушений, вызываемых химическими (ядовитыми) веществами, именуемыми психотомиметиками или галлюциногенами (т.е. вызывающими галлюцинации). Эти вещества способны даже в крайне ничтожных дозах повреждающе действовать на мозг, вызывая психические расстройства (галлюцинации, бред, общее психомоторное возбуждение). Известны случаи применения этих веществ в качестве наркотиков. Значит, есть тут проблема для медицинской психологии и практических психологов.

А теперь, перечислив вопросы, которые должна изучать медицинская психология, можно предложить систему проблемных задач, которые по замыслу преподавателя могут использоваться по-разному: или в проблемной лекции, или в учебных заданиях студентам для самостоятельного изучения литературы или подготовки к семинарским, групповым занятиям.

3.4 Юридическая (правовая) психология

Юридическая психология – наука, изучающая явления и закономерности психической жизни людей, связанные с применением правовых норм и участием в правовой деятельности. Иначе говоря, это наука о психологии правоприменительной деятельности и ее субъектов, т.е. сотрудников правоохранительных органов. Юридическая психология в системе государственного образования изучается в юридических вузах и на юридических факультетах университетов. Она также преподается в вузах правоохранительной системы, экономических и управленческих учебных заведениях. Цель преподавания этого предмета студентам-юристам ученые-правоведы видят в формировании психологической культуры юриста, которая повышает эффективность юридической деятельности, способствует ее гуманизации. «Психологическая культура юриста предполагает, – пишет один из авторов, – наличие у всех работников юридических органов системы психологических знаний, а также навыков и приемов, которые обеспечивают высокую культуру общения». Словом, речь идет о вооружении юристов психологическими знаниями, поскольку в их деятельности на первом месте стоит работа с людьми, и для ее успеха нужно знать психологию этих людей.

Курс юридической психологии преподается также в некоторых гуманитарных вузах, не входящих в систему государственного образования: студентам, специализирующимся по практической психологии для работы в области социальной защиты, производственной педагогики, бизнеса (менеджмента и маркетинга). Причем здесь ее изучение строится на базе общей психологии и других отраслей психологической науки, которые тоже преподаются в указанных вузах, и особенно большой набор психологических дисциплин, конечно, у будущих профессиональных психологов. Поэтому в программу курса юридической психологии для студентов-психологов не входят общепсихологические вопросы, тогда как для студентов других, непсихологических специальностей они составляют примерно половину содержания учебного предмета.

Можно предположить, что при дальнейшем продвижении страны по пути к правовому государству юридическая (правовая) психология будет преподаваться во всех вузах, где изучается право.

В пособии, адресованном студентам-психологам, нет необходимости копировать содержательную сторону учебников по юридической психологии, рассчитанных на студентов-юристов. Дело в том, что при изучении этого предмета основное внимание студент-психолог должен уделять не теории психологии, а психологическому анализу различных ситуаций, реально складывающихся в процессе правоприменительной деятельности. Этим он подготовит себя к выполнению функций консультанта или эксперта, оказывающего психологическую помощь блюстителям закона при следственных действиях, в оперативно-розыскной работе, в деятельности по охране общественного порядка, в судебном разбирательстве и т.д.

Иначе говоря, если при изучении юридической психологии главным для студента-юриста является получение знаний о психологии людей, его потенциальных клиентов, то для студента-психолога главное – это познание психологического содержания деятельности юриста. Для этого ему надо быть компетентным если не в юриспруденции, то по крайней мере в юридической психологии.

С учетом этого и составлены основные ориентирующие проблемные вопросы и учебные задачи.

Решая предложенные ниже учебные задачи, студент-психолог будет мысленно видеть себя на месте то следователя, то судьи, то подсудимого, то свидетеля, то инспектора угрозыска, то адвоката, то прокурора и т.д. Такая ролевая метаморфоза нужна потому, что изучать юридическую психологию придется, главным образом, по учебной и специальной юридической литературе, адресованной студентам-правоведам, где описываются функциональные обязанности профессионалов, выполняющих различные виды правоприменительной деятельности (следователя, судьи, прокурора, адвоката и т.д.). Вот и нужно психологу образно представить конкретную деятельность по ее описанию (мотивы, цели, средства и способы действий, желаемый или реально достигаемый конечный результат деятельности) и принимать решение за юриста по методу мысленного диалога: «Как бы я поступил в данной ситуации?»; «Что с психологической точки зрения целесообразнее: согласиться с ответом допрашиваемого или промолчать?»; «Почему свидетель не дает нужных показаний, хотя явно осведомлен в вопросах, которые ему задает судья? Не хочет? Не уверен? Боится кого-то или чего-то?». Разбираясь в различных правовых ситуациях и поведении участников действий в этих ситуациях, психолог ищет ответы на возникающие проблемы с точки зрения законов психологии, которые он знает как профессионал, а сами ситуации студент может черпать из учебной и научной юридической литературы, художественных (лучше всего – детективных) произведений или из самой жизни.

Конечно, лучше всего было бы изучать предмет, пользуясь учебником «Юридическая психология», но, во-первых, такие учебники вне юридических вузов трудно найти, а во-вторых, в них конкретные правоприменительные деятельности описаны не столько в психологическом, сколько в юридическом ключе, так что психологию все равно придется в эти описания «вносить» самому психологу. Тем не менее по учебникам «Юридическая психология» любого издания гораздо лучше можно познать психологические аспекты деятельности юриста, чем по другим, «чисто» юридическим книгам.

Еще раз подчеркнем: главное для психолога, выступающего в роли консультанта или эксперта по психологическому объяснению поведения, действий и деятельности людей, подвергающихся правовому разбирательству, – это знание психологической структуры деятельности юриста, выполняющего разные профессиональные функции. Зная деятельность и опираясь на принцип деятельностного подхода, он всегда сможет квалифицированно решать такого рода задачи.

Итак, студентам-психологам предлагается проанализировать приводимые ниже правовые ситуационные задачи, представляющие модели реальных ситуаций (умышленные и неумышленные противоправные действия, казусы, неосторожные действия, нанесение вреда под воздействием непреодолимой силы и т.д.), а также ситуации, где требуется психологическая оценка неверного толкования правовой нормы и совершения из-за этого противоправного действия или нанесения вреда, влекущего за собой привлечение к уголовной или административной от-ветственности; Все ситуации в задачах относятся к категории случаев, подпадающих под те или иные нормы права (статьи закона), по которым предусмотрено наказание или оправдание, так что студент должен быть уверен, что все действия с правовой точки зрения соответствует закону, хотя по существу могут иногда с морально-этической стороны показаться несправедливыми или просто вредными. Такую оговорку я здесь делаю для того, чтобы показать: от психолога требуется знание не юридической (соответствует или не соответствует закону), а только психологической стороны явления, так как конкретную статью закона ему подскажут (ему ее знать необязательно, хотя и небесполезно).

1. Лысенкова С.Н. Когда легко учиться. – М., 2011. – 144 с.

2. Ляудис В.Я. Методика преподавания психологии. – М., 2009. – 77 с.

3. Ляудис В.Я. (ред.). Формирование учебной деятельности студентов. – М., 2009. – 240 с.

4. Ляудис В.Я., Негурэ И.П. Психологические основы формирования письменной речи у младших школьников. – М., 2008. – 150 с.

5. Маркова А.К. Усвоение школьниками коммуникативной функции языка // Вопросы психологии. – 2011. – №4. – С. 21–32.

6. Матюшкин А.М. Проблемные ситуации в мышлении и обучении. – М., 2007. – 208 с.

Мухина В.С. Возрастная психология. – М., 2007. – 432 с.

7. Мюнстерберг Г. Основы психотехники. – М., 2006. – 352 с.

8. Мюнстерберг Г. Психология и учитель. – М., 2007. – 320 с.

9. Немов Р.С. Психология: Учебник: В 3 кн. Книга 1. Общие основы психологии. – М., 2008. – 688 с.